X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«В монастыре соединяет Христос» (часть 1)

«В монастыре соединяет Христос» (часть 1)

Каждый человек служит Богу на своем месте — кто-то печет хлеб, кто-то лечит людей, а кто-то строит храмы и утешает болящих. Брат Георгий Юркевич крестился в 32 года, на послушание в наш монастырь пришел почти спустя десять лет, но успел принять участие в строительстве храма в честь святителя Иоанна Шанхайского и стать частью большой монастырской семьи.

«За тебя кто-то молится…»

— Наверное, ничего случайного в жизни не бывает. В памяти всплывают фрагменты — неожиданно оказываюсь у храма или монастыря; во время прыжка с парашютом отстегивается карабин, и я чудом остаюсь в живых; в серьезной автомобильной аварии вновь на волосок от смерти… В тяжелый для меня момент один человек сказал: «Видимо, за тебя кто-то молится». Хочется верить, что где-то у Престола Божия действительно воздыхают о моей грешной душе.

В нашем роду по материнской линии был священник — протоиерей Михаил. Верующей была бабушка. Она тяжело болела и благодарила Бога за каждый прожитый день. Дед был католиком. Почившая тетя служила регентом церковного хора. Мама нашла Бога не сразу, но ее вера очень глубокая. Думаю, и я в храме оказался не случайно…

«Я почувствовал, что такое Святая Русь»

— Жили мы на улице Интернациональной, рядом с кафедральным собором. Лет в пять, гуляя с мамой неподалеку от дома, я забежал в храм. Помню, горело много свечей, чувствовалась какая-то непонятная радость. Видимо, Божия благодать дается людям в разном возрасте. Мы росли в советское безбожное время, и для меня это был единственный случай знакомства с храмом.

В детстве я мечтал стать летчиком. Из-за неидеального зрения в пилоты не взяли, зато в армии попал в десантные войска. Ощущение, когда висишь под куполом парашюта — это состояние блаженства. В какой-то мере для меня оно приближается к тому, что порой испытываешь после Причастия.

— Служил я в десантном полку в Костромской области, на родине Ивана Сусанина. Как-то отпустили меня в увольнение. Гуляя по Костроме, я неожиданно забрел в Ипатьевский монастырь. Появилось желание зайти. Это было время 1000-летия Крещения Руси, только начали открываться монашеские обители и храмы.

Думаю, служба в Костроме — это Божий Промысл. Там я познакомился с жизнью в русских селеньях. Общаясь с местными жителями, увидел их глубинную чистоту, простоту, добросердечность. Мы тогда служили с ребятами из России, Украины, Беларуси, и я почувствовал, что такое Святая Русь, что это братство разделять нельзя.

А к храмам меня всегда тянуло… Рядом с учебным центром была деревня Левашево, там тоже стояла большая церковь. Сейчас понимаю: случайно в такие места не попадаешь, Господь приводит…

В юности я занимался тяжелой атлетикой. Большинство ребят из числа наших спортсменов посмеивались, что я слишком люблю анализировать. А с одним парнем мы были близки по духу и сдружились. Оказалось, мой друг окончил духовную семинарию и работал сторожем в епархии. В какой-то момент он завел меня в комнату, где трапезничали священники, а позже подарил Псалтирь. Помню его слова: «Если тебе тяжело, помолись Богу». Тогда я этого не понимал, но каждый такой момент оставлял в душе след...

«В храме мама нашла утешение»

— В начале 90-х в нашу семью пришли скорби: в течение двух лет умирают мамины родители, у моего отца случается инфаркт, и он переживает клиническую смерть, маму сокращают на работе… Когда человеку столько попускается, он может повредиться и заболеть. Мама тяжело переносила этот период и пыталась найти выход в духовности. Это было время, когда многие люди активно искали опору в жизни и шли в храм. Привел туда Господь и маму…

В храме мама нашла Божественное утешение, Господь помог всё принять. Я видел, что она сумела преодолеть горе, выстоять, воспрянуть и обрести свое место в жизни. Помню, мама мне говорила: «Если в чем-то сомневаешься, обращайся к Богу, Он тебе поможет, Он тебя выведет».

И, знаете, мама, когда в храм пришла, очень хотела, чтобы я пошел учиться в духовную семинарию, ее слова мне врезались в память. Конечно, в двадцать с лишним лет я скептически к этому относился: ветер в голове, машину хотелось купить, съездить отдохнуть — жизнь была плотская. Сейчас маме 80 лет, и я чувствую, что она молитвенница за всю нашу семью. Семинарию я не заканчивал, но, наверное, материнскими молитвами пришел в монастырь.

«Всё в руках Божиих»

— Крестился я в начале 2000-х. Таинство проходило в церкви равноапостольной Марии Магдалины 4 августа, в день памяти святой покровительницы храма. В этот же день мне исполнилось 32 года.

Принять Крещение подтолкнула болезнь отца, ощущал, что душевных сил не хватает. У папы была тяжелая стадия онкологии, уже пошли метастазы, он должен был сильно страдать, но болей практически не было. Мама тогда каждый день читала акафист Пресвятой Богородице перед иконой «Всецарица»…

После Крещения я так и не понял, какой должна быть настоящая жизнь во Христе. Всё тогда воспринималось формально, как обряд. Настоящая встреча с Богом состоялась в 2008 году, во времена серьезных личных испытаний.

— В момент жизненных трудностей я зашел в Петропавловский собор и встретил одноклассника, который служил там пономарем. Он мне сказал: «Езжай в монастырь к отцу Андрею Лемешонку на исповедь».

Помню, в тот период обратился за помощью к психотерапевту. Мы общались с ним в течение часа, но быстрого эффекта я не почувствовал. А потом сходил на исповедь к отцу Валерию Захарову, и через пять минут беседы на душе стало легко. Поразительно, как Господь в одно мгновение может дать облегчение… Так вот, я пришел тогда к интересному выводу: психотерапевт и психолог — это ремесленники, они подсказывают человеку, как жить и вести себя в конкретных ситуациях, а Господь — Творец, Он производит тонкую настройку струн человеческой души. Нужны и священники, и психологи, и психотерапевты, каждый помогает на своем уровне, они взаимодополняют друг друга, но, конечно, самое глубинное и спасительное — это Божия помощь.

«Монастырь — это передовая»

— Я чувствовал, что Господь рядом и через людей меня утешает. В монастыре познакомился с Владимиром Чурбаковым, он тогда трудился руководителем свечной мастерской. До сих пор помню, какой в свечной был чудный гороховый суп. Вместе с монастырскими братьями мы ездили окунаться в святой источник Николая Чудотворца. И как-то Владимир спросил: «Георгий, не хочешь сходить в интернат? Там болящие люди, у них никого и ничего нет».

— В обители тогда строились школа, дом паломника, закладывался храм Иоанна Шанхайского. На месте, где когда-то был пустырь, рождалась красота. Я пришел на работу в отдел снабжения и почувствовал, что причастен к чему-то важному. После скорбных моментов, наконец, увидел, что есть другая жизнь.

Искушений было немало, но без них в монастыре не бывает. А я поначалу думал, что тут тишь да гладь, Божья благодать. Наверное, сразу, как пришел, так и было, а потом Господь попустил проверку: как ты себя поведешь, если что-то пойдет не так, как тебе хочется?

Что сделали с Христом? Преподобного Серафима Саровского принимали? На старца Иоанна Крестьянкина не клеветали из-за того, что к нему шло много людей? Какие на святых были гонения?! Все люди, которые шли ко Христу, без скорбей не обходились. А тебе чуть-чуть потерпеть дал Господь — и ты уже ропщешь. Зато, поработав в монастыре, я понял, что душа спасается смирением, а навык терпения вырабатывается годами.

— В сложные моменты мне помогала исповедь. Ты понимаешь, что если сейчас не справишься с собой, если внутри начнется раздрай и ропот, можешь в одно мгновение всё сломать и от всего отказаться. Но ведь получается, что ты от Христа отказываешься, Он уж точно потерпел несравненно больше твоего. И здесь вспоминаются слова Господа о том, что спасется малое стадо (см.: Лк. 12: 32)…

«Когда понуждаешь себя, Господь утешает»

— Во время строительства храма святителя Иоанна Шанхайского моей задачей было принимать лес и подписывать документы с подрядчиком. Производственная база располагалась в Жабичах, в чистом поле, в 40 км от Минска. Поначалу не хотелось ездить, был ропот. Но я понимал, что нужно. И через какое-то время почувствовал внутри удивительную радость. Когда понуждаешь себя, Господь утешает.

На базе создавали основу для храма — снимали с бревен кору, подрезали углы, складывали конструкцию и помечали венцы. Я видел, как из обычной древесины вырастал Божий храм. Уже потом всё перевозили и собирали в монастыре.

Были моменты, когда Господь, возможно, по молитвам святителя Иоанна Шанхайского, помогал в безвыходных ситуациях. Помню, в лесу застрял лесовоз, помощи ждать было неоткуда. И вдруг каким-то чудом машина вылезла из колеи и ближе к полуночи прибыла.

— Пока возводился храм, я ближе познакомился со святителем Иоанном Шанхайским. Посмотрите, как жил этот святой — очень просто: и спал сидя, и ел скромно, и всем помогал, и не роптал. Что греха таить, не всегда обращаешься за помощью к святым, часто полагаешься на себя. И всё же когда знаешь, что есть такие заступники, как-то легче.

В нашей семье второй ребенок довольно поздний. Господь дал Мишку, когда заканчивался основной этап строительства храма. Думаю, он появился на свет по молитвам святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова 

Фотографии Елены Страшновой и из личного архива Георгия Юркевича

29.09.2020

Просмотров: 3
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text