X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Территория добрых дел

Территория добрых дел

Уже третий год в нашем монастыре действует трудовая реабилитационная мастерская «Добродел». Она была создана для людей с ограниченными возможностями. Здесь они имеют возможность трудиться, общаться, чувствовать себя нужными. Мы поговорили с ними и с руководителем мастерской послушницей Александрой Марковой о жизни мастерской и добрых делах.

Любое послушание — это любовь

Расположена мастерская в Доме трудолюбия недалеко от Цнянского водохранилища. Рабочий день длится с 10:00 до 14:30. Начинается с общей молитвы. У каждого здесь есть свое рабочее место и задачи на день  от изготовления крафтовых пакетов до росписи деревянных изделий. В витрине мастерской выставлены расписанные матрешки, расчески, блокноты, деревянные четки.

— Я хочу сделать логотип нашей мастерской, — сестра Александра рисует карандашом на бумаге овал и вписывает в него «Доброе дело от Добродела», — и клеить его на наши изделия. Хочется, чтобы люди знали, что работы сделаны именно в социальной мастерской. Мы планируем делать художественные изделия монастырской тематики: ангелочков, блокноты с заповедями, цитатами из апостолов, святых отцов.

Конечно, нам необходима финансовая помощь. Я уверена, что Господь, видя наше намерение, поможет. Этим людям важно знать, что их работа нужна.

Творческий потенциал у них высокий, смотрите, какие вещи пишет моя Катя, которая с трудом говорит! (показывает деревянные расписные елочные шары). Вам нравится? Они великолепны! А ведь на круглой поверхности очень тяжело положить рисунок. Господь ее послал, Он адресно направляет сюда людей.

А сестра Елена — тончайший художник, у нее нет образования, но она легко соберет открытку. Это так красиво! Просто к этим людям нужен особый подход. Его не надо искать специально, они чувствуют любовь. Вот, например, есть подопечный — зависимый игроман. Я с ним очень воевала, а потом просто пожалела, и он совершенно по-другому раскрылся. Мне кажется, любое послушание — это любовь.

Смысл и красота

— Для меня главное — атмосфера в мастерской, — продолжает послушница Александра. — Она должна быть молитвенной. Все трудники верующие, крещеные. Утром мы молимся: читаем молитвы о единстве, Оптинским старцам, тропарь святому Иоанну Кормянскому (я считаю его покровителем нашей мастерской), Евангелие дня. Молитва и любовь должны пронизывать всю работу.

Очень хочется, чтобы обстановка в мастерской была со смыслом и чтобы здесь была красота.

К концу рабочего дня из трапезной монастыря в мастерскую передают обед. Для меня с самого начала было очень важно, чтобы люди обедали за одним столом, ведь общая трапеза имеет сакральное значение: напоминает о Тайной Вечере. Для нас важны праздники. Мы отмечаем важные дни церковного календаря, дни рождения — покупаем тортик, поздравляем, дарим подарок из того, что у нас есть.

Типография сделала заказ мастерской, и трудники уже второй день складывают бумажные пакеты новогодней тематики. Работа оплачивается, хоть и не высоко. Хочется, чтобы братья и сестры получали больше, чтобы работы продавались. По договоренности с ТЦ «Тивали» в магазине «Дом из плюша» появилась витрина с нашими работами. Сходите туда!

Здесь действует Господь

До монастыря послушница Александра работала художником и преподавателем. Рисовала с детства. И всегда любила рисовать под радиопостановки, музыку. Сейчас в мастерской, куратором которой она является, есть несколько дисков, их включают во время работы. Кто-то любит работать под военные песни, кто-то — под сказки Андерсена, а кто-то — под пение птиц.

— На этом послушании я третий месяц, — продолжает сестра Александра. — Когда пришла, мастерская не работала пять месяцев из-за карантина, к тому же переезжала в новое помещение, без ремонта. Я первое время не спала по ночам, не знала, за что браться. Думала: «Господи, как поднять такое?» И вот входит Дима (у Димы аутизм, он живет своим внутренним миром). В его жизни не было греха — ни блуда, ни сквернословия. Я вижу его и непроизвольно начинаю улыбаться, на глазах слезы. Так радуется душа. Эти люди особенные. Господь сохраняет их от грязи. И отмечает Своей печатью.

Так я почувствовала благодать своих подопечных. Сейчас их 12 — как апостолов (улыбается).

«Невозможное человекам возможно Богу», — говорится в Евангелии (Лк. 18: 27). То, что происходит в мастерской, человек не может сделать, это может сделать только Господь. Например, как-то нужно было отправить деревянные четки по заказу, а у нас не оказалось бусинок. И вот ко мне приходит сестра, открывает корзинку, а там лежат и бусинки, и крестики, бисер — всё, что нам нужно. Господь всё послал.

«Мне здесь нравится!»

Дима, 25 лет

Можно с тобой поговорить? — спрашиваю я Диму.

— Можно. О чем ты хотела со мной поговорить?

Чем ты тут занимаешься?

— Обычно я рисую на керамических сувенирах, могу колокольчики, домики расписать. Мама моя училась в детстве рисовать. И меня научила. Я на изостудию ходил, там поучился рисовать. И сразу стал лучше рисовать.

Люблю петь, я всегда пою. Разные любимые светские песни. Мне нравятся Надежда Кадышева, Буланова, Аллегрова, «На-на», «Любэ». «ДДТ». Я слушал дома песни и запоминал их. Кто пел: «Свет в окошке погас, что-то останется в нас?» Макаревич?

И молитвы знаю наизусть: Иисусову, молитву Димитрию Донскому, молитву Господню, песнь Пресвятой Богородицы. Еще бабушка Таня научила меня Символу веры.

Я верю в Бога. Он мне помогает. Я езжу в храмы. Мне нравится в храме быть. Мне нравится смотреть, как там хорошо. Нравится смотреть на батюшку и прихожан. 2 февраля у меня будет день рождения. Мы будем праздновать. Будем петь (громко поет): «Многая, благая лета, да дарует Бог вам ясного неба, счастья и мира мы вам желаем от Бога и Господа…»

Мне здесь нравится! В хмурые дни тяжело вставать. Сейчас хмурый день. Я не люблю хмурый день, я люблю солнечные дни. Люблю лето. Потому что солнце. Я люблю купаться, загорать. Лето — это хорошо.

Аня, 24 года, художник по образованию

— Сюда меня привела мама, я была в очень тяжелом состоянии. Десять раз лежала в больнице в Новинках. Мне казалось, что я разучилась делать всё: работать, рисовать. Чувствовала себя как будто никому не нужной. Я сходила с ума именно из-за одиночества. Мне здесь показали, как делать бумажные пакетики. И я рыдала над ними. Мне казалось, что это очень простая для меня работа. Такое было самомнение. Я по образованию художник, но разучилась рисовать, потому что были приступы. Сейчас рисую для себя, в папочку собираю работы.

Здесь в основном делаю крафтовые пакеты. Это простая работа, но она увлекательная, и время незаметно пролетает. Наши работы красивые и душевные. Мне всё довольно легко дается. Работа помогает утром вставать с кровати, следовать режиму. Если я дома, могу долго спать, быть сонной.

Я пробовала устраиваться на другие работы, но здесь моя психика не шалит, всё более-менее нормально. Здесь дружественная атмосфера, можно, помимо работы, вживую общаться с людьми. Знаешь каждого, можно сказать, как дом.

Мастерская очень помогает вере, потому что здесь мы молимся и настраиваемся на более светлую волну, на душе становится спокойнее.

Рада, что есть такое место, где помогают выбраться из сложившейся ситуации. Постепенно жизнь налаживается, и всё хорошо.

Валентина*, 50 лет, инженер по образованию

— Здесь второй год. Делаю крафтовые пакеты и открытки. Окончила БГУИР, а через год попала в больницу. У меня наследственная шизофрения, папа заболел в 43 года. Началось с послеродового психоза, врачи были уверены, что я поправлюсь. Группу дали не сразу, была на учете, заболевание позволяло работать, только не инженером. Скиталась по разным работам: то в школе, то в Ботаническом саду цветочки сажала, еще мастером на заводе «Термопласт». На работе никто не знал про учет. А когда группу дали, уже не скроешь…

Пока были живы родители, я сидела у них на шее 6–7 лет, не работала ни дня. Хотела спать, лежать, чтобы никто меня не трогал. Мама писала мне на бумажке: «Тебе сегодня нужно подмести, надо выйти на балкон, просто побыть на улице».

Когда заболела, от меня отвернулись все институтские подруги. Я больной человек, какой интерес я для них представляю? Они звонят и рассказывают мне, как с мужем ходили куда-то, а я что буду им рассказывать? Как лежу на диване и надоедаю маме? Однажды они приехали к нам домой, увидели, в каком я состоянии нахожусь, и сказали маме: «Извините нас, но передайте Вале, что общаться с ней мы не можем. Мы ее любим, она не плохая, но видеть ее больной мы не можем». А я тогда очень хотела общаться…  

Мама умерла. Мне нужно было как-то жить, платить за квартиру, стирать. Я вызвала своего больного папу и поселила с собой. Жила за его счет. Через 10 лет он умер. У меня был годовой долг за квартиру. Я до сих пор не знаю, что такое счетчик воды, счетчик на газ… Сейчас за меня платит сын. Ему уже 20 лет, он работает, здоров.

Я сама приехала в больницу на Бехтерева (Городской клинический психиатрический диспансер. Прим. ред.), сказала, что мой папа умер, всё плохо, я боюсь. Побыла там недолго, мне сказали брать себя в руки.

Стала ходить в храм. Я до сих пор в храме всё время плачу — на исповеди, на Причастии, когда слушаю батюшку.

Поверьте, все хотят работать, хотят в социум, никто не хочет сидеть дома. Потому что мы — обуза (родственники так говорят). У нас маленькие пенсии, прокормить нас тяжело.

Мне сказала подруга, что для тех, у кого группа инвалидности, есть мастерская в монастыре «Добродел». Это единственный вариант для таких, как я. В Минске еще есть три клубных дома (социальные клубы дневного пребывания. Прим. ред.). Я туда тоже хожу. Посещаю различные курсы, занятия. Там я три года назад познакомилась с мужем. Пришла, а мне руководитель говорит: «Валя, молодой человек ищет себе хозяйку». Симпатичный очень, мы познакомились и сразу сошлись. Но в клубных домах не платят за работу. А я искала оплату за труд. Мы пришли с мужем вместе сюда. У нас обоих сейчас ремиссия, я не попадаю в больницу девять лет, а он — четыре. Но я болею уже 25 лет. Врачи мне говорят, что не надо задирать нос, если чувствуешь себя нормально, такая болезнь не лечится. Но сейчас слава Богу за всё. Я нашла мужа, работу, занятие по душе…

* Имя изменено.

Мастерская «Добродел» нуждается в заказах. Если вы чем-то можете помочь, звоните куратору проекта послушнице Александре Марковой по телефону: +375 (44) 544 09 95, а также пишите на электронный адрес: dobrodelminsk@gmail.com

30.11.2020

Просмотров: 714
Рейтинг: 5
Голосов: 16
Оценка:
Комментировать