X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Разговор с американским гостем

Майкл Гхали (Michael Ghaly) в четвертый раз прилетел из Сан-Франциско (США) в Минск и пожил неделю в нашем монастыре. В прошлый его приезд мы встречались в детском интернате, а в нынешний — в школе «Ихвис», где он начал вести уроки английского языка. Мы пообщались с Майклом о его профессии, Православии в Америке, впечатлениях от пребывания в нашей обители и стране в целом.

— Расскажите немного о себе и о том, как Вы попали в наш монастырь, как стали помогать?

— В Сан-Франциско я врач-психиатр и уже около девяти лет работаю в тюрьме. За это время я на себе прочувствовал, что многие психические заболевания нельзя решить только медикаментозно, тебе необходимо иметь внутри Бога, чтобы ты мог что-то дать людям, которым помогаешь. Иногда Он — последняя надежда при лечении психической депрессии или какой-то зависимости.

В первый раз я приехал в Минск два года назад вместе со своим другом, который тоже работает врачом в Америке. Когда мы попали в Свято-Елисаветинский монастырь, я сказал: «Вау, это действительно уникальное место!» Я привык к тому, что обычно монастыри находятся в 3–4 часах езды от большого города, а здесь можно посетить такое место, не выезжая из столицы. Также я был удивлен, что и больница, и интернаты, и монастырь так удобно расположены и тесно связаны друг с другом.

Что касается помощи, в нынешний свой приезд я очень хотел делать тут какую-то работу вместе с православными христианами. Я вырос в семье православных, мой дедушка был священником, так что с возрастом я становлюсь все более заинтересованным в христианском служении и помощи в делах милосердия.

А что представляет собой Ваша православная жизнь в Америке?

— Благодаря дедушке и своей глубоко верующей маме я с детства окунулся в Православие и около 20 лет был прихожанином греческой православной церкви в Сан-Франциско. За те годы я имел возможность общаться с известным в Америке священником и получил от него много знаний о православной вере. Но та церковь была из тех, где люди сами по себе, где нет как таковой общины. За все время моего взросления в церкви мне так и не удалось завести даже приятелей, всех своих хороших друзей я нашел вне храма. Складывалось такое впечатление, что у людей, которые ходят в церковь, больше проблем в жизни, чем у тех, кто воспитывался за ее пределами. Поэтому я считаю, что очень важно родителям самим учить детей нравственности. Мои, как мне кажется, воспитали во мне ее очень хорошо.

В Америке в этом вопросе Церковь со временем становятся все более гибкой. Вижу различия с Беларусью в этом плане. Например, я знаю, что сегодня в мире не многие считают брак священным таинством, но хотелось бы, чтобы каждый понимал такие вещи.

Сейчас я живу в Сан-Франциско совсем рядом с кафедральным собором в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость», построенным святым Иоанном Шанхайским. Хожу туда по воскресеньям, хорошо знаю тамошнего священника.

Насколько мне известно, почти сразу по приезде в наш монастырь Вы познакомились с молодежной группой отца Родиона Альховика.

— Да, с отца Родиона вообще все началось. Благодаря ему я пришел в интернат, а в этот приезд начал преподавать английский язык детям в школе. Конечно, так как я пытаюсь учить русский язык, мне нравится посещать разные мероприятия в Минске, чтобы узнавать что-то новое. Но все же больше всего я люблю общаться с очень гостеприимными людьми вашего монастыря и заниматься с детьми в школе.

Что Вам дают эти занятия?

— В Америке я работаю с очень больными людьми в тюрьме. Кто-то из них украл, совершил поджог, убийство или еще что-то очень плохое, и потому там ты долгое время не видишь никакого прогресса. Очень сложно ходить на работу, каждый раз покидая ее вечером с мыслью: «Я не понимаю, что за сегодня сделал». Ты не чувствуешь, что после твоей работы что-то изменилось. Когда же я занимаюсь с детьми, все по-другому. С ними я чувствую себя хорошо и понимаю, как сильно на самом деле нуждаюсь в таком состоянии. Это действительно трудно — каждый день ощущать, что ты ничего не можешь сделать. Поэтому хоть желание чувствовать себя хорошо и звучит несколько эгоистично, но, думаю, это важно и необходимо, чтобы продолжать делать свое дело.

Я очень уважаю людей, которые в вашем монастыре ходят заниматься с детьми с синдромом Дауна и другими проблемами психофизического развития. Не многие захотели бы работать с ребятами из-за того, как они выглядят или пахнут. Но меня это не смущает, мне нравится ходить в интернаты и как-то тоже помогать.

В прошлый свой приезд в январе этого года Вы побывали на Божественной литургии в храме святого Нектария Эгинского при детском интернате, оставались на чаепитие с духовником интерната отцом Валерием Захаровым и нашими братьями и сестрами. Поделитесь своими впечатлениями.

— Отец Валерий — человек, который любит весь мир. И с детьми из интерната он такой добрый и милый, очень теплый и терпеливый! К каждому ребенку он обращается как к отдельной личности.

Кстати, с отцом Валерием я познакомился еще в свой второй визит в Минск полтора года назад. Тогда я поехал помогать на празднике в интернат, который находится в Острошицком Городке. С тех пор я проникся глубоким уважением к этому священнику, потому что он не из тех, кто сидит на переднем сиденье автомобиля, пока остальные работают. Он помогал нам носить коробки вверх по лестнице в интернате, работал вместе с нами, хоть он уже в возрасте и хромает. Отец Валерий — совершенно необыкновенный человек и священник. Для меня знакомство с ним — одна из причин, почему я возвращаюсь сюда. Он особенный, как и весь Свято-Елисаветинский монастырь.

В первый раз Вы приезжали в Минск вместе с другом, а теперь навещаете нас уже в одиночку. Это потому, что с каждым приездом у Вас появляется все больше знакомых здесь, и Вы знаете, к кому едете?

— Да, сейчас я чувствую себя здесь вполне комфортно. Как правило, это довольно трудно, когда ты иностранец и выглядишь иначе, но здесь меня так хорошо приняли, причем сразу! Не уверен, что вернулся бы сюда еще, если бы не почувствовал такого гостеприимства. Я бывал во многих православных церквях, в том числе в Америке. Туда очень трудно приходить, потому что там все одного цвета кожи, выглядят одинаково и имеют одни традиции, и когда приходят люди извне, то местные не проявляют такого радушия. Так что это прекрасные черты белорусских людей — гостеприимство и открытость. Мне кажется, что если ты приходишь в свою церковь и видишь иностранца, то тебе нужно пообщаться с ним, возможно, пригласить его на какое-то мероприятие, предложить совместную деятельность. Здесь я почувствовал такое внимание и очень рад этому.

Я нигде не встречал такой сильной общины как в вашем монастыре (разве что еще в Киеве). Даже в своей церкви в Сан-Франциско. В Америке в большом городе трудно быть ближе к Богу, хоть и пытаешься любыми способами, даже в красивом храме с мощами святого Иоанна. Там так много разрушительного вокруг, как только выходишь из храма! К тому же там ты чувствуешь, что каждый приходит в церковь, чтобы разобраться со своими личными проблемами. Здесь же, в вашем монастыре, ты постоянно ощущаешь себя частью большого сообщества, которое становится твоей жизнью. Ты не чувствуешь такого сильного разделения между твоей рабочей, церковной и личной жизнью. В Америке же такое сложно себе представить, и, находясь там, я очень скучаю по всему этому. Для меня ваш монастырь является примером того места, где мне хотелось бы жить, частью чего хотелось бы быть. Правда, я не знаю, будет ли это в итоге Беларусь, Россия, Африка или какая-то другая страна. Но окружающая обстановка в вашем монастыре просто необыкновенная. Вы можете свободно говорить о Боге, ходить в храм, праздновать и жить чистой, благочестивой жизнью.

Что вас больше всего удивило в Беларуси?

— Удивило в первую очередь то, что здесь люди следуют правилам и очень внимательны к закону. Это хорошо видно по вождению машин и тому, что люди обычно не переходят дорогу на красный свет. Я сразу заметил это и подумал: «Вау, люди так внимательны к правилам!» Ну и в целом у вас много порядка, организованности. В Америке и многих других странах все больше напоминает хаос. И мне это у вас очень нравится, думаю, это хорошо.

