X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

О мысленной брани

О мысленной брани

«Однажды вечером, во время стояния в церкви Зосимы и Савватия за всенощной, — рассказывал о себе архимандрит Кронид, — вдруг неожиданно, как молния, пронеслась в моей голове страшная, ужасная мысль неверия, сомнения и богохульства. Это совершилось так мгновенно и внезапно, что, подобно молнии, обожгло меня адским огнем. Затем помыслы этого рода полились сплошной рекой в моем сознании. Я онемел от страха и ужаса. В моей душе совершалось что-то неописуемое и непостижимое, ужасное и страшное. По приходе из храма в келлию помыслы не оставляли меня. Воистину эти страдания были не земные, а скорее адские. Я лишился пищи и сна.

После этого проходят дни, недели, месяц, проходит год, два, три, четыре, а адские мысли непроизвольно текут и продолжают преследовать меня. Я не находил себе нигде места успокоения от тоски и печали и даже в отчаянии, грешный, просил себе у Господа смерти. Эта мысленная брань была неописуемо тяжка. Представьте себе состояние боримого, когда два мира внутри него: один мир светлый — веры и надежды на Бога и пламенного желания спасения, а другой мир — темный, внушающий одни только пагубные мысли и неверие…

Единственным моим утешением и радостью было в свободные минуты раскрывать книгу "Жития святых" и там читать о Нифонте, Кипрском чудотворце, который сам страдал подобными помыслами в течение четырех лет. Затем перечитывал сочинение святителя Димитрия Ростовского, где он описывает страдание от хульных помыслов преподобной Екатерины Синайской. Эта святая дошла до такого скорбного состояния, что упала, билась головой о землю и взывала: "Господи, спаси меня, я погибаю!" В этот самый момент она видит во свете молниеносно явившегося ей Христа Спасителя, сказавшего: "Екатерина, Я с тобой!" Тогда Екатерина вопрошает: "Господи, когда в душе моей были хула, неверие, богохульство — где же Ты был тогда?" Спаситель ответил ей: "Я был в твоем сердце". Тогда Екатерина вопросила: "Но ведь там была одна скверна?" Господь ответил: "Но ты на эту скверну не соизволяла…"

Вспоминаю я теперь слова подвижников: "Ищи себе старца и руководителя не столько святого, сколько опытного в духовной жизни". И этот совет мне пришлось испытать прежде всего на самом себе. Когда в своих великих страданиях я обратился к одному духовному ученому лицу и поведал ему свою мысленную скорбь, он выслушал меня и сказал: "Что ты, Господь с тобой, да разве можно допускать такие мысли?" Вышел я от него непонятый им, ни жив ни мертв от безысходной печали. Всю ночь не спал. Утром, едва переставляя ноги, я, по своей обязанности, отправился в живописный класс, а по пути зашел к заведующему живописной мастерской иеромонаху отцу Михею. Он, увидев меня расстроенным, с удивлением воскликнул: "Отец Кронид! Что с тобой? Тебя узнать невозможно! Лицо какое-то особенно страдальческое, исполнено печали, что невольно выдает твои душевные муки. Говори, что с тобой?" Тогда я ему поведал о всех своих внутренних скорбях и мыслях. Он со слезами на глазах выслушал меня и с особым чувством сострадания и христианской любви, как бы сам переживая со мной мои муки, сказал мне: "Успокойся, отец Кронид. Эта великая брань, наносимая врагом, бывает со многими людьми. И мы с тобой не первые. Многие, очень многие страждут ею. Я и сам страдал этой бранью семь лет и дошел до такого состояния, что однажды, придя в Успенский собор к вечерне, от мыслей неверия и богохульства даже не смог там оставаться. Выбежав из храма, я направился в келлию своего духовного отца, иеромонаха Авраамия, при этом весь дрожал и сказать ничего не мог. Старец несколько раз спрашивал меня: "Что с тобой, что с тобой, скажи мне?" После обильных слез я только смог вымолвить: "Батюшка, я погибаю!" Тогда старец мне говорит: "Ты ведь не услаждаешься этими мыслями и не соизволяешь на них? Что же ты так нестерпимо тревожишься? Успокойся! Господь видит твои душевные мучения, и Он тебе во всем поможет". Потом прочитал надо мной разрешительную молитву, благословил и отпустил меня с миром, и с того дня, при помощи Божией, помыслы эти совершенно исчезли. А иногда они изредка появляются, но я не придаю им значения, они исчезают, и я быстро успокаиваюсь".

Слова отца Михея, как драгоценный бальзам, пролились на мою душу, и я с того времени получил значительное ослабление мысленной брани».

30.12.2020

Просмотров: 912
Рейтинг: 5
Голосов: 28
Оценка:
Комментировать