X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Судьба человека. Ирина

Судьба человека. Ирина

В Никольском храме нашего монастыря на гульбище проходит выставка, посвященная 75-летию победы в Великой Отечественной войне. Рядом с местом, где набирают святую воду, висит фотография с портретами молодых солдат. Однажды сестра Ирина — работник монастырской трапезной — взглянула на фото и в одном из парней в форме узнала своего деда Василия Ковалева. Снимок был сделан в 1943 году в освобожденном Брянске…

С войны в родную деревню Красное на Гомельщине дед вернулся живым. Но внучка его никогда не видела, знала только по рассказам бабушки Антонины Максимовны и сохранившимся фотографиям.

— Мой дедушка, Василий Данилович Ковалев, родился в 1916 году, — рассказывает Ирина. — Когда началась Великая Отечественная война, ему было всего 25 лет. Он ушел на фронт, дома остались жена с двумя маленькими дочерями. Слава Богу, дошел живым до Берлина! Дома хранится снимок, который он прислал из Германии.

После войны дед работал в колхозе. На снимках того времени среди других тружеников села Ирина легко узнавала деда по орденам на груди.

У Ковалевых родилось еще двое детей. Но вскоре семья распалась.

— До 1941 года дедушка и бабушка жили хорошо, но с войны дедушка пришел надломленным, и жили они уже не очень — психика молодого фронтовика была нарушена. Расстались плохо. Он уехал в Архангельск.

Моя бабушка сама построила новый кирпичный дом рядом со старым, провела газ. Растила детей, работала в колхозе дояркой, а потом даже была в клубе киномехаником.

Оглядываясь назад, Ирина говорит, что в ее жизни бабушка Антонина сыграла очень важную роль. Но главная ее заслуга в том, что сегодня Ирина — верующий человек.

— Я в Церкви благодаря бабушке. Она сама из верующей семьи, поэтому верить в Бога было для нее естественно. Я всегда ходила с ней в храм. Когда школьницей была, грозились снизить за это оценки, но ничего, мы надевали платки и тихонько шли в нашу церквушку.

Сама Ирина своего сына Олега тоже старалась воспитывать в вере. Как и бабушка, она растила его одна.

— Один раз сын мне сказал, что нет работы. А я шла со службы и увидела объявление, требовались люди для создания храмовых куполов. Олег уехал делать купола, а через три дня его не стало. Это случилось два с половиной года назад.

Моему сыну было 28 лет. Он жаловался на боли в голове и груди. Я уже договорилась, чтобы его обследовали, но сын ответил, что потом, а пока надо ехать…

После смерти сына находиться в родном поселке женщина больше не могла. Приехать в нашу обитель ее благословила игумения Свято-Тихоновского женского монастыря, что в Гомеле.

— Я тогда всё оставила: на работе расторгла контракт, ключи от квартиры отдала соседке. Даже сейчас, если еду на родину, иду только на кладбище, а потом сразу сажусь в поезд и возвращаюсь в Минск.

В миру у меня была хорошая работа, полезная — массажист в центре развития детей-инвалидов, коллектив родной, но здесь, в монастыре, чувствую, что отдыхаю душой. Трудно было, особенно в первое время, а потом привыкла. Понимаю, что моей душе здесь лучше.

Я здесь молюсь за своего сына, и ему хорошо. Ощущаю связь с ним. Сын мне снился, просил остаться в обители.

Ирина рассказывает, что ей важно находиться среди людей. Так проще не замкнуться в себе. Помогает и то, что она в другом городе, в родном же поселке всё ассоциировалось с сыном. В монастырь женщина приехала два с половиной года назад, через 40 дней после смерти своего ребенка. Она не знала Минска, здесь не было родных людей, духовника отца Андрея Лемешонка Ирина тоже увидела впервые. Он благословил ее пожить на женском подворье.

— На подворье я пробыла несколько месяцев, а накануне Пасхи помогала красить яйца в трапезной монастыря. Матушка Екатерина увидела мою работу и предложила нести послушание тут. В тот момент мое состояние было еще трудным: я плакала, была замкнутой. А сейчас учусь терпению — стараюсь не плакать, и смирению — вижу, что не у одной меня горе, такие трудные судьбы у людей…

Несколько раз к Ирине в монастырь приезжала ее родная сестра Людмила, самый близкий для нее человек. Они понимают друг друга без слов в прямом и в переносном смысле — сестра Ирины глухонемая. Уже много лет она проживает в интернате в Гомельской области. А Ирина свое будущее связывает с монастырем. Смыслом жизни для нее стала молитва о сыне.

— Здесь моей душе легче. Меня окружают открытые, душевные, добрые сестры. Они столько раз помогали мне своей молитвой, словом, жизненным советом, рассказывали об опыте святых, давали духовную литературу.

Монастырь для меня будто остров, на который направил Господь, вытянув из пучины. Когда я в храме на Божественной литургии — душа словно летает. Становится легко и свободно. Уходят все тяжелые мысли…

Записал Вадим Янчук

Фотографии Максима Черноголова

05.08.2020

modxtalks.date_month_back
Укрепи Вас Господи, дорогая сестра Ирина!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text