X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Духовная красота Спасителя

С евангельских страниц встает перед нашим духовным взором возвышеннейший образ Господа нашего Иисуса Христа во всей Его духовной красоте. И Святая Церковь, восторженно взирая на Своего Божественного Основателя, поет Ему в своем акафисте от лица каждой верующей души: Иисусе, красота пресветлая!..

Чем же покоряет наши сердца Божественная личность нашего Спасителя?

Спаситель покоряет наши сердца Своим совершеннейшим смирением. Тот, Кто одним мановением воли Своей сотворил мир, возлег беспомощным Младенцем в вифлеемских яслях, в 40-й день был принесен Своею Матерью в храм для исполнения закона Моисеева; вместе с Матерью спасался в Египте от злобной руки Ирода царя. Тот, Кто управляет всем миром и в руке Своей держит судьбы царств и народов, — подвергается в земной Своей жизни укоризнам, оклеветанию, опасности быть побитым камнями со стороны Своего народа и не имеет, где главу Свою приклонить (ср. Мф. 8: 20). Тот, Кто окружен тьмами тем воинств небесных, в последние часы Своего земного подвига предстоит перед народом оплеванным, заушенным, тернием увенчанным, к злодеям причтенным и прибивается ко Кресту посреди двух разбойников. И под покровом этой Своей смиренной внешней простоты, и в этом уничиженном виде Он носил такое величие духа, такую огромную нравственную силу, что порождал трепет душевный за свою мнимую славу в народе у жалких книжников и фарисеев, искавших Его погубить, а народ влек к Себе толпами.

Когда Он повис па Кресте, пригвожденный по рукам и ногам Своим, Он, по сравнению свт. Иоанна Златоуста, в нравственном величии Своем был подобен древнему царю, восшедшему на трон во всем блеске своего одеяния, и терновый венец Его был короной, а струи крови, стекавшие по Его обнаженному телу, были Его царской багряной одеждой. И ощущение необъятной внутренней силы в Его крестном подвиге заставляло тех, кто окружал этот Крест с Распятым на нем, с сокрушением бить в перси свои (ср.: Лк. 23: 48) при уходе с Голгофы…

В том и состоит величие истинного смирения: внешняя простота и унижение скрывают под собой силу, покоряющую мысль, волю и сердца людей. Церковь, восхищенная величием и совершенной красотой этого смирения, восклицает с благоговением: Иисусе, красота пресветлая!

И этому смирению нимало не противоречит ни та священная ревность Его, с какой Он, взяв бич в Свои руки, изгонял торжников из храма, ни тот священный гнев Его, каким Он жег души книжников и фарисеев, лицемеров, называя их змиями, порождениями ехидны, которым не убежать от осуждения и геенны (ср.: Мф. 23: 33). Ведь это была священная защита Им святыни от поругания. Ведь это говорила в Нем священная ненависть ко греху, который не только губит душу того, кто носит его, но и заражает собою души других и влечет их за собой в бездну вечной погибели. Таков Богочеловек! Таков наш Спаситель!

Чем еще пленяет нас Божественный образ Иисуса Сладчайшего? Он пленяет нас совершеннейшей любовью Богочеловека. Вот Господь наш Иисус Христос обнимает и ласкает детей, вот Он склоняется к павшим к Его ногам грешникам; Он плачет вместе с Марфой и Марией над гробом Лазаря, их брата; Он осушает слезы бедной наинской вдовы, хоронившей своего единственного сына… На Нем исполняется ветхозаветное пророчество: трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит (Мф. 12: 20). С чем сравним Его любовь? Она подобна неиссякаемому источнику воды живой в знойный день, и к этому источнику припадают иссохшие, воспаленные жаждой человеческие уста, чтобы, напоив себя живой водой, люди вновь находили силы для жизненного пути. И Святая Церковь наша, в своем изумлении перед непревзойденной никем, не сравнимой ни с чем красотой такой любви, обращается к Носителю этой любви с нежным словом своей сыновней преданности: Иисусе, красота пресветлая!

Чем еще поражает нас евангельский лик нашего Господа Иисуса Христа? Совершеннейшей чистотой души Христовой. Господь допускал к ногам Своим блудниц. Он ел и пил с мытарями и грешниками, заходя в их дома, и никакая грязь и нечистота не прикоснулись к Его безгрешной и чистой душе! Мы, грешные, всегда склонны бросить камень осуждения в ближнего своего, которого, быть может, во многом сами превосходим своими пороками. А Он? Книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и требовали побить ее камнями по закону Моисея. Спаситель, низко наклонившись, писал перстом на земле, а потом, подняв голову, сказал им: Кто из вас без греха, первый брось в нее камень. И когда все они ушли, обличаемые совестью, Иисус сказал женщине: никто не осудил тебя? <…> и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши (Ин. 8: 10, 11). Так мог сказать только Тот, в чьей душе не было ни единой пылинки греха.

И, преклоняясь перед такой душевной чистотой, хочется из глубины сердца говорить Ему, не умолкая: Иисусе, красота пресветлая!

Но мы не только созерцаем, духовно наслаждаясь, эту красоту. Мы знаем завет Христов, обращенный к каждому из нас: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5: 48). На этот зов уже откликнулись сонмы святых людей, и достигли, подражая в добродетелях своему Господу, нетленной красоты духа, и сияют ею в Небесном своем жилище в лучах Божественной красоты и славы!

Каждому из христиан дается в лучшие минуты его жизни во Христе предощущать в тайниках своего духа эту красоту и счастье вечной жизни, нерукотворенную, невещественную красоту вечного нашего жилища — Небесного Иерусалима.

И в каждой душе живет врожденное стремление к святости, к украшению бессмертного духа, тоска по небесному нашему жилищу, искание Бога и томление по Нем. Ведь душа по природе христианка, как учил еще Тертуллиан, учитель Церкви III века.

16.11.2020

Просмотров: 459
Рейтинг: 5
Голосов: 6
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать