X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Мысли о духовной борьбе

Мысли о духовной борьбе

Крест — в христианском понимании — я увидел совсем недавно. И увидел распятого на нем Человека, не Бога, а такого же, как я, из такой же плоти, которая, так же как и моя, не хотела боли и сжималась от мысли о муках. Наверное, поэтому сказано: плоть немощна (ср.: Мф. 26: 41). Это та часть человека, которая тянет его к земле, которая желает страстей и сеет внутри и вокруг себя грех. Но Господь вдохнул в эту немощь Свою силу — Дух. Он внутри каждого, и когда начинаешь думать о Нем (о Духе), Он живет, набирает силу и тревожит твою человеческую половину. Человек пытается сопротивляться. Идет война; она без выстрелов, у каждого она своя и проходит по-своему. Для меня эта война (читай: борьба) в том, чтобы промолчать, не выплеснуть наружу море расплавленного металла, в котором бушует ураган.

Человек ведет борьбу с собой с ранних лет, с тех пор, когда начинает понимать, что есть вещи, в которых нужно учиться себе отказывать. Идет время, ты приобретаешь навыки, привычки, становишься зависимым от них и не замечаешь, как то, что казалось безобидной шалостью, превратилось в страсть, и без нее уже нельзя жить, она — часть тебя. И тут понимаешь: должна начаться борьба, но еще не с самой страстью, а борьба за решимость начать что-то делать.

Я около десяти лет «благополучно» кололся: попадал в реанимацию, сбивал дозу в 37-м отделении, садился и кололся в лагере, освобождался с мыслью, когда же я «ужалюсь» — прежде чем первый раз в голове мелькнуло: «Зачем?»

Потом еще лет пять жил так же, но мысль «зачем колюсь», а потом — «зачем живу» стала появляться чаще. Может, это и стало точкой осмысления себя не как физического тела, а того, чем это тело наполнено. И появились несоответствия: тело хотело своего — душа требовала другого; начались поиски. Из сегодняшнего дня на то, что было, хочется смотреть как на проплывающие мимо тени: йога, буддизм, различные психотренинги. Сейчас краски поблекли и то, что происходило, не кажется особым усилием или борьбой. Но когда после очередной попытки разобраться в себе опять оказывался «на ломах», возникали вопросы: «Почему не выдержал? Что опять не так? Какой энергии на этот раз не хватило?»

Однажды я понял, что всегда оставляю себе те точки, которые связывают с прошлым, и тогда враз отказался от всего, к чему, на мой взгляд, имел тогда привязанность: табак, кофеин, телевизор. Мало того, уехал в Россию, в глубинку, подальше от цивилизации. Сейчас понимаю, что взял через край, — каждый день начинался с мысли, как его прожить, чтобы «не унесло крышу», — это был непростой период, ведь у меня не было на тот момент точки опоры. Помогла привычка камерной системы. О Боге тогда думал просто как о Создателе всего, Он не был для меня живым, к Нему нельзя было обратиться с просьбой. Спас «случайно» попавший в руки Ветхий Завет. Сейчас череда случайностей видится по-другому, видится через то, чем я наполнен сейчас. А тогда обратил внимание на то, что делал Израиль в трудное для него время, — он очищался многодневным постом и молитвой, и помощь приходила всегда, так или иначе.

Позже, когда уже года два жил другой жизнью, было нелегко понести неверие близких людей в то, что я изменился. «Я уже столько времени другой, а мне не верят». Появилась обида. Вообще, борьба с самим собой меняется, трансформируется: отойдут грубые страсти — их место займут другие. Или старая болезнь примет другой вид, станет тоньше, но не убавит силы, а наоборот. Это как в компьютерной игре: переходишь на следующий уровень, — и жить становится сложнее. А помочь может твое обращение к Богу и вера в молитвы духовника и близких тебе людей.

Брат Игорь

Журнал «Встреча» № 30 за 2003 г.

15.09.2020

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text