X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Своим детям мы прививаем традиционные ценности»: опыт австрийской семьи

Наша семья с сестрой Дарьей Газарян (на фото — слева) во время посещения Свято-Елисаветинского монастыря в июле 2019 года

Патрик и Гертруда Глефф приехали в наш монастырь из австрийского Тироля. Они оба — учителя. Правда, Гертруда временно не работает: занимается воспитанием двух сыновей. А вот Патрик преподает в школе историю и религию, а также служит католическим дьяконом. Главной темой нашего разговора стал актуальный вопрос воспитания детей: как обстоят дела с гаджетами, гендерной политикой и верой на Западе.

— Давайте начнем с простого вопроса: как вы познакомились со Свято-Елисаветинским монастырем?

Патрик: Всё началось с предложения сестер устроить выставку монастырских изделий для прихожан в Тироле. Настоятель приходской церкви Святого Мартина Турского в Венгле идею одобрил. Сестры приехали к нам перед Пасхой. Это было чуть более двух лет назад. Рассказы сестры Дарьи Газарян о жизни и деятельности монастыря впечатлили и вдохновили нас. Мы с женой начали смотреть ролики на YouTube, читать о вашем монастыре и всё глубже и глубже погружаться в вашу жизнь. Через год сестра Дарья снова приехала в Тироль и пригласила нас в гости. Нам понравилась эта идея.

Сестра Дарья, сестра Валерия и водитель Юрий в гостях у нас дома в Вербное воскресенье 2019 года

Гертруда: Здесь царит какая-то особенная атмосфера, которую мы ощущаем на себе. Мы посетили все храмы монастыря, были на подворье с экскурсией, видели животных и людей, которые там работают. Нас очень впечатлил Дом трудолюбия на Цне. Мы наблюдали процесс изготовления керамических изделий, где все этапы производства выполняются вручную.

Патрик: Меня впечатляет атмосфера любви — к Богу, ближним. И то, как люди относятся к своему делу — с любовью, вниманием и заботой. Я был на вашей литургии и почувствовал что-то особенное внутри себя. Также меня очень вдохновляет, что люди, которые могли бы быть потеряны для общества, находят здесь себя. Для нас это очень интересный опыт.

— А сложно ли сегодня быть верующим человеком в европейском обществе, в частности в Австрии?

Патрик: «Да» и «нет» одновременно. Европейское общество развито немного по-другому, не так много людей ходит в церковь. Но те, кто все-таки ходят, — делают это осознанно. Что же касается Тироля, там довольно сильно развиты традиции, которые поддерживаются и передаются из поколения в поколение. И, следуя традициям, люди приходят в церковь. Конечно, в основном они посещают храм по большим праздникам — на Рождество или Пасху. Но через проповедь мы стараемся доносить им весть о Христе, о христианской жизни, рассказывать о сути праздника, почему и зачем они все собрались в этот день в храме.

О. Патрик служит во время пасхальной литургии

Да, мы живем в таком обществе, где очень мало людей, в частности молодежи, посещают храмы. Мой старший сын Эмилиан однажды спросил у меня: «Папа, а почему мои сверстники, мои одноклассники не ходят в церковь?» Многое зависит от семьи. В нашей семье, например, дети воспитываются в вере и молитве.

— Но мир диктует свое, изо всех сил старясь выглядеть привлекательным. Детей с ранних лет приучают к модным гаджетам, приобретению игрушек и т.д. Как в таких условиях привить ребенку правильные ориентиры и христианские ценности?

Гертруда: Конечно, в современном обществе сложно воспитывать детей без всяких гаджетов и современной техники. Но мы, скорее, не типичная семья для западного общества. У нас другое мнение по поводу воспитания детей. Мы стараемся ограничивать их присутствие за компьютером или перед телевизором и прививаем другие привычки.

Например, наши дети много времени проводят на природе. Также я придерживаюсь мнения, что дети сперва должны научиться что-то делать руками. И самое главное, что нужно детям — умение общаться с людьми, а не с техникой. Когда у детей богатый опыт общения с людьми, навык создавать что-то самим — это развивает их совершенно по-другому.

— А какой является типичная европейская семья?

Патрик: Сложно дать понятие какой-то общей картины и описать, что такое типичная европейская семья. Я не возьму на себя такую ответственность. Есть разные группы и слои населения. Многое зависит от самих людей и их окружения, образования, условий жизни. Когда семья живет в маленькой квартире, где у детей совсем нет места для игр, — это накладывает свой отпечаток. Уставшим после работы родителям проще дать планшет или телефон ребенку, чтобы тот успокоился, нежели поиграть с ним.

— А как, по-вашему, приобщать детей к вере? И каких ошибок следует избегать, чтобы они не ушли из Церкви?

