X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

На своем месте. С музыкой и с Богом

На своем месте. С музыкой и с Богом

Протодиакон Дмитрий Шепелев руководит Архиерейским хором в Свято-Покровском Кафедральном соборе города Гродно. В детстве он был крещен в костеле, учился в Минске в музыкальном лицее, а затем в консерватории. Его жизнь могла сложиться иначе, если бы студентом его не позвали на клирос в православный храм. Отец Дмитрий говорит, что это подарок от Бога, и таких подарков в его жизни было много!

Совсем скоро, 17 октября, мы услышим пение Архиерейского хора из Гродно на фестивале «Державный глас», а пока познакомимся с его дирижером — отцом Дмитрием Шепелевым. Он рассказывает о музыке, о Боге и о том, как стал во главе столетнего хора собора.

Одна дорога

— Мой старший брат тоже музыкант, — рассказывает отец Дмитрий. — Он как-то сказал своей преподавательнице по фортепиано, что мама забеременела, а в ответ услышал: «Замечательно! Через 6 лет ждем мальчика или девочку к нам в школу». Та учительница заведовала и хоровым отделением в музыкальном лицее при консерватории.

Моя судьба была предопределена еще до моего рождения! Другой мысли кроме той, что я должен быть музыкантом, у близких не было. Меня привели на собеседование в лицей, убедились, что есть слух и способности. Так началась моя музыкальная карьера.

Крестили меня и брата в костеле. Мама католичка, папа православный, у мамы была более активная религиозная позиция. А так как мама в то время в костел меня не водила, то мое духовное воспитание на этом, можно сказать, и закончилось. Я подрастал и стал ощущать неловкость, что у меня нет никаких знаний о вере.

Трамплин

Ни для кого не секрет, что многие хоровики из лицея и консерватории ходили петь в церковные хоры, чтобы подзаработать какую-то копеечку. Мой первый опыт пения на клиросе был в Доме милосердия в храме Иова Многострадального. Меня, девяти- или десятиклассника, пригласили старшие товарищи петь в субботу Божественную литургию мужским составом.

Вскоре меня познакомили и с настоятелем храма отцом Федором Повным, а через некоторое время я попал там же в большой хор. То есть стал петь не только в субботу утром, а еще и на всенощных бдениях, и на воскресных литургиях.

Мой внутренний диссонанс продолжал усиливаться. Католиком себя не ощущал, но постоянно было стремление чувствовать себя в храме как дома. Все крестятся, а я не знаю, как себя вести. Тогда были и первые опыты религиозного переживания: попытка осознать малопонятные или вообще непонятные тексты молитв, первая встреча с церковнославянским и нужная для духа атмосфера в коллективе. Большой хор Дома милосердия стал для меня серьезной школой. Шефство надо мной взяли известные музыковеды Николай Васильевич Шиманский и Галкин Олег Абрамович. В хоре, замечу, никто не позволял себе пустых разговоров. Все серьезно относились и к звуку, и к слову, и к поведению.

Затем я пел в разных церковных хорах. Понимаю, что с Домом милосердия мне действительно повезло, потому что я мог с самого начала внутренне погрузиться в правильное настроение, приходить в дух. И это, наверное, поспособствовало скорейшему пониманию того, что происходит на службе. Это был отличный трамплин!

В некоторых других приходах сталкивался с не очень хорошей практикой, когда клирос вообще отделен от храма, когда певчие на клиросе в паузе пьют чай, обсуждают насущные проблемы, не сильно заботясь о том, что происходит во время богослужения. Но плохой опыт — это тоже опыт… Есть с чем сравнивать. Из каждой практики можно что-то для себя вынести.

Подарок

У моей будущей супруги Юлии история воцерковления немного другая. Ее мама была в ряду первых активистов, которые начинали на окраине Гродно организовывать православную общину и строить храм в честь Собора Всех Белорусских Святых. Как строить? Сначала церковью служила военная палатка, после — железнодорожный вагон, переоборудованный под храм…

Сама Юля на тот момент училась на втором курсе Гродненского музыкального училища. Настоятель храма отец Анатолий Ненартович дал ей послушание заниматься хором, где певчими были те несколько человек, которых нашел сам настоятель.

Как-то мы с Юлей, когда я приехал в гости, пошли попеть в хоре. После службы будущая теща подозвала к себе и сказала: «Это батюшка. Он тебя сейчас миропомажет. Ты не против?» Я ответил, что очень рад!

Для меня это был праздник, приятный подарок! Таким образом разрешился внутренний многолетний диссонанс, когда я не ощущал себя католиком, хотя являлся им де-юре, а душой через церковное пение успел прикипеть к Православию.

Благословение

Затем моя будущая жена поехала учиться в консерваторию. Отец Анатолий попросил ее вернуться после учебы. Так и получилось, но вернулась она не одна, а с мужем, то есть со мной.

Батюшка еще во время моей учебы познакомил меня с владыкой Артемием, возглавляющим Гродненскую епархию. Он мне сказал: «Я сам минчанин и ты минчанин. Но что там тебе в Минске делать? А у нас здесь столько работы! Нужны толковые молодые ребята. Давай к нам!» Эта беседа была за полтора-два года до окончания консерватории. «Удочку забросили», и я начал размышлять.

Подстраиваться под какой-то шаблон не хотелось, а скорее, наоборот, всё пытался понять верный путь через внутреннее мое состояние. Да, получил музыкальное образование, но я вижу, что меня тянет в православный храм и что мне здесь нравится. Соответственно, я не хочу оправдывать какие-то чужие надежды, что потом пойду в магистратуру, в аспирантуру, возьму какой-нибудь детский хор в музыкальной школе. Я не видел в этом своей дороги, не чувствовал, что действительно смогу это полюбить и принести какую-то пользу. Я бы мог это сделать ремесленно, но у меня не было к этому тяги.

Все происходящее в моей жизни мне хочется привести в гармонию. Если я чувствую любовь к православному храму, то почему должен быть где-то в другом месте?

Молодой, на подъеме, я с радостью принял для себя решение, что изменю свою жизнь, что приложу к этому все усилия, потому что мне этого хочется и мне это нравится!

В соборе

В 2008 году мы переехали в Гродно, я поступил на заочное отделение в духовную семинарию в Жировичах. Себя хвалить нельзя, но я очень старался, первое время практически до головных болей. Постоянно прокручивал в голове схемы богослужений, вычитывал огромное молитвенное правило, вникал в церковнославянский, искал переводы, не отлынивал и от богословской науки. Мне хотелось погружаться быстро, глубоко и основательно.

В августе-сентябре стал семинаристом, а 2 ноября меня уже рукоположили в дьяконы. Пошел долгий процесс дьяконского становления. Я максимально себя посвящал тому, чтобы все было гладко во время богослужения. А через некоторое время меня назначили старшим, то есть архиерейским дьяконом в соборе.

Да, порой, конечно, приходилось в чем-то себя заставлять, но я понял, что это мое и мне это действительно нравится, и я благодарен, что так все сложилось. Я вижу, что меня Господь ведет.

Хоры появились не сразу. Но еще во время моей учебы в консерватории владыка Артемий сказал, что если я музыкант, то, пожалуйста, могу заниматься церковным пением. В первое время моего служения в соборе была очень большая нагрузка по количеству служб и треб. Поэтому о хоре, о каких-то планах, репертуарах, работе над интонацией не мог и помыслить. Но пришло время, когда и нагрузка немножко снизилась, и третий дьякон появился в соборе.

Большое плавание

Сначала я стал участником хора духовенства Гродненской епархии, а потом священноначалие приняло решение о том, чтобы назначить руководителем коллектива меня. Это было состояние выброшенного из лодки человека, которому сразу надо было научиться плавать. Кто я? Молодой дьякон, который сам пытается что-то понять, освоить, выучить, а тут вдруг хор, чуть ли не наполовину состоящий из протоиереев, а еще трех благочинных из области, которые не имели возможности приезжать на репетиции постоянно. Пришлось научиться многому...

Однажды у меня спросили о том, могу ли я подготовить архиерейский хор к фестивалю «Коложский благовест». Я согласился. Регентской практики много лет уже не было. Внутренний перфекционист вдруг проснулся, и я краснел первые репетиции. Понимал, что от меня ждут какого-то чуда: «Ты же консерваторию окончил!» А я не ощущал этого, и пришлось быстро восстановить определенные навыки, что-то вспомнить, чтобы соответствовать даже не чужим ожиданиям, а своим внутренним. Не зря же 18 лет отдал музыке и хору…

А после фестиваля наше сотрудничество продолжилось. Людям в хоре понравилось со мной работать. Если намечалось какое-то мероприятие, подготовкой к нему просили заниматься меня.

К тому моменту ощущал себя и дьяконом более крепким, когда не нужно было постоянно повторять или готовиться к каждой службе, прокручивая все возможные нюансы. (Дьяконское служение в моем случае — это быть ответственным за все богослужения в соборе, вплоть до составления расписания служб и графика служения дьяконов и пономарей.) Поэтому мог заниматься подготовкой концертных программ, но я не практикующий регент, который оставляет архиерея внизу, а сам уходит наверх и руководит хором. Я должен быть все время при владыке Артемии. И только если он не служит в храме, и если не против настоятель, то какие-то службы я могу провести на клиросе, но таких богослужений очень мало. Основная моя задача — спевки и выступления хора.

В оргкомитете фестиваля «Державный глас» интересовались, как меня представить — дирижером или регентом? Правильно все же дирижер хора, потому что регент для меня — это тот человек, который всегда с хором, кто решает не только профессиональные, но и все остальные сопутствующие вопросы, связанные с ответственностью, дисциплиной, настроением в коллективе и так далее. Регентует хором моя супруга Юлия. А мне певчие хора доверяют как профессионалу, который на спевке может объяснить определенные позиции — и певческие, и богословские.

На столетнем юбилее нашего Архиерейского хора, который мы отмечали в прошлом году регентско-певческой конференцией, один минский регент говорил о том, что регент обязан воспитывать, наставлять своих певчих. Они должны точно так же, как и все прихожане, как все члены общины, Церкви, двигаться дальше и постигать евангельские истины, постигать традицию. Человек должен всесторонне развиваться, а для меня развитие — движение к Богу. Развитие своих талантов — это возвращение талантов Богу, служение людям и Господу данным тебе даром.

 

Беседовал Вадим Янчук

Фото и видео с сайта Свято-Покровского кафедрального собора pokrovgrodno.org

29.09.2020

Просмотров: 8
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text