— Планируете ли Вы еще возвращаться в Минск, в наш монастырь?

— Сейчас я вынужден вернуться домой в Калифорнию из-за непростой обстановки в мире, связанной с коронавирусом. Но вообще в моих планах приезжать в Беларусь так часто, как будет получаться. Хоть я и вижу определенные трудности в вашей стране, я понял для себя, что мне у вас нравится: тут довольно тихо, спокойно, по улице не бродят сумасшедшие. Мне не нравится, когда вокруг все время шумно. И плюс к этому в Сан-Франциско я работаю в очень опасном районе, просто ужасном. Мне кажется, что если бы любой белорус пришел ко мне на работу, он бы сильно удивился, даже испугался, наверное. Там прямо посреди улицы люди колют себе наркотики, могут быть голыми, ругаются матом и ходят как сумасшедшие. И это не один какой-нибудь человек, а тысячи и тысячи людей повсюду. В Сан-Франциско это худшее место. А ведь это один из богатейших городов мира. Именно здесь, в Силиконовой долине, зародилось так много мировых компаний: Google, Facebook, Tesla, Apple, YouTube, Ebay, Microsoft. В нашем городе много денег и всегда прекрасная погода, так что бедные люди со всей Америки стремятся сюда приехать. Они могут спать здесь под открытым небом круглый год и не замерзать, а за деньги, которые они здесь получают, могут легко покупать себе наркотики. Это очень печально. В Беларуси тоже есть своя проблема — пьянство. И все же вы не видите людей, которые колются посреди улицы, куда бы вы ни пошли. Каждый день у себя на родине я встречаю около пяти человек, лежащих посреди улицы, подхожу к ним, чтобы помочь, но мне отвечают, что помощь не нужна, они просто под кайфом… Можете себе представить около девяти тысяч палаток с людьми, постоянно проживающими на улице? Это обратная сторона жизни в Сан-Франциско.

Что нового открыл Вам наш монастырь?

— Я научился у местных христиан двум важным жизненным принципам — люби и не осуждай. Если придерживаешься их, у тебя всё в порядке. Когда ты осуждаешь, то не мыслишь здраво и слишком много думаешь о том, кто что делает не так. Хуже всего, что при этом чувствуешь себя лучше и думаешь, что поступаешь правильно, критикуя и осуждая другого. Мне кажется, для человека очень опасно, когда он начинает думать, что его видение, его путь самые правильные. Лучшее, что мы можем делать — никого не осуждать ни из-за цвета кожи, ни из-за того, как человек что-то делает, потому что мы ничего о нем не знаем на самом деле. Думаю, этот принцип я очень хорошо усвоил за последние несколько месяцев. Заметил, что когда ты сдерживаешь себя от осуждения, то начинаешь чувствовать себя по-настоящему свободным, потому что твой ум перестает постоянно оценивать других. Но еще важнее — любить, потому что когда ты по-настоящему любишь, ты и не осуждаешь.

Как Ваши близкие, жена, друзья реагируют на то, что Вы приезжаете в Минск? Что думают насчет того, чем занимаетесь здесь, в нашем монастыре?

— Многие американцы по понятным причинам знают Украину и Россию, но никто не понимает, где находится Беларусь! И моя семья тоже никогда не слышала о Минске до моего визита сюда. Лично я люблю путешествия. Когда-то моей мечтой было посетить все страны мира, но я перестал преследовать эту цель, потому что больше не чувствую в этом необходимости. Тем не менее, я посетил около 180 стран и хорошо знаю географию мира. Когда я приехал в Беларусь, то увидел, что это одна из особенных стран мира, потому что она не такая коррумпированная, насколько я могу видеть и судить, не такая прозападная. И пусть сейчас моя семья все еще не так много знает о Беларуси, я учу их некоторым русским словам, и им это очень нравится. Конечно, я также рассказываю им, чем здесь занимаюсь, и они всегда с удовольствием слушают мои истории и спрашивают, как они могут помочь. Так что, думаю, через меня больше людей из Америки узнают о вашей стране.

Беседовала Анастасия Пархомчик

Фотографии Анастасии Пархомчик и Максима Черноголова

Продолжение следует…

24.03.2020

Просмотров: 39
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать