X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Главное — научиться прощать…» (часть 2)

Кто такой христианин и какова его миссия в мире? Наверное, каждый человек, встретивший Бога, задавал себе этот вопрос. Не раз он стоял и перед сестрой милосердия Фотинией Иеропес, долгим и извилистым путем шедшей в Православную Церковь. 16 лет жизни сестры неразрывно связаны с нашей обителью: она стояла со скарбонкой, несла послушания в монастырской лавке, паломнической службе, отделе внешних связей монастыря, отделениях РНПЦ психического здоровья. Сестра Фотиния — человек незаурядный и неравнодушный, но она всегда была предана своему делу, принимая его как служение Самому Христу…

«За что? Почему я?»

— Мы повезли на обследование чернобыльских детей. Доктор сказал: «Светлана Анатольевна, давайте мы и Вас проверим». После диагностики я услышала: «Немедленно на операцию!» Я растерянно улыбнулась: «Какую операцию?» После повторного УЗИ мне поставили диагноз «рак щитовидной железы», и я оказалась в 1-й клинической больнице.

— Вот тогда наша санитарка Данута Антоновна мне и сказала: «Думаешь, это просто так? Это Божие наказание за твои энергетические практики! Молись…» — дала мне Евангелие и сборник псалмов «Песнь Возрождения» (она ходила к пятидесятникам).

И вот я открываю Евангелие от Иоанна, а там написано, что Нафанаил молился под деревом. На территории больницы стояла большая ель, и я на рассвете ходила туда молиться. Стану, ель обниму и обращаюсь к Господу. В нашей палате было 9 человек, и все мы вместе читали Евангелие, пели песни Возрождения.

Операция прошла успешно. При выписке доктор был удивлен: он не помнил в своей практике случая, когда пациентов из одной палаты выписывали вместе, и они были такими веселыми. Я увидела в этом Промысел Божий…

«У меня была жажда слова Божьего»

— После выписки Данута Антоновна пригласила меня на собрание в церковь «Благодать», и там я впервые услышала призыв к покаянию.

— Когда запели покаянные песни, я вышла вперед и потеряла чувство реальности… Я не пропускала ни одного воскресенья, молилась на каждой службе. Утром готовила мужу и детям еду и уходила на целый день. На меня смотрели как на сумасшедшую, а это была жажда слова Божьего.

«Слышу следы благовестника»

— Желание служить людям привело меня в психиатрический диспансер на Бехтерева. В то время Протестантская Церковь получала большую гуманитарную помощь и помогала медицинским учреждениям. Известный проповедник Иван Павлович Ясюченя в те годы издавал книги и песенники, половина из того, что было в его сборниках — православные гимны. С ним и сестрами мы и ходили в больницу. Иван Павлович говорил обо мне: «Слышу следы благовестника…»

Главный врач клиники разрешил нам общаться с пациентами. Иван Павлович говорил проповедь, мы показывали музыкально-поэтические композиции, беседовали. Ухаживали мы и за больными на дому.

— В 90-е годы у многих людей был поиск. Храмов мало, литературу не достать, и ищущие души шли за Евангелием к протестантам. Там я познакомилась с замечательными людьми, большинство из которых — православные люди. Многих я сейчас вижу в нашем монастыре и искренне радуюсь, что они вернулись домой. Такой был путь…

«"Особенные" ребята стали учителями для моей души»

— В середине 90-х реабилитационный центр закрыли, я осталась без работы. Зато появилась возможность каждое утро ездить на молитву, и в какой- то момент я вопросила Господа, чем лично могу послужить сейчас Ему и людям.

С благословения пастора сделала объявление об организации благотворительных курсов по массажу и удивилась, как это оказалось востребованным и сколько благодарности высказали люди. А через несколько месяцев мне предложили официальную работу преподавателем массажа в УПК Центрального района.

— Многие из них вызывали искреннее восхищение своим оптимизмом, упорством, желанием не быть обузой ни семье, ни обществу — несмотря на недуг, они участвовали в Паралимпийских играх, писали научные работы и учились дальше. Встречались и нытики, которым всё должны были дать даром, чаще всего это потребительское отношение шло из семьи…

«Господь привел меня под своды Петропавловского собора»

— Господь привел меня под своды Петропавловского собора, в братство Виленских мучеников. Я зашла со словами: «У нас беларускамоўнае служэнне! Мы ведаем, што ў вас таксама, і вы выдаеце "Царкоўнае слова". Прыходзьце да нас!» Помню, Татьяна Матрунчик ( супруга православного общественного деятеля Николая Матрунчика, первого председателя Братства Виленских мучеников. — Прим. ред.) поворачивается ко мне и говорит: «Так і ў нас таксама добра. Пры саборы айцец Георгій Латушка праводзіць гутаркі, братэрства збіраецца. Прыходзьце Вы да нас».

В братстве собрались ученые, писатели, но больше всех меня поразил отец Георгий Латушко. Я увидела в нем идеал священника, которого подспудно ждала моя душа. В 90-е годы были активны католики, и настоятель Петропавловского собора старался удержать белорусскоязычную интеллигенцию в лоне Православной Церкви.

«Вообще-то, я не к вам пришла, а ко Христу!»

— Как-то меня пригласили в братство на Рождество. А там Геннадий Буравкин, Галина Дягилева, известные ученые, журналисты. И так всё просто, красиво! Я была поражена. А Господь еще дальше смотрит: именно в этот период меня приглашают преподавать массаж в УПК на улице Революционной, а из окон моего кабинета на 4-м этаже открывается вид на купола собора Петра и Павла. И я туда зачастила…

123

Захожу однажды в собор, а там стоит парень, который ушел от протестантов в Православную Церковь. Он мне и говорит: «Что протестанты делают в православном храме?» Мне стало не по себе, и я ответила: «Вообще-то, я не к вам пришла, а ко Христу!»

Долгих 9 лет я преданно ходила к протестантам. Сначала была полнота, но потом я поняла, что мне не хватает какого-то покоя. Вроде всё хорошо, но было одиночество души. Помню, я как-то проснулась и обратилась к Богу: «Господи, покажи, помоги!»

«Ты же православный человек…»

— Мы с группой «Сустрэча» готовили литературно-музыкальные композиции и ездили с ними по Беларуси. В моей жизни появилась Валентина Никифоровна Дышиневич — историк, исследователь творчества Максима Богдановича и Франциска Скорины, сотрудник Национальной библиотеки и помощник владыки Филарета (Вахромеева).

Валентина Никифоровна стала моей духовной матерью. «Я понимаю, почему ты ушла в протестантизм: с таким профсоюзно-комсомольским задором тебе только там и место!» — говорила она, постепенно открывая мне мир Православия. Я приезжала в гости, мы часами разговаривали, а потом я вгрызалась в книги Шмемана, Ельчанинова, праведного Иоанна Кронштадтского…

— Я бы еще и раньше ушла от протестантов, но меня держали ребята, они всё еще были там. Я ушла первая... Когда приняла решение, мы 2,5 часа разговаривали с пастором, потом обнялись и плакали. Было социальное служение — мы ходили в больницы, ездили в тюрьмы, старались оказать помощь тем, кто в ней нуждался. 9 лет жизни — это серьезно…

Возвращение

— Одно из самых потрясающих мест в Евангелии, которое без слез я читать не могу, это вопль Христа к Отцу: Элои, Элои! Ламма савахфани? — что значит: Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил? (Мк. 15: 34). Может быть, это связано с тем, что я сама пережила момент кажущейся богооставленности...

21 ноября 2003 года, в день Архангела Михаила, я подошла к отцу Георгию Латушко и сказала, что хочу вернуться в лоно Православной Церкви. 22 ноября, в день иконы Божией Матери Скоропослушница, батюшка благословил прийти на исповедь и дал мне время для окончательного принятия решения. В конце декабря он совершил надо мною чин присоединения к Православной Церкви, и на Рождество можно было причаститься.

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии из личного архива Светланы Иеропес

20.05.2020

«Главное — научиться прощать…» (часть 1)>>

Мария

Благодарю Вас, дорогая Сестра Фотиния, за искренность пережитого и пройденного! Какая живая пульсирующая Ваша Дорога к Богу!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text