X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Обитель стала семьей» (часть 3)

Порой мы мечтаем, строим планы, стремимся к каким-то целям, но встреча с Богом меняет всё. Казалось бы, те же обстоятельства, те же люди, а всё уже по-другому — начинается новый отсчет…

История близняшек Лены и Оли Турковых и брата Николая Стороженко — это история служения и любви, история большой монастырской семьи и малой Церкви.

 «Не хочешь окунуться в святом источнике?»

Николай: Я начал трудиться в монастыре в мае 2011 года. Пасха в том году была поздняя. Накануне праздника мне позвонил брат Олег Коваленко и спросил: «Коля, не хочешь съездить в Логойск окунуться в святом источнике?» Я поехал.

Оля: У нас была традиция после ночного пасхального богослужения и молебна в интернате ездить на источник святого Николая Чудотворца в Логойске. В том году желающих искупаться было много. Нас с Леной посадили в машину к Коле, так мы и познакомились. Первое впечатление о нем — минский мажор, почему-то мы подумали, что он из крутых, не нашего поля ягода, мы попроще.

Николай: В той поездке я обратил внимание, что девушки очень общительные. На следующий день организовали пикник для сотрудников отдела внешних связей. Тогда Оля и Лена были для меня просто близняшки — интересные, веселые, но я их даже не различал. Позже начал присматриваться.

Лена: Коля стал трудиться в отделе внешних связей, и мы подружились. Ездили вместе в паломнические поездки, занимались спортом, бегали у Комсомольского озера, вместе ходили в интернат. У нас была веселая молодежная компания.

Оля: С моей точки зрения, мы показали Коле мир Православия. К тому моменту он уже встретил Бога, много читал, но мы старались открыть для него практическое Православие — общались с ребятами из интерната, ездили к святой Валентине Минской, в Жировичи. Всё это нас очень сплотило.

Монастырь, послушание, любовь...

Николай: Кто-то сказал, что нужна помощь в психоневрологическом интернате. Я считал, что мне еще рано, но раз надо помочь, значит, надо идти. Это сейчас для меня пациенты — родные люди, а тогда они вызывали настороженность. Я попал в отделение, куда ходила Оля — 40 насельников и хрупкая девушка…

— Я очень волновался, прежде чем сказать Оле, что она мне нравится. Чувствовал, что ей тоже интересно со мной, но боялся услышать «нет».

Лена: Наша компания стала очень дружной, и вот пришло время уезжать. С четвертого курса университета мы с Олей помогаем монастырю в отделе внешних связей. Сначала работали с сайтом обители, переводили фильмы и информацию о монастыре на немецкий язык, потом нас отправили потрудиться в Польшу.

После окончания учебы мы работали учителями английского и немецкого языков и каждое лето ездили в продолжительные поездки, собирали жертвочку на монастырь в разных странах мира. Я чаще летала с выставками в православные приходы США, Оля — в Скандинавию и Германию. В одном из разговоров с Колей мы обмолвились, что за границей некоторые сестры милосердия выходят замуж.

123

Оля: Остается один день до отъезда, Коля меня к себе подзывает и говорит: «Оля, мне надо с тобой серьезно поговорить». Моя первая мысль: «Он хочет мне сказать, что ему нравится Лена, сейчас спросит совет, как начать с ней встречаться». А Коля вдруг говорит: «Оля, ты мне нравишься, я хочу с тобой встречаться». Это для меня было как гром среди ясного неба. Хотя, если честно, я тоже присматривалась к Коле, он мне нравился, но я не позволяла себе думать о нем как о парне.

Николай: Когда Оля сказала: «Ты мне тоже нравишься!» — я ликовал. Мы решили дружить как парень с девушкой, и Оля уехала в долгую поездку. Я тоже поехал за границу от отдела внешних связей.

«В поездках Бог на руках носит»

Оля: Миссионерская деятельность нашей обители за границей ярко выражена. Люди там редко встречаются с Богом. В западных странах мало знают о монашестве, мы же знакомим их с жизнью монастыря и социальным служением. Господь действует через сестер в облачении, ты никто и ничто, но люди смотрят на тебя и видят Бога; если ты как-то не так себя поведешь, это их может отвернуть.

Лена: Часто на выставках люди подходят за советом и открывают тебе душу. Если ты не молишься, не исповедуешься, не причащаешься, не живешь жизнью с Богом, то что можешь сказать человеку в горе, например? Людям нужны молитвы, они утешаются святыньками, проповедями на дисках, которые мы им привозим. Они жертвуют, мы — молимся, такая вот связь Православия во всем мире.

Оля: Я люблю эти поездки, там Бог на руках носит. Едешь, чемоданы большие, 40 кг на хрупкой девочке, но этой тяжести не ощущаешь, как будто кто-то за тебя ее поднимает или Господь посылает в дороге людей, которые помогают. В этих поездках очень чувствуется, как Бог действует. Иногда договоришься быть в одном месте, и вдруг встреча отменяется, едешь в другое место — оказывается, ты нужен именно там.

«Послушание помогло мне встретиться с мужем, а ему со мной»

Николай: Мы не виделись с Олей почти полгода. Возможно, из-за длительного расставания у нее в отношении меня закрались сомнения. При встрече Оля сказала: «Нам с тобой надо расстаться». Я оказался в полной растерянности, ездил на могилу к матушке Валентине Минской и искал у нее утешения. Слава Богу, уже был опыт молитвы…

Месяц я был в подавленном состоянии, боялся увидеть Олю, а потом начал действовать — тайком оплачивал ей коммунальные услуги, приносил орешки и другие постные угощения… Оля видела, что я не сдаюсь и, наверное, оценила, мы снова вернулись к формату отношений парень-девушка.

Оля: Коля постоянно был в поездках, ударно трудился. Я нечасто его видела, иногда возникало недопонимание, которое не позволяло построить крепкие отношения. Наше общение растянулось на 5 лет. Наконец, в 2016 году мы поженились. Послушание в отделе внешних связей помогло мне встретиться с мужем, а ему со мной. Если бы не монастырь, семьи бы не было.

«Супружество — это полнота»

Николай: Все годы, пока мы встречались с Олей, я помнил ощущение, которое Господь дал мне в интернате, и верил, что мы станем мужем и женой. Я постоянно молился, и этот день наступил. Венчал нас отец Андрей Малаховский, он окормляет нас в интернате. На Венчание в Елисаветинский храм пришло неожиданно много гостей, чему мы были очень рады.

— В семейной жизни я почувствовал полноту, к которой всегда стремился. Мне хотелось возвращаться домой, я понимал, что там меня ждут. Оля почти сразу забеременела, и у нас родилась Василиса. С появлением дочери все изменилось — вроде ты тот же, сидишь, пьешь чай, и все-таки уже другой, продолжился со своей женой в ребенке, и ответственность тоже другая.

Оля: Мне все в жизни давалось с большим трудом, потому и радость семейной жизни, принятие себя как счастливой жены, а потом и матери, я стала ощущать далеко не сразу. У меня непростая ситуация — я сестра-близняшка, «отлепиться» от моей любимой сестренки мне было не то что тяжело, а просто непосильно.

Три года семейной жизни я шла через «тернии к звездам» и благодаря молитвам батюшек и сестер монастыря, усердной работе над собой с помощью Божией и терпению Коли все-таки поняла, что значит та полнота человека, которая приходит благодаря супружеству и о которой говорит мой муж.

«Быть родителем — творческая задача»

Николай: Жизнь христианина — это же не сплошные радости, это труд, смирение себя, немощного. Семейная жизнь — это ответственность и заботы, но все эти трудности ради Христа, поэтому они радостные. И я воспринимаю сложности как что-то полезное, главное — не остановиться и не сдаться…

Быть родителем — творческая задача. Дочке в марте исполнилось 3 года, девочка у нас смышленая, с характером. Мы вместе приезжаем в храм, слава Богу, причащаемся.

Однозначных рецептов в воспитании нет — это загадка, которую родителям нужно разгадать, тут важно постоянно искать взаимодействие. Пока мы с Олей сеем семена, которые в свое время, надеемся, прорастут.

Оля: Уже 11 лет я работаю учителем английского языка. Это достаточный опыт моего взаимодействия с детьми, но, родив ребенка, я поняла, что в моем опыте не хватает материнской любви. Благодаря доченьке у меня появился шанс учиться долготерпению (поверьте, в воспитании детей его нужно очень много, и это большой дар от Бога), смирению (когда тебе хочется заслуженно в конце рабочего дня уделить время себе, а на тебя смотрят милые глазки, и ребенок даже мысли не допускает, что мама может хоть минутку побыть сама с собой) и кротости (личность ребенка — хрупкий сосуд, иногда от усталости и стресса тебе хочется просто крикнуть, а ты спокойным и милым голосом пытаешься в сотый раз объяснить малышу, например, что еду нехорошо бросать на пол).

«Если твои корни в обители, ты должен быть здесь»

Лена: Когда мы начали трудиться в интернате и монастыре, обитель стала для нас семьей. Были периоды, когда мы пробовали посещать другие храмы, чтобы почувствовать Бога — ходили в кафедральный собор, в церковь преподобного Сергия Радонежского, но всё равно возвращались в монастырь.

Оля: Если твои корни в обители, если тут твое духовное рождение, столько событий, переживаний, перерождений и падений, то ты можешь срезать ростки, уйдя в другую церковь, но тебя всё равно тянет обратно. Ты должен быть здесь.

Николай: В монастырь меня привел Господь. Не употребляя слова Промысл, не могу объяснить, как я здесь оказался — это одно из самых ярких Божиих действий в моей жизни, подарок и дверь моего спасения.

Беседовала Дарья Гончарова

Фото из личного архива семьи Стороженко и Елены Турковой

4.06.2020

«Обитель стала семьей» (часть 1)>>

«Обитель стала семьей» (часть 2)>>

Просмотров: 245
Рейтинг: 5
Голосов: 3
Оценка:
2 года назад
Благодарю за Встечу и Знакомство с удивительной Семьёй! Спаси и укрепи вас, Господи, дорогие!!!
Комментировать