X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Где есть любовь, там нет "надо"» (часть 2)

«Я за тобой наблюдаю и вижу, как тебя любит Бог», — эти слова, произнесенные на Святой Земле одной из паломниц, стали знаковыми в судьбе сестры милосердия Зинаиды Чайковой. «Случайная» фраза оказалась горчичным зерном, упавшим на благодатную почву. Желание послужить Богу привело молодую женщину в Свято-Елисаветинскую обитель и кардинально изменило жизнь…

«Я хотела трудиться в монастыре»

Когда Господь тебя коснулся, и ты почувствовал Его правду, всё меняется. Молитвенного общения с Богом и заботы о больных людях уже недостаточно. Если в основной работе нет служения, встает вопрос о том, чтобы ее оставить…

— Когда я стала ходить в больницу, в моей голове постоянно была мысль: «В миру теряешь столько времени, работая в частной фирме, зарабатываешь для кого-то деньги — жалко этого времени, хочется отдать его Богу», — вспоминает сестра Зинаида. — Когда общаешься с людьми в больнице, посещаешь сестрические собрания и беседы, понимаешь, насколько это настоящее.

— Я мечтала трудиться в монастыре, но не решалась подойти с этим вопросом к отцу Андрею Лемешонку. Я не понимала, что могу делать в обители. Как-то монахиням понадобилась моя консультация. К тому времени, наверное, я уже что-то сказала батюшке. Монашествующие сестры позвали меня на собрание, и отец Андрей обратился ко мне со словами: «Всё, хватит. Приходи к нам». У меня закончился контракт, я не стала подписывать новый и в 2013 году пришла работать в монастырь.

Сначала была в отделе снабжения. В те годы закладывался храм во имя святителя Иоанна Шанхайского, и мы всем миром его строили. Потом мы с сестрами стали ездить в санатории и учреждения здравоохранения с небольшими ярмарками.

Помню, когда я начала трудиться в монастыре, меня отправили к подрядчику: фирма неправильно установила дверь. На мне не было облачения. Директор увидела, что у них брак, ей надо было как-то реабилитироваться, и она напала на меня: «Присылают случайных людей!» Я тогда подумала: «Если бы я была в облачении, она бы мне так не сказала». И с тех пор я стала носить облачение в монастыре всегда.

— Важно не прятаться за облачение и не жить в иллюзии, что у тебя уже все хорошо и жизнь состоялась. Ты думаешь: «Я в сестричестве, у меня всё хорошо, или я в монахини пойду, оденусь в черное, и у меня всё станет хорошо». Не станет! Нам кажется, если монахиня или белая сестра, то перед нами святой человек, а это не всегда так. Бог хочет, чтобы ты жил и служил, и это не было внешним…

«Бог всегда смиряется первым»

Господь направляет человека и подсказывает путь, которым следует идти для спасения. Но услышать ненавязчивый призыв Бога среди мирского шума непросто, особенно если сердце настроено на другую тональность…

— Удивительно, что в 2000-е годы я не понимала, кто такие сестры милосердия. В городе я их не видела, а в храме Марии Магдалины, где тоже было сестричество, я не понимала, кто эти люди и зачем они ходят в такой одежде. Как будто шоры на глазах. Наверное, это как в случае с неверующими людьми. Для меня всегда стоит вопрос: как они не видят? Как можно не верить? Как без этого жить?

Мой свекор три раза падал с высоты и ломал позвоночник, но до сих пор некрещеный. Господь всё время дает человеку шанс, а человек не видит. Наверное, это как с тобой, пока ты не почувствовал Бога, — ты ведь тоже был слепым, как написано в Евангелии.

«Забыть о себе и думать об этих людях»

Каждая сестра милосердия говорит о том, что на послушании действует Господь: откуда-то берутся силы для служения, находятся нужные слова, чтобы утешить болящего и ответить на его запрос. Твое дело просто прийти в больницу и искренне желать помочь человеку…

— Когда идешь в отделение, может быть внутреннее волнение, но как только ты вошел и за тобой закрылась дверь, волнение уходит, и ты обо всем забываешь. Сейчас уже выработалась схема. Я собираю людей, мы зажигаем свечу, обязательно немножко молимся, читаем Евангелие и о чем-то беседуем. Отделение психиатрическое, пациенты с серьезными заболеваниями. Бывало, придешь, а люди в возбужденном состоянии, сразу к тебе с вопросами и комментариями. Теперь я сразу предлагаю помолиться, после молитвы все успокаиваются — и можно разговаривать.

— Я очень любила читать святоотеческую литературу и в какой-то момент вспомнила притчу Господа о сеятеле. Ты всё читаешь, а куда это девается? И вот когда я начала ходить в больницу и разговаривать с людьми, я поняла, что всё это падало в меня, чтобы в нужный момент можно было извлечь из закромов.

Поначалу, когда я попала в сестричество, мне хотелось всех крестить и причастить. Сейчас понимаю: пока Господь человеку не откроет, ничего не будет. Богу не обязательно что-то делать именно через тебя, может быть, твое дело — тихонечко помолиться, а Господь сделает это через другого человека. Главное, чтобы было сделано Божие дело. Бывают истории, когда ты за человека переживал, молился, а потом узнаешь, что у него всё произошло как бы само собой.

Слава Богу, у меня никогда не было соблазна что-то присвоить себе, я всегда понимала, что это Божие. Как-то мне надо было на два дня ехать на послушание в Будслав в праздник Будславской иконы Божией Матери. Я себя очень плохо чувствовала, но от поездки отказаться не могла. Был жуткий холод. Я отстояла два дня, забыв, что больная… И вот надо ехать домой — и ко мне возвращается мое состояние: начинает знобить, болит голова. Это один из примеров того, как на послушании Господь всё покрывает. И вот ты опять становишься собой — борись, болей, лечись, сомневайся, терзайся.

123

«Жизнь состоялась, но не закончилась»

Чем дольше человек в Церкви и чем глубже его отношения с Богом, тем чаще возникает чувство неудовлетворенности собой. Хочется затаиться и спрятаться от людей, а надо идти им навстречу…

— Сейчас есть понимание, каким ты сюда пришел. Видно, сколько всего в жизни ты сделал неправильно. Недавно я услышала фразу: «Жизнь состоялась, но не закончилась». Я пришла в сестричество, тружусь в монастыре, у дочки семья, у меня есть внуки. Кажется, как после первой пасхальной службы, что теперь можно умирать, но жизнь-то не закончилась… Когда-то казалось: «Ну что еще может быть?» — ты уже причастился на Пасху, у тебя уже всё есть. Хочется остановиться и зафиксировать.

Мне раньше казалось, что можно попасть в рай при жизни и ждать, когда ты умрешь, главное — не отпасть.

— Наш духовник всегда говорит: «В Церкви нельзя стоять, если остановился, начнешь падать». Как ты будешь ждать смерти, если Господь тебе столько дал? Это нечестно. Бог хочет, чтобы ты жил на полную катушку, нужно идти дальше. Надо как-то дальше искать, что хочет от тебя Бог.

Человек хочет ухватиться за что-то внешнее, потому что внутренняя работа сложнее. Мы все люди внешние. Жизнь в миру внешняя, и когда приходим в Церковь — всё равно приходим внешне: стоим на службах, вычитываем правила. Говорят: «Покайтесь». Уже вроде покаялся, но Бог хочет чего-то еще, и на каком-то этапе ты видишь свою внутреннюю инертность.

Как-то на богослужении я спросила: «Господи, что не так?» И у меня в сердце был ответ: «Я хочу, чтобы ты приходила ко мне». Я думаю: «А я к кому прихожу?» И поняла — я прихожу, потому что надо: надо быть хорошей христианкой, хорошей сестрой, здесь батюшка, сестры. А Господь говорит: «Только ко Мне, ради Меня». И ты понимаешь, насколько ты не соответствуешь…

— Я думала о монашестве, но сейчас понимаю, что в монастыре можно быть только по большой любви. Внешне всё выглядит красиво, но человек оказывается перед бездной. Чем ты будешь питаться, если в тебе нет любви?

Два года назад наша семья поменяла квартиру и переехала в Новинки. И сразу отпали все оправдания — ты тут, ты практически живешь в монастыре, у тебя всё рядом — трудить, молись, спасайся, только ты и Господь. И здесь ты увидел себя… А когда ты в монастыре и там тебя еще кормят и одевают, а ты только служи Богу — как справиться с тем, что у тебя внутри? Без Промысла Божиего в монастыре не может быть ни один человек.

Есть сестры, в которых я вижу эту любовь, это укрепляет. И много сомнений, когда видишь в людях неправду, это отнимает силы, перестаешь верить в себя. Особенно грустно, если замечаешь это в монашествующих сестрах. Но, опять же, может быть, это Господь показывает тебе твой грех. Силы надо черпать в Боге, а не во внешнем.

— Но есть и другая сторона медали. На мой взгляд, сильно оглядываться тоже неправильно, ведь в этом случае ты не живешь внутренней жизнью, а тратишь силы на внешнее. Мне в какой-то момент казалось, что если я буду красивой, никого не буду трогать, смирюсь, то всем, как и мне, захочется прийти к Богу. Ничего подобного, никому не хочется и никто ничего не видит — от внешнего люди не воодушевляются, нужен внутренний труд.

«В нашем монастыре все получают всё»

Одному Богу известно, зачем Он привел тебя в монастырь. Возможно, участь молитвенника — не твой удел, но и для тебя Господь приготовил задачу по силам. И не сомневайся, Создатель не оставит без поддержки…

— Мне сложно представить свою жизнь без нашего монастыря. Дочка моя тоже трудилась в обители, батюшка благословил ее быть архитектором в строительном отделе. Здесь она познакомилась со своим мужем. Мой зять строил храм святителя Иоанна Шанхайского, работал в организации, которая возводила стены. У меня уже двое внуков.

Беседовала Дарья Гончарова

30.01.2020

«Где есть любовь, там нет "надо"» (часть 1)>>

Мария

Благодарю Вас, Сестра Зинаида, за Ваши живые проникновенные размышления о жизни с Богом!

Нина

Спаси Господи, сестра Зинаида, за Ваше откровение! Помоги Вам Бог нести свет людям!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text