X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Церковь и Великая Отечественная

Июнь 1941 года… Начало страданий и начало подвига многих солдат, положивших души за други своя (Ср.: Ин. 15: 13).

Тяжелый молот войны поразил наше Отечество, глубоко, но не безвозвратно! Теперь, через десятилетия, мы явственно понимаем и видим, как Церковь мужественно и стойко вместе с народом противостала вероломной фашистской интервенции!

Благословение на «предстоящий всенародный подвиг»

О начале войны Патриаршему Местоблюстителю митрополиту Сергию (Страгородскому) сообщили 22 июня 1941 года после праздничной Божественной литургии, когда он собирался служить акафист Всем святым, в земле Российской просиявшим. Митрополит Сергий произнес патриотическую проповедь и благословил паству на «предстоящий всенародный подвиг». Эту и последующие свои проповеди-призывы митрополит Сергий размножает на ротаторе и рассылает по приходам для зачтения с амвона. Самое первое обращение «К пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», составленное и разосланное в первый день войны, «советские власти разрешили зачитать в храмах лишь 6 июля 1941 года, спустя два дня после того, как советские граждане услышали выступление Сталина, молчавшего двенадцать дней». Всего за годы войны Патриарший Местоблюститель обращался к православному народу с патриотическими посланиями 24 раза. Послания призывали к борьбе с фашистскими захватчиками, вдохновляли народ и армию на подвиг, напоминали о патриотизме и религиозности наших прославленных предков, разъясняли антихристианский, античеловеческий характер нацистской идеологии. В течение войны архиереи и священники Русской Церкви многократно выступали с подобными обращениями и проповедями, в них нашла убедительное выражение патриотическая позиция РПЦ.

В посланиях иерархов и проповедях священников Русская Церковь не только утешала верующих в скорби, но и поощряла их к самоотверженному труду в тылу, мужественному участию в боевых операциях, поддерживала веру в окончательную победу над врагом, способствуя тем самым формированию высоких патриотических чувств и убеждений среди тысяч соотечественников. Кроме того, от имени Церкви подвергались осуждению дезертирство, сдача в плен, сотрудничество с оккупантами. Все это способствовало изживанию пораженческих настроений, получивших определенное распространение в первый период войны, и в конечном итоге создавало «нравственные условия победы», которые в значительной мере изменили ход военных событий.

На фронте и в тылу врага

Многие священнослужители не только словом, но и личным примером учили паству, как защищать Родину. Будущий патриарх Пимен, тогда еще иеромонах, начал свой боевой путь заместителем командира роты и дослужился до звания майора. Архимандрит Алипий (Воронов), наместник Псково-Печерского монастыря в 1950–1960 годах, воевал четыре года, оборонял Москву, был ранен, получил государственные награды. Будущий митрополит Калининский и Кашинский Алексей (Коноплев) на фронте был пулеметчиком, награжден медалью «За боевые заслуги».

Протоиерей Борис Васильев, до войны диакон Костромского кафедрального собора, в Сталинграде командовал взводом разведки, а затем сражался в должности заместителя начальника полковой разведки. Многие солдаты и офицеры Красной Армии, служа Родине, обретали веру на фронте и по окончании войны становились диаконами и священниками, чтобы послужить Церкви. Священнослужители являлись активными участниками партизанского движения. Особенно много священников-партизан было в Белоруссии. Так, протоиерей Александр Романушко с Полесья с 1942-го по лето 1944 года лично участвовал в боевых операциях, ходил в разведку. По его свидетельству, многие священнослужители Полесья были расстреляны фашистами за содействие партизанам. В тылу врага пастыри Церкви, исполняя свой нравственный и патриотический долг, с риском для жизни укрывали красноармейцев, отставших при отступлении или бежавших из плена, вели антифашистскую агитацию среди населения, помогали советским военнопленным.

