X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Маршрут в новую жизнь

Однажды рано утром вместо того, чтобы поехать на рынок, где он работал, Николай сел в автобус, который шел к монастырю. Этот маршрут, как сегодня считает мужчина, был единственно правильным — маршрут в новую жизнь… Сейчас Николай живет на монастырском подворье.

— Николай, расскажите о своем детстве.

— Я из многодетной семьи. Нас в семье было семеро. Мама любила детей, да и отец был не против.

Мы родом из Ярославской области, но папа был военным, и как раз перед самой перестройкой мы переехали в Беларусь. Жили в военном городке рядом со Сморгонью. Потом отец ушел в отставку, устроился в ДОСААФ, а мама работала медсестрой.

Я четвертый ребенок в семье. Всё было хорошо, но потом началось... (долгая пауза) Сначала брат утонул, потом сестра пропала, еще одна сестра пропала. Не нашел я концов… Самый старший брат спился, двое ушли из жизни из-за несчастной любви. Отец замерз на улице — что-то случилось, алкоголя в крови не было, а у матери прихватило сердце…

— Может быть, вы здесь сегодня для того, чтобы молиться о своей семье?

— Однозначно! Каждый день батюшке говорил, что если бы мне можно было поменяться местами, отдать свое здоровье, я бы так и сделал. Не знаю, где родные сейчас, в раю или в аду… Но надо молиться. Я каждый день молюсь, прошу, чтобы у родных было всё хорошо. 

— Но что-то же должно было остаться в прошлой жизни, дом, например?.. Почему вы оказались на подворье?

— Дома у меня уже нет. Продал, а деньги прогулял. Всё пошло наперекосяк. Были мечты, планы. Если бы не эти события, я был бы председателем у себя в агрогородке, как говорили люди. Образование позволяло: я и агроном, и слесарь по ремонту сельхозмашин. Но после смерти последнего брата запил, дебоширил, дрался. Не смерть за мной ходила, а я за ней ходил… Я понимал, что самоубийство — не выход, но подсознательно искал смерти.

А потом приехал на работу в Минск, устроился на рынок, торговал вещами. Отработал два года.

На рынке без ста граммов нельзя — для согрева, для веселья, для людей. В какой-то момент задумался, что если всё будет так продолжаться, то я превращусь понятно во что…

— Как вы узнали о монастыре, о подворье?

— От бабушек. По рынку много бездомных ходило. Старушки сетовали: «Неужели эти люди не могут что-то поменять? Есть ведь специальные заведения, ночлежки, места, где дадут работу, накормят, оденут…»

Мне надоела пьянка. Подумал, что день терять не страшно — поеду и попробую.

Когда первый раз приехал в монастырь, то никого не застал. Просто с охранником поговорил. А потом как-то рано утром стоял на остановке. У меня был выбор: сесть в автобус № 130 и ехать на рынок или № 18 и ехать в монастырь. Первым подъехал 18-й… В монастыре меня снова встретил охранник, накормил, выслушал, рассказал про подворье. Встретили матушку-игумению, она благословила ехать на Лысую Гору. Посадили меня на автобус до подворья, на месте устроили, я отоспался. Сразу другое настроение, сила, благодать. Всем, кто приезжает сюда с добром, дается благодать.

Не поверите, за полтора года, что я здесь, в город выезжал только на экскурсии или в театр вместе с матушками и братьями.

А сам в мир к товарищам выезжать не хочу. Знаю, что всё плохо закончится: баром, дракой, милицией. Да и не за чем ехать. У меня всё есть. 

— А друзья помнят о вас?

— Там остались только люди, которые могут налить водки в стакан, но не помочь. Чем они помогут? Да и нет таких друзей у меня, за которых готов отдать жизнь.

— Но эти люди знают, что вы здесь, поддерживают с вами как-то связь?

— Они говорят, что я ушел в секту. А какая тут секта? Что подразумевает это слово? Там, где над тобой с плеткой стоят или как? Они ведь не знают ничего, только глупости говорят. Мы не ругались, но на этом нашу дружбу закончили.

— То есть вы просто оставили свою работу…

— Да, я потом позвонил работодателям. Отпустили без проблем, сказали, что если решу приехать на рынок, то работа найдется. Там как свой. Там можно заработать копейку, но этому могут помешать пьянки. А не выпить — люди там не зауважают.

— А здесь как складывается ваша жизнь?

