X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Моя жизнь очень проста...»

«Моя жизнь очень проста...»

Моя жизнь очень проста, но в ней есть моменты, которые могут кому-то помочь, если на то есть воля Господа.

Крестили меня в девять лет на дому у священника с целью хоть как-то укрепить мои физические силы, хотя впоследствии в церковь мы ходили очень редко. Я была послушным ребенком и не «проблемным». Когда пришло время выбирать профессию, мной двигал лишь один помысл: я хотела помогать людям. И выбрала медицину, поступив в Латвийскую медицинскую академию (я родом из Прибалтики). За время учебы вышла замуж, родив сына Романа, но вскоре мы с мужем развелись.

Когда я обвенчалась с моим вторым мужем Павлом, со мной стали происходить странные вещи: я уходила по ночам из дому и гуляла по улицам, не могла находиться вместе с Павлом в одном помещении, лезла драться на него с кулаками и т. д. Он мне сказал, что именно в тот момент понял, что всё в руках Божиих.

В ночь после венчания я увидела во сне Спасителя: Он стоял такой большой и красивый, раскинув руки по обе стороны, как будто благословлял нас. После рождения второго сына Федора мы жили в общежитии (без прописки, нелегально), денег постоянно не хватало на самое необходимое, мы просто бедствовали, но Господь давал силы и терпение, и всё это переносилось без ропота и муки.

Павел первым потянулся к Богу, к Церкви и меня заставлял хоть иногда ходить на службу и причащаться (он за меня вычитывал все молитвы и всячески меня поддерживал и подбадривал). Но мне в церковь ходить было тяжело. Павел поехал в Псково-Печерский монастырь, побывал и на острове Залит у батюшки Николая Гурьянова, просил молитв батюшкиных обо мне (на что отец Николай ответил, что будет хорошо, что я поправлюсь). Еще Павел спрашивал, надо ли нам переезжать жить в Астрахань (там есть трехкомнатная квартира, дача и т. д., то есть жилищный вопрос решился бы сразу), но батюшка Николай сказал: «Живите там, где живете». Вот и по сей день мы живем в общежитии в Минске. Хотя престарелые родители мужа очень просили нас переехать, но он отказался, сказав, что не благословили! Также отец Николай сказал мужу: «Вина не пей», и вот уже 4 года муж не берет в рот ни капли спиртного.

Муж мой Павел любит паломнические поездки по святым местам, а для меня это утомительно. Но всё же летом 1997 года он уговорил меня съездить с Романом в Оптину пустынь. Ехать я очень не хотела, но, чтобы не огорчать Павла, поехала. Сразу я не почувствовала насколько это благодатное место. Расскажу о чуде, которое произошло. Сын мой Роман с рождения страдал гнойным воспалением глаз, и традиционными методами оно не вылечивалось. Когда выезжали из Минска (ехали на автобусе), с глазами было всё в порядке, утром же, проснувшись, мой ребенок не смог открыть глаз, они все заплыли гноем и стали красными, веки опухли. Приехали в Оптину пустынь, приложились к святыням, к мощам отца Амвросия, причастились, окунулись в источнике, уехали назад в Минск. И только спустя несколько дней по приезде я вдруг вспомнила, что глаза-то у Ромы перестали болеть. Прошло уже много лет и глазки у Романа ни разу не заболели. Спасибо Тебе, Господи! Прости меня, неблагодарную и слепую!

Сразу после приезда в Минск из Оптиной пустыни я узнала, что ношу под сердцем еще одного ребенка. Как я скорбела, сколько я выплакала слез — одному Богу известно. С мирской точки зрения, причины на это были: жили в общежитии, денег нет, есть нечего (мы были такие худые, что отец Александр из храма Петра и Павла назвал нас египетскими подвижниками), но это нужда нас заставляла есть хлеб, картошку и пить воду. Роме было 7 лет, Федору 1 год и должен появиться еще один человечек! Аборт я делать и могла (в уме) и не могла (сердцем чувствовала — нельзя). Муж был категорически против аборта, убеждал, просил, даже угрожал тем, что за этот грех Господь попустит много скорбей и нам, и нашим детям.

Сердце рвалось на части, сама металась, как загнанный зверь, все глаза выплакала. Пошла к батюшке Андрею Лемешонку, рассказала всё без утайки, на что он мне просто ответил: «Разве можно убить человека за кусок колбасы? Господь посылает его на землю, значит, Он о нем уже побеспокоился». Еще батюшка сказал, что надо каждую неделю причащаться, это правило я выполнила: все 9 месяцев я ходила в субботу на вечернюю службу, а утром в воскресенье на литургию и причащалась. Во время беременности, сделав тщательное обследование, врачи поставили диагноз, что у меня во чреве больной ребенок, болен болезнью Дауна. Моему горю не было границ, я плакала и молилась, молилась и плакала. Поддерживал меня Павел, а духовно окормлял батюшка. По истечении времени сделали углубленное обследование: оказалось, что всё это ошибка, во чреве растет здоровый мальчик.

В скором времени приезжаю я в субботу, как всегда, в храм на исповедь, стою, молюсь и вдруг чувствую свет, на меня сверху идет свет, как от очень мощного прожектора, я подняла голову и не смогла глядеть: этот свет слепил мне глаза. И вдруг я стала чувствовать, что наполняюсь любовью, добротой, но я почувствовала, что уже переполнена, как чаша, и не могу больше вместить. Я потеряла сознание, когда очнулась, рядом были родные, любимые лица. Они хлопотали возле меня, помогали... О Боже! Как я их любила тогда, я никогда больше не испытывала такой любви к людям. Ко всем: и к нищим, и к грязным, и к добрым, и к врагам своим. Я всех их любила любовью не человеческой. Это любовь всеобъемлющая, нежная, трепетная. Батюшка об этом случае знает, он сказал, что это Божия благодать. Слава Господу за всё! После этого случая я стала плакать покаянными слезами (в церкви, на исповеди и просто, когда читаю духовную литературу или смотрю православную передачу. Это продолжается и по сей день).

Когда наш малыш еще не родился, мы ему не могли подобрать имя. И как-то я вошла в храм и услышала громкий мужской голос: «Он должен быть Петром!» Я рассказала мужу, ему это имя не очень понравилось, но он всё же согласился: сейчас у нас есть Петр.

Расскажу чудо рождения на свет нашего Петра. Меня положили в предродовую палату, где я лежала одна, схватки шли своим чередом, на живот я положила иконку Божией Матери «Помощница в родах», которую мне привез Павел из Псково-Печерского монастыря, и молилась. Всё шло хорошо, в палате было тихо и безлюдно. Вот началась очередная схватка, я прикрыла глаза и начала молиться, а открыв глаза, увидела у моей кровати четырех юношей прекрасных лицом, в белых одеждах, очень благообразных. Они сказали, что пришли встретить мальчика, и исчезли. Через очень короткое время я родила Петра. Всё прошло очень хорошо. Но тех юношей я запомнила на всю жизнь…

С появлением Петра наши дела пошли на поправку, мы живем в общежитии, прописаны в нем, муж начал получать приличную зарплату, да и я работаю, стало легче материально. Я благодарна Богу за такую милость! И самое главное, в жизни появилась незыблемая опора — это Бог, вера, Церковь! В юности у меня была одна цель — получить медицинское образование, чтобы помогать людям. Я думала, что через это возымею бессмертие. Но когда я держала в руках диплом, то вдруг поняла, что цель достигнута, но удовлетворения нет, и дальше началась пустота.

Теперь я понимаю, что самое большое богатство в нашей жизни — это иметь веру в Бога.

Сестра Светлана

Журнал «Встреча» № 19 за 2002 г.

19.08.2020

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text