X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Он послужит Пресвятой Троице»

«Он послужит Пресвятой Троице»

«Внемлите себе братие, всех молю, прежде имейте страх Божий
и чистоту душевную и телесную, и любовь нелицемерную;
пост и молитву. Пища и питие в меру, чести не любите,
бойтесь и поминайте час смертный».
(Прп. Сергий Радонежский)

Тихим ангелом прошел по земле преподобный Сергий, избранник Божий, благословение Неба нашему Отечеству. Бесконечно близким и родным кажется его образ, но сам он скрывается в великой тишине созерцания Живоначальной Троицы. Кто разглядит в старце с посошком, месящем грязь проселочной дороги, завернувшись в потертую рясу, идущего мирить мятежных князей державного строителя единой Руси? В этом согбенном монахе, мозолистыми руками выпалывающем сорняки в огороде, как лицезреть величайшего героя и вождя народа русского?

Как просто, как буднично обставлены его чудеса!.. Голодает монастырь, но не падает с неба манна, не идет дождь из перепелов, а попросту подъезжают к обители невесть кем посланные подводы с провизией. Воскресает умерший ребенок, а старец, хоронясь от треска мирской славы, заявляет: «Закоченел мальчик на морозе, а в теплой келье отогрелся, ожил…» И так во всем: просто, бедно, убого. Что оставил он в наследство? Деревянную чашу и дискос, деревянный жезл-посошок и деревянную ложку, да еще маленький ножик, которым всё это выстругивал. Небесный человек, он смирился до конца, гнушаясь всякой славой и честью, чтобы только Сам Бог прославился в нем. Чадам мира сего это величие не понятно. Преподобный не произносил лозунгов и манифестов, не навязывал своих наставлений, тихим духовным словом он обращался к тому, кто хотел его слушать.

«Он послужит Пресвятой Троице» — так уразумели данное им свыше знамение благочестивые бояре Кирилл и Мария, когда во время Божественной литургии младенец в утробе Марии вскрикнул три раза. Земли он еще не видел, а Небо уже чувствовал. Священник, совершавший таинство Крещения и нарекая имя «Варфоломей», вновь указал на избрание Божие: «Отроку надлежит сделаться обителью Пресвятой Троицы».

Не сразу исполнилось желание боголюбивого сердца — родительская просьба подождать с постригом удержала стремившегося к уединению юного подвижника, но ненадолго. Приняв на склоне лет иночество, Кирилл и Мария мирно отошли ко Господу в Хотьковской Покровской обители, и будущий светильник земли Русской устремился в Маковец — поросший высокими деревьями холм, затерянный в дебрях Радонежских лесов. Старший брат преподобного — Стефан, некоторое время подвизавшийся вместе с ним, вскоре перешел в московский Богоявленский монастырь, и молодой отшельник остался один. В пустыни к этому времени уже был построен храм, освященный во имя Живоначальной Троицы. Постриг он принял в двадцать три года с именем Сергий.

Скудость, жажда, стужа, труды, бдение, соседство диких зверей — таким было жительство инока. Один противоборствовал он нападавшим даже видимым образом духам злобы и вышел из этой битвы, укрепляемый силой Божией, победителем. Чистая душа его, исполненная любовью к Богу, светила вначале братьям меньшим, посещавшим преподобного в лесной чаще, а затем и людям. Стали приходить искавшие душевной пользы богомольцы, кто-то остался жить рядом с отшельником, собралась братия, вначале 12, потом всё больше…

Не покладая рук служил преподобный Сергий Пресвятой Троице. Ей он посвятил свою жизнь. Во имя Всесовершенного Единства Живоначальной Троицы создавал свой монастырь и учил свою братию, взирая на это единство, побеждать ненавистную рознь мира сего. К этому единству звал преподобный весь народ, каждого человека. Своих бесчисленных духовных детей авва Сергий крепил крепчайшей, единственно возможной для нашего народа истинной связью — православной верой. Учил общежительству — совместному и совестному житию в Христовой любви, пред которой должны обратиться в ничто все раздоры между братьями о Господе. Начинала превозмогать Русская земля внутреннюю рознь, и Господь прощал ей грех междоусобиц. Пришел час, когда подкрепляемый силой Божией сплотившийся народ мог подняться против внешних супостатов.

Но противник был мощным: Ордынский хан Мамай заключил военный союз с Литвой — князем Ягайло, и к ним присоединился князь Олег Рязанский. Ужасом веяло от этого сговора ордынского насилия, западного хищничества и внутрирусской измены. Благоверный князь Димитрий отправился в Троицкую обитель. Не сразу преподобный старец благословил великого князя на битву: испытывал чистоту его намерений. Святой Сергий предложил князю выплатить Мамаю любую дань, пусть русские князья и вельможи претерпят любые унижения в Орде, только бы не лилась христианская кровь. «Мамай не хочет ни дани, ни чести, ему нужна погибель Руси», — отвечал благоверный Димитрий. Только тогда преподобный произнес: «Иди против безбожных татар, Господь поможет тебе». И тихо добавил: «Победиши враги твоя». Святой Сергий сделал свое благословение зримым: послал сражаться в полках великого князя двух своих иноков, бывших воинов, преподобных Александра (Пересвета) и Андрея (Ослябю). Преподобный вооружил своих учеников не мирским оружием — возложив на них схимы, он произнес: «Поможет Бог, в Троице славимый».

Пронеслась по лицу земли Русской весть о благословении на брань с Мамаем. Засиял луч надежды в сердцах русских сынов. Заколебался князь Олег Рязанский и не пошел на Москву…

Битва состоялась 8 сентября 1380 года на Куликовом поле. Облеченные в легкую ткань схимы преподобные Александр и Андрей без лат и шлемов поразили одетых в броню сильнейших ордынских богатырей и в этом подвиге сами стали мучениками за Святую Русь. И многие русские воины пали на поле брани в тот день: из 150 тыс. в Москву вернулись лишь 40 тыс.

Преподобный Сергий вместе с братией, пока шла битва, стоял на молитве. Духом он был на поле брани, поминал по именам павших христианских витязей. И Господь даровал победу православным. Но смысл ее был не военно-политическим. Это была духовная победа, и не над ордынскими захватчиками, а над внутренней богопротивной рознью. Впервые сыны Русской земли предстали не межеумочной «конфедерацией», не скопищем удельных самолюбцев, а единым народом Божиим. Так народ, единящийся о Господе, уже не знает страха и для него нет ничего невозможного.

Духом Божественной любви просвещал и объединял землю Русскую преподобный Сергий. Утверждал ее на незыблимых основах. Мятежный князь Олег Рязанский после встречи с преподобным заключил с благоверным князем Димитрием, прозванным после битвы Донским, «вечный мир». Дивным покаянием увенчал князь Олег свою жизнь: ушел в монастырь, наложил на себя жесточайший пост, носил власяницу, а под нею, вместо вериг, — впивавшуюся в тело стальную кольчугу. Ту самую, которую некогда не хотел надеть на себя для защиты Отечества. По его кончине многие приходили посмотреть на эту кольчугу князя, восставшего от бездны зла к высоте смирения. И сколько еще таких чудес совершил на Руси авва Сергий, скольких ожесточившихся и заблудившихся людей воздвиг он из мрака к свету Христову! Смиренный подвижник лесного Маковца стал зиждителем народного русского духа. Он привил народу лучшие черты и стремления. Совершая память игумена земли Русской, почтим преподобного следованием его завету: непоколебимо стоять в Православии. А он, небесный воин, в своем вечном стоянии за Русь поможет нам в этом.

При подготовке материала использовались книги:

  1. Архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). Слово о преподобном Сергии. Русская Православная Церковь. Издательство Московской Патриархии, 2001 г.
  2. Путь на Маковец. Сост. И.В. Давыдовская. — М.; МИРОС, 1993 г.
  3. Сердце чисто созижди во мне, Боже… В похвалу преподобному Сергию. Свято-Троицкий Ново-Голутвин Монастырь, г. Калуга, 1993 г. — С. 9–28.

В материале использованы фрагменты картин художника Павла Викторовича Рыженко и фотографии из интернета.

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

07.10.2020

Просмотров: 281
Рейтинг: 5
Голосов: 1
Оценка:
Комментировать