— Здесь всё есть. Жизнь процветает. В миру был колючим, как ежик, которого всё раздражало, а тут крылья расправил, с людьми общаюсь. Я рассказываю ребятам: «Не рвитесь, не бегите за копейками. Бог всё необходимое даст, Он всё знает!» Вот у меня телефон был старенький, чисто для звонков. Думал, хорошо было бы иметь смартфон. Потерпел немножко, недельку-другую, а там человек говорит, что уезжает, и имеет лишний смартфон. Просто подарил его мне, понимаете (смеется)? И таких ситуаций море. Я не гонюсь за длинным рублем. Батюшка говорит, что не нужно гнаться за благами. Надо дом, надо машина — всё будет! Если Бог посчитает нужным, даст всё необходимое.

До приезда сюда вы были верующим человеком?

— К вере прежде относился не очень серьезно. Мама с папой научили меня молитве «Отче наш» в 6 лет. Дома книжечка была с молитвами, и мама мне предлагала учить по ней буковки. По слогам мы выучили эту молитву.

На Бога после всего случившегося в семье был обижен. Молился, только когда сильно прижимало. Верю, что молитва «Отче наш» помогает. Это не просто слова. А потом услышал прекрасную фразу, что Бог забирает лучших.

— Что для вас значит богослужение?

— Раньше практически ничего не знал, а тут узнал про богослужения, про таинства. Для чего, а точнее, для кого всё это нужно.

Мне даже исповедоваться страшно было. Оказывается, это меня дьявол пугал. А один раз с чистым сердцем исповедовался — и легко стало. Теперь не страшно. Подготавливаюсь к исповеди, чтобы прийти и не просто перечислить несколько грехов, а затем «простите, благословите», а рассказать от чистого сердца, что на душе.

— Какое у вас послушание на подворье?

— Вот ремонтирую камеру холодного копчения. Мне интересно самому технологию налаживать. Изучай, готовь, пробуй, совершенствуй, лишь бы было хорошо и людям, и подворью. Я за процветание подворья.

Холодное копчение дает долгие сроки хранения. Это самое важное. Мы коптим разные виды рыбы. Во время копчения подкладываем еловые веточки, яблочки… Мне, например, больше всего нравится скумбрия. Она сочная и вкусная.

— Как складываются отношения с сестрами и братьями?

— Народ здесь прекрасный! Говорить могут разное про это место. Но у всех людей есть свои тараканы в голове. Про матушек хочу сказать, что я просто горжусь ими, тем, что они держатся здесь. Не каждый мужик с местными справится, такое прошлое у некоторых братьев, что тут надо держать народ в ежовых рукавицах, иначе распустятся.

Я сюда приехал за покоем, к Богу лично. Процентов 20–25 братьев здешних меня поддержат в этом, а многим просто некуда деваться, они не к Богу приехали, просто нет другого места для них.

— Кто для вас сегодня самый близкий человек?

— Батюшка Андрей Лемешонок. Я считаю его своим духовником, то есть он для меня как отец. Я не пойду к нему жаловаться, а просто поделюсь с ним, вот как с вами сейчас, своими мыслями, своей болью. Он мне что-то посоветует.

Матушек всякими пустяками стараюсь не напрягать. Взрослые мужики бегут к ним с разными просьбами, как маленькие… Надо быть взрослее.

Нет ничего сложного в том, чтобы жить по уставу. От нас не требуют ничего сверхъестественного. Утром после подъема — сходить на молитву, потому что утренняя молитва нужна. После молитвы завтрак, идешь на послушание, потом обед, снова послушание, а после ужина опять на молитву, и затем каждый занимается своими делами: кто-то идет в тренажерку, кто-то свое что-то делает.

— Вы чувствуете любовь к себе?

— Об этом говорить нужно не мне, а третьему лицу. Надо спрашивать у него: «Как ты к нему относишься?» Я любовь чувствую, с людьми общаюсь, и они отдают тем же — тоже любовью, уважением.

— О будущем думаете?

— Всё сложится. Я знаю, что всё сложится. Надо просто верить в это.

— А о смерти? Точнее, о встрече с Богом?

— Этот момент настанет однозначно, я в этом не сомневаюсь. Я буду каяться. За все свои грехи, которые совершил, мне придется ответить, и я отвечу. Как бы там ни было. О родных попрошу. И что еще сказать? Готов понести наказание.

— Почему наказание?

— Ему решать.

— Почему мы всё время чувствуем себя виноватыми?

— Потому что мы виноваты. От прошлого не убежишь, не сотрешь из жизни. Многое просто уже не вернуть.

Беседовал Вадим Янчук

Фотографии Елены Страшновой

05.11.2020

Просмотров: 25
Рейтинг: 4.8
Голосов: 17
Оценка:
Комментировать