Пожертвования

Еще одним направлением патриотической деятельности РПЦ было активное участие во всесоюзном сборе средств на нужды Красной Армии, в помощь раненым бойцам и их семьям, на сооружение танковых колонн и авиаэскадрилий. Сборы денежных пожертвований по приходам начались уже летом 1941 года. Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий в послании московской пастве 14 октября 1941 года призвал благословение Божие на всех тех, кто своими «трудами и пожертвованиями содействует нашим доблестным защитникам», а 30 декабря 1942 года обратился к верующим и духовенству с призывом собрать средства на сооружение танковой колонны имени Димитрия Донского. Православный народ собрал более 8 млн. рублей, на них были построены 40 танков, которые митрополит Николай (Ярушевич) 7 марта 1944 года передал Красной Армии. Танки из колонны имени Димитрия Донского участвовали в освобождении Украины, Белоруссии, Молдавии, Польши, в составе 516-го танкового полка дошли до Берлина. Средства верующих шли на создание двух авиаэскадрилий — имени Александра Невского и «За Родину». В первый же год войны православные храмы Москвы передали в Фонд обороны более 3 млн рублей, церкви Горького (Нижний Новгород) — более 4 млн рублей, церкви Куйбышева (Самара) — более 2 млн рублей. В конце 1944 года каждая епархия прислала в Синод отчеты о своей патриотической деятельности… Выяснилось, что к этому времени сумма церковных взносов на нужды войны по предварительным неполным данным составила более 200 млн рублей, в том числе по Горьковской области — 9234 тыс., Ставропольскому краю — 6130 тыс., Свердловской области — 4615 тыс., Красноярскому краю — 4179 тыс. и т. д. Общая сумма патриотических взносов духовенства и мирян Ленинградской епархии за июль 1941-го – июнь 1945 года составила 17 423,1 тыс. рублей…

На имя Сталина поступали телеграммы и письма от иерархов, клириков, отдельных верующих с отчетами о внесении пожертвований в Фонд обороны. Например, типичное для того времени письмо от 28 декабря 1942 года председателя церковного совета Хомутовской церкви Щелковского района Московской области А. Чайникова и священника К. Гриневича И. В. Сталину: «Сегодня мы внесли в Щелковский госбанк от верующих нашей православной церкви добровольное пожертвование в сумме 10 000 рублей на оборону Отечества в твердой надежде, что по усердным молитвам Господь Бог дарует победу нашим бодрым братьям, славным воинам Красной Армии».

До 1943 года государство допускало участие РПЦ в помощи фронту, как правило, только в виде материальных пожертвований, иные церковные благотворительные инициативы не находили понимания у властей. Так, предложение церковной общины Князь-Владимирского собора Ленинграда открыть на средства общины лазарет для раненых и больных воинов, поданное в Ленсовет уже 24 июня 1941 года, не получило ответа.

Непрестанная молитва

У Церкви есть сильное оружие, неведомое миру, — молитва. Первый молебен о даровании победы Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий отслужил в Богоявленском соборе 26 июня. С этого времени повсеместно в храмах Московской Патриархии за богослужением с незначительными изменениями читали молитву, написанную архиепископом Августином (Виноградовским) в Отечественную войну 1812 года. Также служили специально составленный «Молебен в нашествии супостатов, певаемый в Русской Православной Церкви в Отечественную войну» с многолетием «победоносному воинству нашему». Особый молитвенный подвиг совершали в дни блокады митрополит Алексий (Симанский) с духовенством и верующими Ленинграда.

Даже в самые суровые дни зимы 1941–1942 годов не прекращались богослужения в городских храмах. Умирали от голода, холода и бомбежек священнослужители и члены клира, но не прерывалась молитва. Сотнями в день совершались отпевания в кладбищенских храмах. Согласно списку священнослужителей и действующих храмов РПЦ в Ленинграде, составленному митрополитом Алексием (Симанским) 4 сентября 1941 года, в городе и пригородах действовало 7 храмов Московской Патриархии, которые в течение всей блокады были наполнены причастниками и молящимися. Горячо молилась о победе русского воинства вся Русская Церковь во главе с местоблюстителем митрополитом Сергием. Он с октября 1941-года по август 1943 года находился в эвакуации в Ульяновске. По рассказам келейника, архимандрита Иоанна (Разумова), в ночь на 2 февраля 1943 года болевший в то время старец-митрополит попросил помочь ему подняться с постели. Встав с трудом, он положил три поклона, благодаря Бога, и затем сказал: «Господь воинств, сильных в брани, низложил восстающих против нас. Да благословит Господь людей своих миром!» Утром радио передало сообщение о полном разгроме немецких войск под Сталинградом. Особой в годы Великой Отечественной войны была молитва святых — преподобного Серафима Вырицкого, блаженной старицы Матроны, священноисповедника Василия (Преображенского), епископа Кинешемского, священноисповедника Афанасия (Сахарова), епископа Ковровского и других. Они молились не только о победе русского воинства и мире всего мира, но и, по заповеди Христовой, о спасении душ всех своих соотечественников: как «о братиях наших, на судищи, в темницах, узах, заточении, изгнании и горьких работах сущих», так и «о врагах наших, ненавидящих и гонящих нас, и о всех сущих вне Православной Церкви и заблудших».

Помолимся и мы о тех, кто ценой своей жизни подарил нам мирное небо над головой…

Использованы фрагменты статьи протоиерея Николая Крячко
«Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война 1941–1945 гг.»,
Московские Епархиальные Ведомости (№ 5–6 за 2010 год).

Подготовила Наталия Климова

22.06.2020

Просмотров: 136
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать