X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Господь ведет каждого

Сестрические собрания — источник духовной мудрости, где сестры и духовник обители делятся своим опытом, переживаниями, открытиями. В этот раз говорили о том, как Господь заботится о каждом человеке, зовет и ведет его. Главное — быть открытым и хотеть услышать голос Бога.  

Отец Андрей Лемешонок: Господь ведет каждого. Только мы не хотим понимать и слышать, куда нас Бог хочет вести. Поэтому сопротивляемся.

Когда человек приходит к вере, Бог заполняет всё пространство его жизни. Но потом мы это чувство теряем. Потому что надо трудиться, бороться с миром, с грехом внутри себя, а мы думаем, что, получив однажды благодать, будем иметь ее всегда. А благодать уходит, и грех еще сильнее придавливает человека. Может приходить отчаяние: вчера я молился, чувствовал присутствие Божие, всё было понятно, а сегодня я кричу-кричу, а Бог ничего не отвечает. Это очень болезненный период, который может длиться долго. Но именно в этот период душа понимает, какой дар имела и как быстро его потеряла. Мир находит свою приманку, враг находит слабые места. И человек опять и опять попадает на один и тот же крючок… Приходится начинать всё заново.

Конечно, Богу нужно всегда служить. Пришел в монастырь — будь с Богом. Но всегда ли сестры в монастыре с Богом? Какой-то период — да, а потом… А потом становится хуже, чем в миру. Если человек прожил свою жизнь в монастыре без любви и смирения, если душа не приобретает благодать, не развивается, не молодеет, он в конце жизни становится злой ворчливой старухой: «Всё плохо, все плохие, кругом безбожники…» И это ужасно.

Конечно, это великая благодать — посвятить свою жизнь Богу. Но когда человек говорит «я посвящаю свою жизнь Богу», а живет, не слушая никого, не понуждая себя, привыкая, — это беда. Чем больше дано, тем больше спросится…

Что приносит с собой человек, когда приходит в монастырь? Свои немощи — то, чему его научил этот мир. И надо всё изменить, начать новую жизнь. А дерзает ли человек? Он чуть-чуть потрепещется, пошевелится, а потом, когда очень трудно бороться за слово, мысль, чувство, сохранять память о Боге, — начинает скатываться. И оказывается, что форма одна, а содержание совершенно другое. Это формула каждого человека, в принципе.

Я помню годы, когда пришел к Богу. Господь был буквально во всем, во всей жизни. Это было удивительно. Тогда молитва была естественной, как дыхание. А потом всё теряется. И вот ты уже пытаешься спрятаться от Бога, обмануть себя. Но не получается, и душа страшно мучается. Ты уже знаешь, как нужно, но не можешь и не хочешь этого. Потому что без Бога, без благодати, сам по себе, ты на это не способен.

И такие качели постоянно. Но со временем приобретается навык терпеть. Тебе жить не хочется, а надо служить и говорить о Боге. И очень важно в таком положении не поверить греху, потерпеть себя, свое состояние. И Господь утешает. Это закон духовной жизни. В такие моменты очень важно делать свое дело, как будто у тебя всё хорошо. Мне это подсказал отец Николай Гурьянов.

А мы хотим сразу со всеми поделиться: «Ой, мне так плохо, я такой больной, вот послушайте, какой я...» Так делать нельзя. Ты наносишь себе вред. Да, тебя пожалеют, но это проигрыш, поражение. Не жалуйтесь ни на себя, ни на своих близких — детей, мужей, потому что вы сами себя разрушаете. Эти слова могут быть сказаны в обиде, саможалении, и в таком состоянии они — яд, неправда. Им нельзя верить. Но не поверить очень сложно…

Надо шевелиться хоть чуть-чуть: приложиться к иконе, попить святой воды, не обращая внимания на то, что у тебя внутри делается. Если есть возможность — причаститься. Но враг делает всё, чтобы отвести от Причастия, убедить, что не надо сейчас причащаться, что ты не готов и потом подготовишься, а сейчас в плохом настроении. Но как раз в плохом состоянии и надо идти к Врачу, принимать лекарство. Важно, чтобы душа прилепилась к Богу, и никто не мог бы эту связь разорвать.

