X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Осуждение и неприязнь: как с ними бороться

Когда вам диавол указывает на чужие недостатки и немощи и побуждает вас к осуждению, вы говорите себе: «Я хуже всех, я достоин вечных мук. Господи, помилуй мя», и если даже будете говорить это без чувства, то все-таки нужно так говорить.
Преподобный Варсонофий Оптинский

Не будь судьей чужих падений. На них есть Судия праведный.
Святитель Василий Великий

Один из наших душевных недугов, порожденных падением, состоит в том, что мы не видим своих недостатков, стремимся скрыть их, но жаждем видеть, раскрывать, карать недостатки ближнего.
Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Думаю, каждый из нас на исповеди произносил это дежурное «осуждал». Осуждение, пожалуй, один из самых распространенных и коварных грехов. Он умело маскируется под справедливость, проницательность, принципиальность, и мы не сразу можем его заметить. Что же касается мысленного осуждения, то для человека невнимательного, торопливого, этот вкрадчивый, часто неконтролируемый процесс сложно вовремя остановить. А что делать, если твое осуждение переросло в навязчивую неприязнь? Своим опытом, как и почему стоит бороться с осуждением и неприязнью к ближним, делятся духовник и сестры нашего монастыря.

Монахиня Иоанна (Орлова):

― Так сложилось, что я много лет борюсь со стойкой неприязнью к другому человеку. Вначале это было очень тяжелое состояние, которое сложно описать.

Годами делала всё, до чего могла додуматься: просила Бога, просила ближних помолиться за себя, просила прощения у человека, к которому испытывала негатив. Многократно просила…

И борьба эта настолько тяжелая… Душа на крючке у врага. Кажется, что духовное развитие на этот период останавливается. Я в капкане. Пытаюсь из него выбраться, но никак не получается. Ничего не помогает…

Хочу посмотреть на человека добрыми глазами, увидеть в нем красоту, пристрастно выискиваю что-то хорошее (ведь позарез нужно это увидеть, чтобы изменить свое отношение), ― а грех закрывает и показывает все черное. И через это черное пробиться очень сложно. Порой не верилось, что что-то может измениться.

Молилась, читала всевозможные психологические статьи, искала в святоотеческой и художественной литературе похожие примеры. Что находила полезным, пробовала применить на практике. Средств было использовано множество. Особенно помогло, когда я стала верить не себе, а другим людям, у которых нет этой болезни, а значит, они видят человека адекватно.

Вижу, что в течение многих лет мысленной борьбы, исповеди, Причастия, этот грех, внутренняя болезнь, по капле выдавливается. Главное ― не сдаваться, продолжать борьбу, и, как лягушке в банке, взбивать молоко в сметану, чтобы не потонуть. Либо враг окончательно сломает и выгонит из монастыря.

А еще заметила, что со временем вообще все вокруг по-другому начинает видеться: постепенно перестраивается взгляд на весь мир, на всех людей, на себя. Все больше понимаю, как была, мягко говоря, не права. И сколько глупостей наделала. И это и стыдно, и неприятно. Плохо внутри опять же… Это смиряет.

В итоге, отношение к человеку все-таки меняется. Господь милует и дарит долгожданную свободу по чуть-чуть.

Монахиня Лия (Варшаковская):

― Я, наверное, не менее пяти лет пребывала в осуждении. Не понаслышке знаю, что это такое. Думаю, через осуждение проходят все.

Милостью Божией я попала в Оптину пустынь, где в тоненькой книжечке об убиенном отце Василии прочитала, как он боролся с грехом осуждения. (На Пасху в Оптиной пустыни были убиты трое монашествующих братьев: иеромонах Василий (Росляков), инок Трофим (Татарников) и инок Ферапонт (Пушкарев). Случившееся описано в книге «Красная Пасха – Прим. ред.) Он творил такую молитву: «Господи, это не этот человек согрешает, а я. Господи, прости меня!» Я как-то прочувствовала эту его молитву и стала обращаться к Господу именно так. Постепенно, с годами, она начала помогать.

Но одна сестра стала для меня камнем преткновения. Я никак не могла понять, почему она так поступает. Было очень сложно. И я обратилась к Богу: «Господи, ну вот эту сестру я никак не могу понять… Я ее постоянно осуждаю. Помоги мне! Открой путь, как выйти из этого состояния». И Господь дал ответ.

Сначала через одну сестру Он послал мне книгу «Испытание детством. На пути к себе» Натальи Ининой. А затем Он дал возможность с этой сестрой тесно соприкоснуться на послушании. Несмотря на всю ее молчаливость, замкнутость, она неожиданно разговорилась и рассказала о своем детстве, через что ей пришлось пройти, как она пришла в храм. После этого я перестала ее осуждать…

Осуждение ― очень тяжелый грех, от которого сложно отстать, он навязчиво владеет тобой. Но внутри меня все-таки произошла важная метаморфоза. Теперь, видя неправильный поступок или отношение к кому-то, я прежде всего задаю вопрос: «Почему этот человек так поступает?» Пусть не в одночасье, но со временем Господь дает ответ, и твое осуждение разбивается.

Монахиня Анастасия (Лашук):

― У меня не получалось принять одну сестру. От этого внутри было очень больно… Помню, я зашла в келью, и это был просто вопль к Богу: «Господи, помоги, я больше не могу!» Удивительно, но сразу же пришел мир. Случай этот произошел давным-давно, но я до сих пор его помню, потому что Господь сотворил настоящее чудо.

Что же касается процесса принятия человека, то, когда начинается осуждение, поток негативных мыслей, ты теряешь Бога. В этой борьбе важно задать себе вопрос: что для меня сейчас главное? Доказать, что я права и вижу правильно, или сохранить связь с Богом? Конечно, я хочу быть с Богом! И тогда эта внутренняя война немножко отступает, получается иначе взглянуть на человека, потому что это уже не ты, а Бог действует. Хочется просто бороться за Бога внутри себя…

Монахиня Тамара (Игнатович):

― Признаться, в первые годы прихода в монастырь моментов неприятия, осуждения было больше, чем сейчас. И в тот момент не было ни понимания, ни желания с этим бороться. Жил как жилось.

На послушании балансировал между попытками доказать, что ты тоже не лыком шит (если видел, что в рабочем процессе кто-то разбирается лучше), и стремлением настоять на своем, если сам чуть больше в чем-то понимал.

Но со временем стало понятно, что так себя вести неправильно, что у человека рядом свой опыт, свое видение. Бывало, что тот, чье мнение и слова ты не мог воспринимать, в итоге оказывался прав. Даже не в смысле работы, а с духовной точки зрения. А ведь именно духовная сторона имеет самое важное значение.

Грех живет в каждом человеке. Причем, он может быть не активным, а пассивным: ты можешь не высказывать вслух своих претензий и возмущений, но внутри искра загорается. Поэтому так важно приобретать навык вовремя себя останавливать. Конечно, получается не всегда. Но сейчас есть опыт и, по крайней мере, желание не выпускать это наружу, остановиться, подумать. Как когда-то мне батюшка сказал: «Прежде чем что-то сказать ― прочитай «Отче наш». Ведь стоит только впустить эту неприязнь, замешенную, конечно же, на гордыни, ― победить ее потом крайне сложно. Поэтому я стараюсь успеть себя остановить. И пожалеть человека. Даже если в данный момент жалеть его совершенно не хочется.

Монахиня Тамара (Романенко):

― Победить неприязнь и осуждение своими силами невозможно. Нужно просить Бога и верить, что все-таки это состояние разрушится. У меня было именно так. Я даже не понимала, за что не принимаю сестру. На послушании тесно не соприкасались, не сталкивались с ней, а вот неприязнь была сильной. Просила помощи у сестер, но они не знали, как помочь. И я просила Бога, потому что с этим жить очень тяжело. И каким-то чудом, спустя, правда, долгое время, я вдруг поняла, что неприязни к этой сестре больше нет, и я могу с ней спокойно разговаривать. За что очень благодарна Богу!

Сестра милосердия Татьяна Абрамова:

― Мое глубокое убеждение: если двое искренне ищут Бога, то Господь обязательно их приведет к тому единению, которое должно быть во Христе. Живой пример ― мои отношения с мамой. Если бы в 1996 году, когда я пришла в сестричество, мне сказали, что я буду стоять в одной церковной лавочке с мамой, ― я бы вообще никуда не пошла, однозначно.

Мама была, как мне на тот момент казалось, авторитарной, деспотичной. Мы с братом называли ее «НКВД» или «милиционер в юбке». Представляете, какие страшные вещи. Сейчас мне стыдно за такие слова...

Но тогда была пропасть, стена, пропасть и еще одна стена. Я четко помню моменты, когда мама читала молитвы, а я ненавидела ее голос... Понимаете, насколько лукавый может над человеком издеваться. Родные люди, дочь и мать…

Но Богу возможно все. Мы примирились. Сначала я пришла в сестричество, а спустя год-полтора уже и мама трудилась в церковной лавочке. Так получилось, что мы попали на одно послушание. В страшном сне я не могла себе этого представить. Мама делала замечание, я обижалась, уходила, а она кричала вслед: «А ну-ка вернись, я еще не все сказала!» Дошло до того, что, когда мама начинала меня нравоучать, как мне казалось, не в том тоне, я вслух читала такую молитву: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами рабы Твоей, которая меня обижает в эту минуту, помилуй меня грешную». И что вы думаете? Мама отвечала: «Как ты можешь читать эту молитву, когда я тебя ругаю?!»

А потом мама заболела. Впервые в жизни, уже лежачей, она сказала: «Спасибо тебе». Я так этому обрадовалась, так была счастлива! И еще мама призналась: «Знаешь, я умом все понимаю, знаю, какая я, но с собой сделать ничего не могу…»

За год маминой болезни я поняла, что вся эта дорога была нужна нам обеим. Господь долготерпелив, Он медленно ведет людей к тому, чтобы отношения стали настоящими, родилась любовь. Сейчас я ей очень благодарна. Ведь она от меня добивалась послушания ― того настоящего, которого ждет от нас Бог. Хотя на тот момент я совершенно не понимала, почему ключи или ножницы должны лежать в одном месте. А это, оказывается, очень важно для поддержания порядка.

И сейчас, если на послушании нужно сделать замечание, я задумываюсь: как не расстроить сестру, не нарушить ее внутреннее равновесие, чтобы впереди был хороший продолжительный рабочий день, сказать или же промолчать в данную минуту? Чтобы поступить правильно, нужно все время чувствовать Бога. И какая же это победа, когда сестры преодолевают неприязнь и осуждение! Мы ведь все ― одна семья во Христе.

Протоиерей Андрей Лемешонок:

― Человеческие отношения несовершенны. В каждом живет грех. Когда есть благодать ― грех не кусается, не разрушает. Но если благодать теряется, грех обостряется и мы осуждаем, появляется неприязнь.

Поэтому нужно находится в бодрствовании, внутреннем трезвении, защищать свой ум и сердце, чтобы враг не застал врасплох. Должно пройти время, должны быть ошибки, которые тебе навредили, многое испортили в жизни. Тогда вырабатывается внутренний инстинкт самосохранения: не впускать в себя плохую мысль, победить своего душевного, чувственного человека, прекратить эту реакцию, не допустить, чтобы она привела к потере мира, заражению ума и сердца грехом.

Очень важно хранить свой ум и сердце на замочке, не открывать их нараспашку. А то вдруг, как в сказке, это волк, переодетый в козленочка… Чтобы защитить свой ум и сердце, нужно терпение, смирение, которые вырабатываются годами. И до конца, наверное, мы их и не выработаем. Все равно временами бывает обидно. Ты что-то делаешь, стараешься, а человек говорит неприятные вещи, и тебя обжигает обида. Но это ожог внешний, а внутрь его впускать нельзя. Иначе будешь мучиться годами из-за своей нерассудительности и невнимательности.

Чем дольше человек живет, тем он внимательнее. Духовный человек всегда думает, как сказанное им слово отзовется в другом, какой будет в итоге результат. Мы, к сожалению, и в семейных, и в производственных отношениях чаще говорим стихийно, не думая о последствиях. А ты, прежде чем что-то сказать ― сделай паузу, подожди, успокойся.

Так постепенно вырабатывается навык трезвости, поиска Божьего слова и Божьего действия.

На послушании, если вас поставили старшим, всегда говорите спокойно, трезво, без лишних чувств. Когда мы говорим спокойно, но уверенно, тогда слово действенно. Когда раздражаемся ― и человек не слышит, уходит в обиде, и мы теряем Бога.

Эта школа наших отношений, которые нужно выстраивать, делать усилие, понуждать себя. Неприязнь, обида, осуждение? А ты принеси шоколадку, спроси, как дела. И это не обман, не игра, а борьба! Вместо грубых и обидных слов попытаться сказать что-то приятное, хотя в этом момент у тебя, возможно, все горит внутри. Но это реакция греха, а мое желание, чтобы был мир и мы посрамили дьявола. Кто-то же должен первым начать…

У нас сестры по 15 лет живут вместе в кельях ― и тишь да гладь. А другой человек нигде не находит себе места. Почему? Потому что внутри себя он не находит Бога. Человек, в котором живет Дух Святой, скажет: «Да, здесь немножко тесновато, шумновато, холодновато. Но ничего, слава Богу!» Представляете, как это красиво, как здорово, в таком состоянии жить! Его с любой стороны толкнут, ударят, оплюют, а он как ванька-встанька встает и снова повторяет: «Слава Богу!»

Что может помочь в борьбе с осуждением и неприязнью? Потерпеть: стерпится ― слюбится. И подождать. Время все расставляет на свои места. Утро вечера мудренее. Возмутился, все горит внутри, а ты пойди чаю попей и на боковую. Утром встанешь и подумаешь: «Что это такое было… Все не так уж и плохо. Солнышко светит. Весна скоро…»

Нам очень важно находить вину в себе: какой я нетерпеливый, грубый, не чуткий… Но как же хочется исправиться! Тогда будет перспектива роста. А в нашей жизни пределов роста нет. Чем дольше мы живем, тем больше видим, что еще ничего не начали менять… Это движение к Богу должно быть постоянным. Мы не знаем, какими будем уходить в вечность. Но, наверное, Господь знает наш потенциал: Он забирает человека, когда рост закончился, чтобы не было ничего худшего.

Записала Мария Котова

11.03.2020

Просмотров: 108
Рейтинг: 4.5
Голосов: 13
Оценка:
Комментарии 0
4 года назад
Дорогие Матушки, дорогой Батюшка Андрей!
Благодарю каждого из вас за драгоценный опыт борьбы с грехом осуждения, неприятия другого человека. Ваши рассуждения и добрые советы утешают и вселяют надежду на Победу и Исцеление. Спаси и укрепи всех нас, Господи!
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать