X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Лето перемен (часть четвертая)

Бывает, некоторые люди спрашивают меня так искренне: «Матушка, ну как, Вы — счастливы?» И мне как-то трудно прикрыть глаза и блаженным голосом ответить: «Да, наконец-то я счастлива!..» Мне кажется, если человек счастлив, то он счастлив всегда и везде — и один, и вдвоем, и с детьми, и без детей, а если несчастлив — то повод для несчастья всегда найдется. Человек так устроен странно, что ему одна маленькая ложка дегтя может испортить целую бочку счастья! А когда пропорция не то чтобы обратная — ложка счастья на бочку дегтя, но, может, двадцать на восемьдесят или пятьдесят на пятьдесят, — о безоблачном счастье говорить тем более не приходится.

Не скрою, что ежедневное, неотъемлемое счастье у меня наступает, когда дети засыпают. И если они это делают быстро, то счастье вырастает в разы. Ну, а если серьезно, то счастье возникает тогда, когда видишь, как дети в чем-то меняются к лучшему, развиваются, играют, фантазируют, выглядят радостными, когда понимаешь, что если бы не ты — этого бы у них не было. Но вплотную с этим счастьем присутствует и огромная тревога, когда видишь, как дети, несмотря на весь свой прогресс, очень сильно отстают в развитии от сверстников, когда видишь их недостатки, их очень часто ужасное к тебе отношение, когда думаешь об их будущем… Всё перемешано…

Что точно могу сказать — так это то, что поводов для смирения появилось гораздо больше! Когда тебе все знакомые с круглыми глазами говорят: «Как вы с ними справляетесь?! Они у вас такие гиперактивные!» (гиперактивность — это, кстати, психиатрический диагноз, а не синоним слова «шустрый»). Когда в общественных местах — магазинах, поликлиниках и т.п. — прямо в глаза окружающие говорят: «Ну и дети, ну и мамаша, ну и воспитание!» Когда логопед-дефектолог говорит, что дети отстают в развитии на полтора-два года: «Дай Бог, чтоб они у вас пошли в интегрированный класс, а не в спецшколу!» и т.д. и т.п. И чувствуешь такую растерянность, такую беспомощность!.. Конечно, не только от слов окружающих и специалистов, а большей частью от собственного бессилия найти ключик к ребенку, понять его, принять со всеми его недостатками, изменить свое отношение к нему. Ведь обычные родители любят своих детей любыми — и больными, и неблагополучными, и неблагодарными. Наверное, мое состояние — временное, и когда-нибудь, надеюсь, всё утрясется. Пока это счастьем не назовешь, конечно. Но для взросления и для спасения полезно, наверное…

Бывает все-таки и хорошее что-то, и смешные моменты. Помню, когда привезли детей домой, старший подбежал к фотографии о. Николая Гурьянова и радостно закричал: «Дед Мороз!» Первое время он книжки вообще не мог смотреть, открывал и сразу захлопывал, а теперь — нормально смотрит, слушает. Читаю как-то детям «Бармалея» Чуковского, а они вдруг как бросятся книгу целовать. Думаю: «Что такое?» Оказалось, целуют красные крестики на аэроплане доктора Айболита! В школе для малышей старший учит буквы, родителям дали задание — вспоминать слова на букву «А». Думаю-думаю: «Аист, арбуз…» — больше ничего не могу вспомнить, говорю: «А ты помнишь что-нибудь на букву "А"?» Он подумал и говорит: «А-а-а! И зеленый попугай!»

Младший, как многие мальчишки из верующих семей, очень любит «служить», так точно подмечает разные моменты из богослужения! Как заведет, бывало, свою «волынку» — это он возгласам батюшки подражает… А если еще вдвоем начнут, так смешно! Ручку целуют друг другу, раскланиваются, кадят, дверцы шкафов открывают как царские врата, кропят, помазывают и т.п. Недавно в поликлинике час сидели в очереди, так они там такое молитвенное представление закатили! Когда уже дошло дело до благословления каждого сидящего в очереди, пришлось их увести подальше. Я записываю на видео их «богослужения», потом, когда вырастут, если перестанут в храм ходить, буду им показывать.

…Просыпаюсь недавно ночью от всхлипываний маленького, с тревогой всматриваюсь в его лицо — чего плачет? А он… улыбается! Видно, что спит крепко, и улыбается, а потом как захохочет! Так весело смотреть на смеющегося спящего младенца! Гляжу на него и гадаю: что в этой головке происходит, что его так рассмешило?

Недавно* заболели оба ребенка одновременно. Ночь на дворе, лежат с высокой температурой, тяжело дышат, и сердце так сжимается от страха — а вдруг потеряю их? И не могу уже себе жизни без них представить!.. Без обоих. Может, это любовь рождается потихоньку?..

123

Для чего я написала всё это так подробно? Я помню, когда один прихожанин, у которого уже было несколько детей, вдруг появился на службе еще с несколькими приемными детьми, какие самые нелепые предположения лезли мне в голову по поводу того, зачем ему это было надо. А когда вникаешь в эту тему глубже, тогда только осознаешь, какой это ужас — сколько у нас брошенных детей, что их ждет, как им нужны не шикарные подарки и денежные переводы, а одно любящее сердце навсегда. Как в фильме «Блеф. Или с Новым годом» показан эпизод: у парня в колонии для малолетних преступников спрашивают, что значит на его руке наколка «ЗОЛОТО», а он говорит: «Запомни — Однажды Люди Оставили Тебя Одного». Конечно, хочется, чтобы семьи не разрушались, чтобы дети не теряли родителей. Хочется, чтобы хоть несколько детей из тысяч, всё же оставшихся одинокими, нашли маму и папу.

С одной стороны, в нашем обществе к усыновлению очень подозрительное отношение — как к делу, заранее обреченному на провал. Но мне это очень напоминает отношение к Церкви. Являясь сестрой милосердия и общаясь во 2-й больнице с людьми, далекими от Церкви, я почти в каждой палате слышу гневные упреки и обличения в адрес священнослужителей, что они все поголовно алкоголики и коммерсанты. И слышишь это от всех подряд — начиная от интеллигентов и заканчивая самыми простыми людьми, причем приводится множество доказательств, вплоть до того, что «я сам лично пил с нашим батюшкой» и т.п. И это мнение очень и очень многих людей! Конечно, живя какое-то время в Церкви, видишь много всяких трагических сторон церковной жизни, и в священнослужителях в том числе. Но ведь это не основная суть Церкви — Неба на земле! Так и с усыновлением — находясь внутри этого, видишь, что не сводится всё к «плохим генам» и т.д.

С другой стороны — звать на баррикады никого не будешь, потому что не так всё просто. Одна знакомая, у которой был очень трагический опыт усыновления, посоветовала мне посмотреть американский художественный фильм 2012 года «Нахлебник», сказав, что она может подписаться под каждым кадром (нужно смотреть до конца титров). Этот фильм построен на реальных фактах из жизни пастора, усыновившего мальчика-подростка. Теперь и я могу сказать, что, хоть наши дети просто в силу возраста и несравнимо меньшей травмированности не могли сотворить ничего подобного, но ощущения от перемен временами были очень похожи на ощущения пастора и его жены. Однако этот фильм также показывает — отчего так происходит, что столь милый внешне ребенок может вселить столько ужаса. Оттого, что он очень много ужаса пережил в своей жизни. К примеру, такой момент из фильма — новоиспеченный папа с умилением показывает мальчику игрушечную железную дорогу, с которой у него ассоциируются светлые воспоминания детства — эту дорогу когда-то сконструировал для него отец. Мальчика же стук игрушечных колес поезда повергает в непонятную истерику. Ему на уровне подсознания вспоминается стук колес реального поезда рядом с их домом, где мама, находясь в нетрезвом состоянии, оставляла его, грудного младенца, одного на несколько суток — голодного, мокрого, испуганного, его, для которого мама тогда была — вся его жизнь, весь мир. Подобные травмы не проходят бесследно, человек остается искалеченным на всю оставшуюся жизнь. На курсах в НЦУ у нас было задание — вырезать из бумаги человечка, потом сложить его в несколько раз, а потом расправить — до конца вмятины расправить никак невозможно! Каждая вмятина — это детская травма. Даже если это совсем младенец, он пережил уже множество травм в утробе, где его не хотели или травили алкоголем, в больнице, где он лежал один в темноте, в доме ребенка, где о нем заботились, как могли, сменяющие друг друга люди. Человек, переживший афганскую или чеченскую войну и плен, никогда уже не сможет быть уравновешенным и благодушным. А детей, переживших расставание с матерью и жизнь в учреждении, психологи сравнивают с человеком, пережившим ядерную войну! И это — не преувеличение! Внешне это может быть милый малыш, но его душевную травму усыновителям придется разделять с ним всю жизнь! И человеческих любви и терпения на это не хватит! Надо как-то учиться надеяться и просить у Бога…

Прошу прощения за многословие, за то, что где-то проскользнули нотки хвастовства, или желания показаться героем, или всезнайства, за то, что еще много пессимизма. На самом деле нам очень-очень нужны молитвы, чтобы всё закончилось хорошо…

-----------

* Статья была написана в 2014 году.

Продолжение следует…

9.04.2020

Лето перемен (часть первая)>>

Лето перемен (часть вторая)>>

Лето перемен (часть третья)>>

Просмотров: 19
Рейтинг: 5
Голосов: 4
Оценка:
Комментарии 0
4 года назад
Благодарю Вас, дорогая Матушка Лариса, за искренние размышления и возможность прикоснуться к серьёзной глубокой теме усыновления. Буду ждать продолжения беседы с Вами!
Матушка, спасибо за искренность! А особенно за последнее видео))
Комментировать