Монахиня Манефа (Лабор): До трех лет я жила у бабушки. Моя прабабушка была верующая. С детства я чувствовала, что Бог есть, и разговоры о том, что человек не умер, а «Бог его забрал» или он «пошел на тот свет», воспринимала как что-то естественное.

Потом приехала в Минск, всё стало отходить на задний план. Так и жила некрещеная.

Окончила школу, институт. Началась взрослая жизнь, которая ставила свои вопросы: что делать? как жить? Сама я на них ответить не могла. Но чувствовала: то, что в мире, — меня не греет. Всем там хорошо, а мне как-то не очень, чего-то не хватает. Я создала семью, и там тоже были проблемы. Помню, как-то сижу и думаю: «Ну вот, окончила школу, институт, историю учила, политэкономию, философию, классиков читала — и что теперь со всем этим сделать? Как приложить эти знания к своей личной жизни?»

А потом случилась одна удивительная встреча. Моя двоюродная бабушка, которую я видела всего несколько раз в жизни, в одну из наших встреч упомянула, что в Библии написано о конце света. Я подумала, что дожила до 30 лет, а Библии не читала, и решила прочесть хотя бы для общего развития. И в Новом Завете всё было написано как будто лично для меня. Но ведь написано 2000 лет назад… Значит, Евангелие создано не людьми. Тогда я поняла, что Бог есть, а Новый Завет — Божие слово.

После прочтения Евангелия я поняла, что так жить не смогу, а значит, пойду в ад. Но мне как-то не хотелось туда идти. И я помолилась: «Господи, Ты мне откройся, я пойду за Тобой. Я знаю, что Ты есть, но не знаю, что мне дальше делать».

И Он открылся мне так, что душа погрузилась во мрак. Бог показал, насколько тяжелы муки души от греха. И чтобы выжить, я побежала в церковь. Постепенно я стала ходить в храм, исповедоваться, причащаться, чтобы прийти в нормальное состояние. Было очень тяжело.

Постепенно стало отпускать. Но я больше не хотела работать в миру. Для меня это была такая пустота, бессмыслица! Мечтала трудиться в церкви. Но все как-то не складывалось. Я молилась и просила Божию Матерь. И вдруг мне стало так легко, я поняла, что всё возможно, а это враг мне внушает, что невозможно. Сначала отправилась в Покровский храм, где священник предложил после работы мыть полы. Но после работы не было возможности куда-то ехать. Ну, думаю, наверное, нет на это воли Божией. И тут на работе нам говорят писать заявление за свой счет или увольняться. Тогда я решила, что точно не пойду больше на мирскую работу. Пришла к нашему батюшке, и он меня, слава Богу, принял.

А потом, когда я уже была в сестричестве, на послушании пришла такая мысль: «Вот сейчас я служу Богу. Пытаюсь, во всяком случае. Но приду домой и буду сама для себя, делать то, что хочу. А нужно всегда жить для Бога». И вот так потихоньку Господь привел в монастырь.

Инокиня Нина (Загорская): Господь пришел в мое сердце в Киево-Печерской лавре. Мой сын поступил в Киев учиться, и я приехала в Великую Субботу навестить его. Мы расположились в гостинице в лавре. Я предложила сыну сходить в храм. И там со мной произошло нечто такое, что не опишешь никакими словами.

Это было время развала Советского Союза. Везде неустроенность, разруха, бардак. А тут, когда мы пошли крестным ходом, такая тишина… Все идут со свечами, никто никого не спрашивает, какой ты национальности — все соединились в одно. Меня сразу же потрясло единство, связь каждого друг с другом. Народу — масса, все радуются: «Христос воскресе!»

