X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Что я хочу изменить в своей жизни? (часть 2)

Какой будет наша жизнь? Нужен ли нам Христос, чтобы что-то изменить? И вообще, хотим ли мы что-то менять? Об этом на очередном собрании размышляют духовник и наши сестры.

Монахиня Арсения (Козлова): Мне многое хотелось бы изменить. Начиная с простых вещей. Всё складывается из мелочей: хотя бы не опаздывать, хотя бы не лениться, хотя бы читать правило. Тогда, глядишь, и жизнь другой станет. Моя самая главная проблема, как мне кажется, это лень. С этого всё начинается. И хотелось бы жить по-другому во всех отношениях. Ты слышишь слова из книжек про святых и представляешь монашескую жизнь как борьбу, как какое-то движение вперед. Но ты так не живешь и оправдываешь себя, думаешь начать завтра или послезавтра. Надоело так жить…

Протоиерей Андрей Лемешонок: А что мешает?

Монахиня Арсения (Козлова): Когда-то давно на собрании говорили, что несвятого человека от святого отличает только одно — отсутствие решимости. В том-то и дело, что абсолютно ничего не мешает.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Так, значит, желания нет?

Монахиня Арсения (Козлова): В теории оно есть, а на практике получается, что нет. Я не скажу, что совсем ничего не хочу. Конечно, ты каждый день живешь и каждый день надо меняться, и я об этом думаю, но ничего не делаю. Я понимаю, что ты не должен видеть себя святым, но есть такие элементарные вещи, без которых ни о каком богословии и незаметных изменениях говорить не приходится… Надо смотреть на факты.

И одно дело, когда ты борешься, делаешь усилия и у тебя не получается, и ты, может быть, унываешь; а другое дело, когда ты не делаешь… О чем тут можно говорить?

Тем не менее я постоянно чувствую Божию любовь, даже в таком состоянии. Я вижу, как Он просто ни за что дает мне благодать. Но вопрос — до какого времени? Совесть, наверное, еще не совсем потеряна, потому что все-таки думаешь о том, что пора и честь знать… В конце концов, ты зачем в монастырь пришел? Чтобы трудиться. Мне кажется, что всё равно начинать надо с малого труда, по чуть-чуть. Царство Небесное нудится (Мф. 11: 12), а без этих усилий чего можно ожидать? Понятное дело, только скорбей. Но хотелось бы и пользу какую-то принести. Прошу молитв, чтобы мое желание превратилось в усилие.

Послушница Татиана Кладиева: Хочется поделиться тем, как теория соединяется с практикой. Я только недавно на себе это ощутила. Еще когда я жила в миру и работала в храме, одна наша прихожанка сказала, что у них в семье теплота стала куда-то уходить. У них было три девочки и с мужем вроде бы неплохие отношения, оба воцерковленные… И тогда они решили в какой-то день недели вставать всей семьей и читать акафист Державной иконе Божией Матери. С тех пор теплота в семью стала возвращаться…

Да, я знала от другого человека о таких результатах. Но это всё было в теории, я сама так в жизни не делала. И вот когда я пришла в монастырь, у нас с одной молоденькой сестрой, которая мне в дочери годится, сложились такие отношения… не теплые, хотя и не враждебные: где-то я ее раздражала, где-то она меня. Мы старались меньше общаться. И вдруг мы остаемся с ней вдвоем, и больше никого, и это не один день. Надо было как-то общаться. И в первый день нашего общения идем мы с ней вместе несколько километров, и вдруг она говорит: «Молимся». И мы начинаем вдвоем читать акафист иконе Богородицы «Умягчение злых сердец», который она знает практически наизусть, — она половину акафиста и я половину. Мы идем, а людей нет, вокруг только лес. И каждое слово вдруг ложится тебе на душу. Только мы закончили, она говорит: «Еще раз». — «Может, другой акафист?» — «Нет, этот». Опять: она половину и я половину. Закончили — и опять. И я вдруг почувствовала, что мое сердце и душа становятся как мягкий и теплый воск по отношению к этой девочке. Я увидела, какие у нее красивые глаза, какая у нее красивая улыбка, мне стало открываться, какая она заботливая… У меня появились к ней материнские чувства и мне тоже захотелось сделать ей в ответ что-то хорошее.

Как помогает совместное чтение молитв и акафистов! Особенно к Божией Матери. Она, Божия Матерь, поделилась Своей теплотой с нами. Вот это практика — в первый раз я увидела реально очень быструю, в течение часа, перемену от холода к теплу. И главное — этот холод потом не вернулся, а тепло к этому человеку сохраняется. Это реальная помощь. Потрудиться час-полтора, да если еще и на коленочках перед иконой — это будет «бомба», которая в твоей душе разгромит весь этот холод, этот лед.

И еще мне очень помогла одна монашествующая сестра, которая сказала, что нужно на коленочки становиться и делать за человека поклоны. Слава Богу, что хоть сейчас Господь и монастырь стали меня чему-то учить. Дай, Боже, сил почаще применять это к себе.

Протоиерей Андрей Лемешонок: У меня тоже есть чем поделиться, правда, не таким оптимистичным. Я вижу, что когда благодать к человеку приходит, Бог всё так устраивает, что труды физические, даже «сверхтруды», не составляют сложности для тебя. Всё становится целостным и ложится на сердце. Тебе кажется иногда, что ты это сам делаешь, но это делает благодать. А когда благодать отходит — ты пень пнем. И здесь надо терпеть.

Ты понимаешь, что по своей природе ты борешься с Богом, потому что твоя природа — греховная. Благодать привела тебя в храм, благодать показала тебе, что с Богом можно всё, но сам ты, лентяй и потребитель, хочешь, чтобы эта благодать всегда была с тобой, и это естественно, но ты для этого ничего не делаешь.

Другой момент, когда человек от природы «стахановец», и он делает. У него нет благодати, но он делает, скрипя зубами. Но тут враг смотрит на человека — как его можно уловить. Человек делает — и злится на тех, кто не делает; не ест — и злится на тех, кто ест…

У одного безблагодатное состояние выражается в том, что он ничего не делает вообще, а у другого в том, что он делает, но осуждает: «Я вот тружусь, а эти там ничего не делают». И что лучше, честно говоря, я не знаю. Я пробовал и то, и другое. Голодный человек — злой, покушал — добрее стал. И где мера нашей «аскетики»? У нас аскетов нет. Где мера нашего духовного трудолюбия и нашей лени? И как нам все-таки в любом состоянии не отчаиваться?

Это очень сложный момент, многое зависит от индивидуальности человека, от его внутренних качеств. Но без благодати человек далеко не уйдет. Нужно, чтобы было меньше разрушений. Потому что когда человек в безблагодатном состоянии, враг хочет, чтобы он начал заражать этим своих ближних: осуждать, роптать, нарушать мир среди людей. И здесь очень важно, чтобы меньше было потерь. Мне нравятся слова монахини Тамары о том, что когда ты себя плохо чувствуешь, никто от этого не должен страдать. Никто даже не должен знать. Старец Николай Гурьянов как-то сказал: «Знали бы люди, как мне сейчас плохо…» А ведь никто не знал. Целый автобус приехал за тем, чтобы батюшка сказал, как он их любит и помазал маслом, и предсказал, что будет дальше… Я представляю, какой у него был крест. Эти люди приезжали, чтобы на него как на диковинку, посмотреть, как на прозорливого старца, а человек был больной, старый, но нес свое послушание. Он любил людей, молился за них…

Игумения Евфросиния (Лаптик): Если по большому счету, мне хотелось бы быть устойчивой. Бог тебя касается даже в таком жалком состоянии, как у меня, и иногда чувствуешь и можешь понять слова старца Силуана Афонского о том, что Бог свидетельствует, что ты спасен. Потому что Господь нас спас, и это реально. Но происходят какие-то события, и ты очень легко сбиваешься на уныние, саможаление, вместо того чтобы как-то трудиться и не показывать виду, если плохо. Так хочется не зависеть ни от каких обстоятельств, а зависеть только от Бога!

Протоиерей Андрей Лемешонок: Зависишь от тела, зависишь от душевного расположения, зависишь от мира, зависишь от ближнего, а это всё временное, и надо зависеть только от Бога. Иначе будет проигрыш. Но зная, что ты в очередной раз проиграешь, ты все-таки надеешься, что Бог тебя помилует. И здесь есть два полюса. С одной стороны, ты можешь стать потребителем, а с другой стороны, ты можешь потерять надежду, огрубеть и стать безразличным: «Ну, ладно, ничего у меня не получается, какая разница, буду жить как все». Это два очень неправильных полюса, нужно держаться серединки.

Игумения Евфросиния (Лаптик): А еще я хочу научиться молиться. Мне кажется, что я совсем не понимаю, что такое молитва. Только теоретически.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Вот тебе плохо и ты кричишь: «Господи, мне плохо! Помоги мне!» Сколько ты будешь кричать? Больше двадцати минут вряд ли, потому что это очень сложно. Ты просто изнемогаешь потом. Это как когда человек тонет — крик о спасении, крик отчаяния. Я думаю, молитва — это все-таки не слова, а состояние души, которая всё время, в любом состоянии будет чувствовать присутствие Божие. Просто у человека будет доверие к Богу, даже на смертном одре.

Игумения Евфросиния (Лаптик): В том-то и дело, что настоящая молитва никогда не кончается, она просто видоизменяется.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Если человек усердно занялся тем, чтобы научиться молиться, у него получится. Но как научиться? Механическое повторение молитвы в течение долгого времени приводит к тому, что она усваивается и психологически сама по себе произносится внутри, но она не благодатная, а психологическая. А когда старцу Силуану молитва открыта была, бесы к нему больше не подходили. Это было после того, как он умом погрузился в ад. Он понял свою вину и, наверное, покаялся.

Если бы мы покаялись и доверились полностью Богу, полностью отдали свою жизнь в руки Божии! Но на сегодня это невозможно, потому что ты эгоист и всё равно Ему не доверяешь, а больше доверяешь себе. И грех тебе ближе, это по природе. Всё время должна идти борьба со своей природой насмерть. И тогда уже будет воскресение…

А вообще хорошо, когда на вопросы нет ответов, потому что ответ ограничивает. Мы ставим вопрос, а ответа нет. И это очень мудро. Ты понимаешь, что это твой ответ на сегодня, а завтра он будет совершенно другой. Поэтому ты оставляешь пробел. Сегодня я думаю так, завтра может быть по-другому. Сегодня я чувствую одно, завтра буду чувствовать другое. Настолько непостоянен, настолько неустойчив человек в своем земном пути, поэтому ему всё время нужна опора, чтобы всё время его кто-то поднимал. И Господь так и делает.

Что я хочу изменить в своей жизни? (Часть 1)>>

21.10.2020

Просмотров: 6
Рейтинг: 5
Голосов: 2
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать