X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Чистая, христианская душа… (часть 2)

Чистая, христианская душа… (часть 2)

Памяти императора Александра III

У Александра III была очень хорошая черта: он не верил сплетням и доносам и поэтому часто устраивал, как бы невзначай, очные ставки.

Граф Михаил Тариэлович Лорис-Меликов, министр внутренних дел, как-то пришел в Аничков дворец, и неожиданно император говорит: «Граф, за что это вы меня вчера обозвали мраморным Геркулесом, пояснив, что истуканам мозгу не полагается? Несколько деликатнее, правда, но смысл таков». Лорис-Меликов в изумлении: «Вчера?» Александр III настаивает: «Да, у великого князя Константина». К Лорис-Меликову вернулось самообладание, и он спокойно ответил: «Вашему Величеству солгали. Я вчера действительно должен был поехать к Его Высочеству, но остался дома. У меня был мой обычный приступ ревматизма. Я не выходил из спальной. Разрешите, государь, узнать, кто это оклеветал меня?» Александр III с удивленным лицом обернулся к Победоносцеву: «Что же вы мне рассказывали, Константин Петрович, будто вы сами видели графа?» Победоносцев от испуга побледнел: «Думал, что видел... Народу было много, показалось... А слова графа передавались в круглой гостиной». Со строгим видом император отчитал слугу: «Не всякому слуху верь!» — и, не выдержав, расхохотался.

Император Александр III активно боролся с коррупцией. Не на словах, а на деле. Не обошел и своих родственников — из-за коррупции своих постов были лишены великий князь Константин Николаевич и великий князь Николай Николаевич. Способных, профессионально подготовленных, а главное, порядочных, честных людей, готовых самоотверженно служить престолу и государству, оказалось не так уж много. «Пожалуй, они и есть, да из ложного стыда скрываются», — не без иронии размышлял император.

Государь был абсолютно искренним человеком. Любая фальшь, ложь, неестественность претили ему. А.Ф. Кони делился своими впечатлениями от встречи с Александром III: «В этих глазах глубоких и почти трогательных, светилась честнейшая душа, испуганная в своем доверии к людям и беспомощная против лжи, к коей сама была неспособна».

Как-то министр двора граф И.И. Воронцов-Дашков предложил государю отпраздновать день его вступления на престол. Александр III резко осадил его: «Для меня этот день и это событие — никакой не праздник, а — тяжкий крест, который я вынужден нести. Отмечать здесь нечего».

В кругу семьи он забывал о государственных делах, возясь с детьми, обсуждая житейские проблемы с императрицей. Проблемы «отцов и детей» в семье не было, но императору было нелегко справиться с мыслью, что дети быстро растут, у них появляются свои интересы, свой круг друзей. «Вообще, когда дети подрастают и начинают скучать — дома невесело родителям, да и что делать? <…> Да и Ксения теперь меня вполне игнорирует, я для нее совершенно лишний; разговоров никаких, никогда ничего не спрашивает, ничего не попросит, а я рад был бы так сделать ей удовольствие хоть в чем-либо… Я бы ни за что не сказал тебе об этом, да так уж с сердца сорвалось, слишком долго держал в себе и теперь, так как я один и далеко не весело мне, всё это и вырвалось из груди», — писал Александр III Марии Федоровне весной 1892 года.

Казалось, могучая внешность, богатырское здоровье обещали императору долгие годы царствования. Однако осенью 1888 года во время путешествия у станции Борки, в 50 километрах от Харькова, царский поезд потерпел крушение. Семь вагонов оказались разбитыми, были тяжелораненые и погибшие среди слуг, однако члены царской семьи остались невредимы: на тот момент они находились в вагоне-столовой, и обвалившуюся крышу вагона Александр удержал на плечах, пока не подоспела помощь. Это сказалось на здоровье царя. Когда в полиции высказали предположение, что крушение является терактом и решили завести дело, государь лишь махнул рукой и ответил: «Воровать меньше надо!»

В начале 1894 года года император Александр III сильно простудился и к осени неожиданно занемог. В течение месяца крепкого телосложения царь угасал у всех на глазах. Врачи диагностировали заболевание почек, из-за которого государь умер 1 ноября 1894 года.

Из завещания Александра III наследнику цесаревичу Николаю: «Я завещаю тебе любить всё, что служит ко благу, чести и достоинству России. Охраняй самодержавие, памятуя притом, что Ты несешь ответственность за судьбу Твоих подданных пред Престолом Всевышнего. Вера в Бога и в святость Твоего царского долга будет для тебя основой Твоей жизни. В политике внешней — держись независимой позиции. Помни — у России нет друзей. Нашей огромности боятся. Избегай войн. В политике внутренней — прежде всего покровительствуй Церкви. Она не раз спасала Россию в годины бед. Укрепляй семью, потому что она основа государства».

Он ожидал прихода смерти с царственным достоинством, не унижая ни себя, ни близких стонами или жалобами. Умирал, как и жил — без громких фраз и театральных жестов. Наступило 1 ноября 1894 года. «Со всеми входившими государь здоровался, но не выражал никакого удивления тому, что так рано, без его разрешения, постепенно собралась вся семья, и я понял, что он сознает близость своей кончины и в сущности со всеми прощается. Самообладание его было так велико, что он даже поздравил великую княгиню Елизавету Федоровну с днем ее рождения» (Н.А. Вельяминов). Александр тихо сказал жене: «Чувствую свой конец». Мария Федоровна пыталась ободрить мужа. «Нет, — твердо ответил государь, — это тянется слишком долго: чувствую, что смерть близка. Будь покойна. Я совершенно покоен» (Тальберг). После этого он потребовал причастия и простился с женой. Вскоре начались легкие судороги... и конец быстро настал. О. Иоанн (Кронштадтский. — Прим. ред.) больше часу стоял у его изголовья и держал за голову. Это была смерть святого! Господи, помоги нам в эти тяжелые дни!» (из дневников Николая II).

Александру III было всего 49 лет. В Европе о кончине российского императора говорили: «Мы теряем арбитра, который всегда руководился идеей справедливости».

«Прошло 13 лет царствования императора Александра III, и чем торопливее рука смерти спешила закрыть его глаза, тем шире и изумленнее раскрывались глаза Европы на мировое значение этого недолгого царствования… Наука отведет императору Александру III подобающее место не только в истории России и всей Европы, но и в русской историографии, скажет, что он одержал победу в области, где всего труднее достаются эти победы, победил предрассудок народов и этим содействовал их сближению, покорил общественную совесть во имя мира и правды, увеличил количество добра в нравственном обороте человечества, ободрил и приподнял русскую историческую мысль, русское национальное самосознание, и сделал всё это так тихо и молчаливо, что только теперь, когда его уже нет, Европа поняла, чем он был для нее».

(Василий Ключевский, историк)

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из интернета

 

При подготовке материала использовались книги:

  1. Александр Третий. Воспоминания. Дневники. Письма. СПб., 2001.
  2. Александр III в Гатчине. СПб., 2000.
  3. Вельяминов Н.А. Воспоминания об императоре Александре III // Российский архив. История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв. М., 1994. Т. 5.
  4. Витте С. Ю. Воспоминания: В 3-х т. М., 1960.
  5. Дневник императора Николая II. 1890–1906 гг. М., 1992.
  6. Жизнь за Россию... Император Александр III Крылов-Толстикович.
  7. Климов П. Александр III и русские художники // Император Александр III: Коллекционер и меценат. М., 2000.
  8. Победоносцев и его корреспонденты. Т. 1.
  9. Тальберг Н.Д. Русская быль. Очерки истории императорской России. М., 2000.
  10. Шевелев А.А. Царь-миротворец на войне 1877–1878 гг., его отношение к войне и военному делу в России. М., 1905.

Чистая, христианская душа… (часть 1)>>

03.11.2020

Просмотров: 592
Рейтинг: 5
Голосов: 6
Оценка:
Комментировать