X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Тетя Таня

Лиза опять мало поспала. Ее полуторамесячный сынок страдал коликами, и каждая ночь сопровождалась плачем, ношением на руках — типичными атрибутами первых дней материнства. Едва женщина прилегла, как в дверь тихонько постучали. Ранний визит не был сюрпризом. В гости должна была приехать родная тетя Лизы, последние четыре года жившая в Германии. Тетя Таня приехала на Новый год и Рождество на родину и выкроила денек, чтобы навестить любимых племянников в столице. Переночевала у Лизиного брата и должна была в половину девятого приехать к Лизе. Часы показывали половину восьмого.

«На целый час раньше!» — обозлилась Лиза. Тетя была ею любима, в детстве совсем как старшая подружка. Они вместе секретничали, навещали тетиных подруг. Но сейчас, когда ночь с маленьким Мишуткой была с урывками сна, Лиза не любила никого. С недовольным видом она открыла дверь. Шумные объятия, родной человек. Тетя Таня сразу стала выкладывать на стол подарки, доставая из своего пакета сюрприз за сюрпризом. А потом выложила подарок для Мишутки — 7 стоевровых купюр.

— Это малышу! — твердо заявила она. — Купите то, что ему нужно.

В Германии тетя звезд с неба не хватала. Оставив любимую работу учительницей, она на пятом десятке вышла замуж за бывшего россиянина Александра, жившего в небольшом немецком городе. Там, чтобы не заскучать и помочь супругу заработать на съемную квартиру, тетя подрабатывала, убирая в чужих домах. Ее нежные руки, больше двух десятков лет проверявшие тетради по белорусскому языку, теперь трудились со щеткой и тряпкой. Тетя любила радовать племянников — своих детей у нее не было. Еще она собирала на ремонт в своей белорусской квартире.

«Ух ты! — подумала Лиза. — Сколько всего можно купить ребенку!» Но уязвленное сердце не растрогалось до конца.

— Я хочу спать, — заявила она тете.

— И я с тобой полежу, Лизонька, на Мишутку погляжу, — согласилась Татьяна.

Обе легли. У Лизы не было сна, но она упорно лежала, будто должна была. Проснулся малыш. Начались хлопоты. Умиленная тетя Таня любовалась ребенком. Лиза была ей как дочь, а значит, перед ней лежал настоящий внук.

Время до отъезда (на 16:00 у тети был куплен билет до Бобруйска) пролетело быстро. Все, что и успели две женщины — молодая и постарше, — это пообедать да прогуляться с коляской. Когда за тетей Таней приехал Лизин брат, Лиза вдруг словно проснулась. Так быстро? Увидев тетю садящейся в автомобиль, она расплакалась, быстро набрала ее номер: «Приедь еще! Давай увидимся!»

Татьяна успокаивала: «Надо поправить здоровье в санатории в оставшиеся две недели, много дел в Бобруйске. В следующий раз приеду в Беларусь подольше». Но Лиза была безутешна. До нее вдруг дошло, каким некрасивым было ее утреннее поведение, неблагодарность по отношению к тете. Она рыдала на плече мужа, пришедшего вечером с работы, и упросила его обязательно приехать на вокзал, когда автобус с тетей Таней будет проездом через Минск на пути в ее немецкий дом. К этой встрече распечатали несколько фотографий молодой семьи и карапуза Мишутки, подготовили магнит с его изображением. Пятнадцатиминутные объятия на вокзале — какое счастье для родных сердец!.. Последний январский день согрела любовь.

Миновал февраль, прошел постный март, близился к своему концу теплый апрель.

Когда однажды утром Лизина мама позвонила по телефону и попросила супруга выйти для разговора, Лиза сразу поняла, что случилась беда. Бабушка?.. Ответ был ошеломительным и душераздирающим: тетя Таня. Вместе с супругом они навещали могилы предков на месте одного из концлагерей в Восточной Германии. По дороге назад у дяди Саши остановилось сердце, машина врезалась в автомобиль, двигавшийся по встречной полосе. Погибли все, кто ехал в двух авто.

Это произошло в День жен-мироносиц (в тот год праздник выпадал на 30 апреля). Не миро, но доброе сердце и, хочется надеяться, молитву несла тетя Таня на место упокоения тысяч загубленных и замученных…

Тетя Таня... От этих слов на сердце было сладко. Сразу вспоминался вкус черешни, которую она так любила. И щедро делилась ягодой, в июне скупая килограммами и приглашая племянников к себе. Перед глазами вставала светлая улыбка этой милой женщины, в ушах словно звучал ее ласковый голос: «Лизонька!»

Наутро Лиза с коляской доехала до ближайшего храма. Сорокоуст. Псалтирь. Теперь ее прогулки со спящим Мишуткой были осмысленными. Едва он засыпал, она открывала Псалтирь и читала. Лились слезы, билось сердце. Как она там? Девять дней миновало... Когда скорбь обрушивалась на сердце как многотонная плита, Лиза шептала: «Господи, упокой рабу Твою новопреставленную Татиану...» Так много раз. И снова с сердца уходила тяжесть.

Когда Мишенька не спал, Лиза рассказывала ему про бабушку Михайловну. И крошила хлеб голубям. Гули-гули слетались и веселили малыша. А Лиза шептала сквозь слезы: «За рабу Божию Татиану положите ваши поклончики... и Александра некрещеного помяните».

Когда пришла Троицкая родительская суббота, Лиза оставила малыша с мужем, а сама побежала в храм. «Упокой, Господи, души усопших раб Твоих». Скорбь и любовь. В какой-то момент Лизе казалось, что сердце разорвется от этих двух чувств. Но когда хор начал петь «Вечная память», вдруг отпустило. Стало мирно-мирно, легко и спокойно.

Как отплатить за любовь? Как вернуть сторицей сделанное добро? На ум приходил только один ответ: молитвой. Вечной памятью за очень дорогого человека.

6.06.2020

Просмотров: 11
Рейтинг: 5
Голосов: 4
Оценка:
Комментарии 0
3 года назад
Люба,Спаси Господи за Ваше служение словом! Открыла для себя Вас совсем другую, настоящую. Очень тонко, очень точно, так понятно пишите!
до слез! Мы за суетой забываем что наша встреча последняя!
Благодарю за тёплый удивительный, согретый Любовью и Надеждою, Рассказ!!!
Комментировать