Так получилось, что мы с сыном стояли прямо перед алтарем. Началась служба. Все молятся, крестятся. И мы с сыном начали креститься: как люди, так и мы. Вы знаете, это было внутреннее потрясение для меня, я почувствовала внутри что-то такое важное!.. У меня запечатлелось это в памяти. Появилась огромная жажда познания веры. Блаженны алчущие и жаждущие правды… (Мф. 5: 6). И у меня началось это утоление жажды — я пошла в церковь. Тот момент в лавре стал для меня решающим.

А как я пришла в монастырь? Похоронила мужа, и что делать одной? Любовь не закопаешь, она остается навсегда. И для того, чтобы она жила, решилась на такой шаг. Шла разными путями, тернистыми. Узкая дорожка всегда трудная. Во всяком случае этот монастырь был чем-то невероятным для меня. Я сидела на досках, когда он строился… Сердце мое тут екнуло. Но мысль мелькнула и всё, мне казалось, что я недостойна. Но так получилось, что я все-таки попала в монастырь. Благодаря батюшке. Я приехала спросить, как мне продолжать свою жизнь, потому что уже тогда была инокиней. И он сказал, что инокиня должна быть в монастыре. Через три дня я была здесь.

В моей жизни было несколько действительно страшных моментов, когда я просто вопила к Богу. Первый, когда мы с дочерью попали в большую аварию. Ехали на машине, и я как раз ей говорила, что нужно почаще читать псалмы — 50, 90, 26-й. Начала их ей объяснять, и вдруг несколько машин столкнулись. Должна была быть просто каша… Но нас выкинуло на обочину, а потом в канаву. Машина двигалась очень быстро, я стала кричать: «Господи, спаси!» И мы чудом отделались испугом.

Второй раз, когда у мужа случился инсульт. Его на скорой везли в больницу, а я кричала в небо: «Господи, не дай ему умереть без покаяния!» — он только-только первые шаги сделал к Богу. Мой муж прожил еще два года, пришел к Богу. В субботу причастился, а в среду умер…

Когда мы заболели, сын сказал мне: «Мама, твоя вера спасала тебя уже много раз, спасет и теперь, не переживай». И он меня так укрепил! Господь просвещение мое и спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся? (Пс. 26: 1). Я подумала, что надо укреплять веру, иначе ничего не будет. Каждый день старалась ходить в храм, причащаться. И я чувствовала эту силу, связь с Богом, как в душе происходят перемены. Слава Богу!

Послушница Елена Дегтярь: Моя подруга, которая первой заговорила со мной о Боге, рассказала один случай. Она пошла на дискотеку. Ей было шестнадцать лет. Красивая, светловолосая — юноши обращали на нее внимание. И девчонки ей этого не простили: после дискотеки жестоко избили. У нее было сотрясение мозга, сломан нос. Она лежала и понимала, что домой не дойдет — уже темнело в глазах. А она только-только пришла к вере. И каким-то чудом начала вспоминать Иисусову молитву, сквозь боль произносить ее. Внезапно в глазах стало проясняться, она потихонечку поднялась и кое-как дошла до дома. Господь ее спас, иначе она просто погибла бы там.

В серьезных жизненных испытаниях я всегда читаю Иисусову молитву. И еще, даже с житейской точки зрения, очень полезно благодарить Бога. Когда я сломала ногу, была очень сильная боль, и по дороге в больницу, сквозь слезы, я начала благодарить Бога. И пока мы доехали до больницы, боль прошла. Хирург не поверил мне, что нога не болит, и попросил медсестру сделать обезболивающий укол. А когда наложил гипс, строго предупредил, что обезболивающее можно принимать только по одной таблетке в сутки. Но мне не понадобилось ни одной после того, как я полчаса благодарила сквозь слезы…

Подготовила Мария Котова

22.07.2020

Просмотров: 277
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать