X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

У монастырского крылечка (часть вторая)

Ограничивается ли проповедь Православия словами священника после Божественной литургии? Сестра Валентина Чешко уверена: веру Христову может и должен нести в мир каждый христианин. Проповедь мирянина — это доброе слово, благое дело, внутренний свет и эстетичный внешний образ. Наша собеседница несет послушание у монастырского крылечка, в магазине одежды для мирян «Элла». Мы говорим с ней о Боге, действии Святого Духа на послушании, борьбе с грехом и красоте православной веры.

«Будет у тебя новое красивое послушание»

Порой кажется, что Господь тебя не слышит, ты смиряешься и забываешь о молитве, которая шла от сердца. Но проходит время, и Бог дарует тебе то, о чем ты просил. Господь слышит каждую нашу мысль и в нужный момент дает то, что нам полезно…

— Трудилась я в монастырской швейной мастерской, ездила на выставки, — вспоминает сестра Валентина. — И вот как-то подходит ко мне матушка Руфина (Филлипович) и говорит: «Сестра Валентина, будет у тебя новое красивое послушание», — и привела меня в магазин одежды для мирян «Элла».

— Исполнил Господь мою просьбу — вот уже 10 лет я несу послушание у монастырского крылечка: монашеские кельи немного дальше, а я рядышком, за оградой. Здесь, в магазине, моя главная задача — чтобы люди ушли утешенными. Я понимаю, что каждая вещь предназначена конкретному человеку, и другой ее не купит. Господь знает, кому что нужно. Сиди, проси у Бога помощи и вразумления, внимательно встречай людей, чтобы никого не обидеть и не отпугнуть своим видом. Если даже у человека нет денег и он ничего не купит, пусть порадуется красоте и теплой встрече.

«Красивый образ — это тоже проповедь»

Православный человек находится под пристальным вниманием окружающих: его поведение, слова, внешний облик формируют представление о Православии у людей, которые пока далеки от Церкви. Важно осознавать свою ответственность и стараться с достоинством нести веру Христову, но при этом не осуждать тех, кто пока не готов к переменам…

— В магазине у меня начались сложности. Я — фундаментальный православный христианин, мне надо, чтобы все было правильно: хорошая длина, голова покрыта, чисто, аккуратно. А в магазин приходят разные люди. Трудно было привыкнуть, что человек одевается по-другому. Сложно принять, что люди в монастыре ходят в юбке выше колена, в плотно облегающих фигуру брюках. Поначалу у меня шла серьезная внутренняя борьба: я не принимала человека таким, какой он есть. Бог же тебе прислал именно этих людей, а ты хочешь, чтобы они были другими. Ты ведь сам, пока в храм не ходил, так одевался, а теперь хочешь, чтобы все стали монахинями.

Как-то мне батюшка сказал: «Если человек внутренне не готов, он не будет одеваться по-другому, он действует в соответствии со своим состоянием. Ты человека не переделаешь, и пытаться не надо». Я с собой боролась. Господь помог, и сегодня я каждого человека принимаю с радостью.

— Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова, мирское имя которой стало названием нашего магазина, была очень красивой женщиной. Ее душа была красивой, но она любила и внешнюю красоту. Мне хочется верить, что это по благословению матушки Елисаветы у нас в монастыре магазин: преподобная хочет, чтобы люди преображались. Наши девочки шьют с молитвой, у такой одежды особая энергетика.

Я в своей жизни чувствую поддержку преподобной. Она была удивительно тонким, кротким, деликатным человеком, она и теперь такая. Ты даже не сразу понимаешь, что пришла помощь от матушки Елисаветы, просто все налаживается и в какой-то момент появляется осознание, что это ее святые молитвы за тебя перед Господом.

«Благословите меня быть сестрой!»

Служить ближнему — это дар от Бога, цену которому узнаешь не сразу. Сострадание к людям рождает в сердце боль, потом приходит усталость и истощение. Но всё это меркнет в сравнении с теми моментами, когда через тебя с людьми говорит Господь, когда доброе слово и немножко внимания помогают человеку бороться и идти в правильном направлении…

— Я долго боялась идти в сестричество, просто трудилась. Смотрела на сестер и считала их необыкновенными, казалось, мне до них — как до неба. В 2005 году на Покров Пресвятой Богородицы мы поехали в Жировичи. Наверное, Матерь Божия так подействовала, что я после собрания подошла к батюшке и сказала: «Благословите меня быть сестрой!» Батюшка сказал: «Хорошо», — и направил в отделение геронтологии, в котором лежали пожилые люди.

Первое время у меня была возможность приходить в больницу часто, и раз в неделю мы обязательно причащали пациентов. Наше отделение находилось на третьем этаже, а на первом служил Божественную литургию отец Андрей Лемешонок. Мы собирали наших старичков и везли к Причастию. Сестры причащались вместе с больными.

— В нашем отделении были разные люди. Помню, обращаешься к пожилому человеку, он смотрит на тебя и улыбается. Персонал говорил: «Что вы с ними разговариваете, они ничего не понимают!» Я отвечала: «У них душа, они всё чувствуют!»

Сегодня я несу послушание в 21-м наркологическом отделении. Сначала готовила духовную литературу, хотела людям что-то почитать, о чем-то рассказать. Шла как на экзамен, думая, что моя задача — нести Слово, но все это было не нужно. В больнице действует Господь, там говоришь не то, что подготовил, там всё по Божиему Промыслу.

— Главное происходит в те минуты, когда ты чувствуешь себя человеком, недостойным послушания, и благодаришь Бога, что Он дал тебе возможность исполнить Его волю. Иногда нет сил идти в больницу, но когда ты оказываешься там, понимаешь, что именно в тот момент конкретному человеку ты необходим. Он нуждается в слове Божием, в том слове, которое ты извлекаешь из какой-то глубины. И наоборот, если идешь героем, от тебя все отворачиваются и отмахиваются, как от мухи.

«Трудно держать себя в христианских рамках»

Когда выбираешь путь за Христом, падения неизбежны. Важно не отчаиваться, извлекать из собственных ошибок уроки, приобретать духовный опыт, просить у Бога помощи и за всё благодарить. Главное идти и не останавливаться, а Господь укрепит и направит, нужно лишь научиться Ему доверять.

— Человек не умеет себя любить, не умеет любить ближнего. Ты сам такой же и надо изо всех сил стараться, чтобы человек ушел от тебя утешенным и успокоенным. Дома тоже непросто: в монастыре весь отдался, старался войти в положение каждого человека, выслушать, помочь, домой приходишь — сил не осталось, наступаешь кому-то на больную мозоль или тебе наступают, и реакция уже далеко не такая, как у святого человека. Расслабляться нельзя нигде, поэтому так трудно держать себя в христианских рамках.

123

Однажды я исповедовалась в монастыре у батюшки Василия Лесько. Он мне сказал: «Себя нужно взять в рамочку и под стекло, во всем должны быть кротость и смирение». Конечно, в Боге свобода, но о своей рамочке и стеклышке ты забывать не должен.

Если не так подумал, это уже ошибка, потом больно, ты сожалеешь. Но все равно, ведь есть же Бог. Ты говоришь: «Господи, я же просто человек». Надо благодарить за урок, который ты получил. Когда благодаришь Господа, нет уныния. Если начинаешь в себе копаться: «Как я могла так сделать, такая хорошая и умная?..» — ситуация усложняется. Если в тебе грех и уныние, начинают страдать ближние, облако увеличивается, и ты уже всё несешь на послушание. Важно вовремя сказать: «Господи, я же Твой бедный раб, маленький и слабенький. Благодарю, что Ты меня учишь».

— У нас слитный монастырь. В других монастырях немного по-другому организовано общение: люди там больше закрыты друг от друга, а у нас все вместе. Иногда ты уже не понимаешь, где тебе больше болит, за кого ты больше переживаешь — за свою семью или за монастырь. У нас здесь проникновенная связь, у нас семья.

Многие монахини сначала были сестрами милосердия. Первые сестры легендарные, они стояли со скарбонками и в мороз, и в дождь, простужались, часто болели, но трудились и строили монастырь. Это сейчас, если новый человек придет, все обустроено, кругом красота, а ведь надо было, чтобы из вагончика, в котором была гуманитарная помощь, получился красивый магазин…

«Бога надо просто любить…»

Иногда человеку кажется, что он делает мало, не совершает ради Бога подвигов, не проявляет достаточно любви. Но разве труд по послушанию и поддержка болящих — это не путь, который угоден Господу? Может быть, в малом и тихом служении кроется гораздо больше, чем в героических подвигах?

— Когда я иду на послушание в монастырь, то благодарю Бога, что Он дал мне возможность трудиться в таком красивом месте. Люди приезжают издалека и говорят, что у нас здесь и Афон, и Иерусалим, что чувствуют особую благодать. Люди едут за сотни и даже тысячи километров, а я могу здесь быть каждый день. В разных странах мира есть те, кто с уважением относится к нашему духовнику отцу Андрею Лемешонку и с радостью готов принять матушек, а я запросто могу подойти к этим чудесным людям и задать вопрос или попросить совета.

— У меня простая жизнь, в ней нет подвигов. Слава Богу, вся наша семья верующая. Старшая дочь — матушка, регент, зять — священник, вторая дочь работает в поликлинике, замужем за верующим человеком, старшему внуку 15 лет, младшему — 14, внучке — 13. Стараемся, чтобы дети жили с Богом. Мой главный подвиг — никого не обидеть, научиться любить людей и Бога. У меня маршрут — семья и церковь…

Беседовала Дарья Гончарова

Фото Максима Черноголова и из личного архива Валентины Чешко

16.01.2020

У монастырского крылечка (часть первая)>>

Мария

Дорогая Сестра Валентина! Благодарю Вас за Вашу Светлую и Добрую Повесть Жизни! Спаси и укрепи, Господи!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text