Патрик: Наши сыновья еще маленькие: 6 и 8 лет. Сейчас сложно сказать. Возможно, если мы встретимся с вами через 10 лет, всё будет по-другому. Но мы делаем всё возможное, чтобы дети оставались с Богом, стараемся прививать им любовь к Богу. Они знают, что есть святые, что к ним можно обращаться. Мы стараемся воспитывать детей так, чтобы они понимали, что они не одни, а живут в обществе и принадлежат к чему-то большому, — к приходу, Церкви. И, прививая такое чувство, мы надеемся, что наши сыновья останутся религиозными людьми.

Я считаю, что продолжение религиозности, когда дети остаются с Богом, — всегда подарок Святого Духа. Мы сами не можем этого сделать, только Господь.

Диакон Патрик выносит Евангелие во время литургии

— А как произошла ваша личная встреча с Богом?

Патрик: Первое мое воспоминание о церкви связано с литургией и Пасхой. Моя мама собиралась пойти на всенощную службу. Мне было 6‒7 лет, я только пошел в школу. Мне захотелось пойти с мамой на службу. Она тогда очень сомневалась, выдержу ли я. Но все-таки решилась, чему я был несказанно рад. Первое, что бросилось мне в глаза в храме, — огромное количество свечей. Второе — мне настолько понравилось песнопение в начале службы, что я бодро отстоял всю службу. Мои родители еще долго хвалили меня за стойкость. Это песнопение до сих пор сопровождает меня, воодушевляет и вдохновляет.

Конечно, спустя время наступил момент, когда я всё критиковал, меня многое не устраивало, появилось множество вопросов. У меня даже возникли такие мысли: а что, если религия — просто крутая идея, которая хорошо пропагандируется и продвигается…

В Австрии есть альтернатива военной обязанности: можно идти не в армию, а заняться социальным служением. И я попал в учреждение, где проходили лечение люди, страдающие наркоманией. Именно после той социальной работы я решил изучать теологию дальше и глубже. В теологии я выбрал историческое направление и ответил себе на многие вопросы, которые возникли в период критического отношения к Церкви.

В моей жизни были моменты, когда я явно ощущал присутствие Бога, что Он здесь, рядом. И сейчас, когда случаются какие-то неприятные события или ты просто приходишь домой уставший, воспоминания о тех моментах, когда ты чувствовал Бога рядом с тобой, воодушевляют, ободряют, возвышают душевно и духовно.

— А что именно Вас тронуло в наркозависимых людях и их положении? Как общение с ними повлияло на желание изучать теологию?

Патрик: Вообще, это был особенный и очень интересный опыт в моей жизни. Представьте себе картину: молодой человек, только-только окончивший школу, перед которым впереди вся жизнь, поступление в университет, определение жизненного пути… И тут я знакомлюсь с людьми, которые в большинстве своем родились не в самой счастливой семье, встречали не тех людей, потерпели в жизни много неудач. Я сравнивал их жизнь со своей и спрашивал у Бога: «Почему тогда я такой счастливчик и родился в любящей семье? Почему другие не чувствовали такой любви и выбрали кривую дорожку? Как вообще всё это случается?»

Вот этот момент можно назвать отправной точкой моей веры. Мне интересен человек, его природа, психология. А теология — это же наука и о людях, и о Боге.

Наша приходская церковь Святого Мартина Турского в Венгле

Гертруда: Я как раз из тех счастливых людей, которые родились в хорошей семье. У моих родителей четыре дочки. И они всегда были верующими людьми, активными прихожанами. Священник на нашем приходе с самого детства всегда меня поддерживал. То есть вся окружающая атмосфера располагала к тому, что я воспитывалась в вере.

После экзаменов я решила, что хочу сделать что-то хорошее не только для себя, но и для других. Как волонтер я отправилась в Бразилию и помогала людям, существующим в совсем других условиях — не таких хороших, в которых росла и воспитывалась я. Казалось бы, я отдавала все свое время, силы, средства другим, но я получила гораздо больше. Меня переполняла жизненная радость.

А потом случилась беда — в 2009 году умер мой папа… Его смерть стала самым глубоким потрясением. Мы не понимали, что делать дальше и как жить. Только глубокая вера и постоянная молитва дали второе дыхание. Жизнь, когда ты постоянно находишься с Богом, гораздо лучше той, которой живут многие мирские люди. Ты ценишь то, что имеешь. Понимаешь, что многие вещи даются тебе как подарок Божий. Возьмем нашу поездку в Минск — это огромнейший подарок. Знакомство с сестрой Дарьей — просто что-то невероятное. И когда ты приезжаешь сюда и видишь таких глубоко верующих людей, понимаешь, что всё случается не просто так.

— Спасибо за такие искренние личные истории! Вернемся к теме воспитания. Сегодня мы отовсюду слышим призывы к свободе. А свобода, как известно, — самая главная ценность для подростка. Он уходит от родителей, пытается самовыражаться: через компанию, музыку, эпатажный внешний вид. А что такое подлинная свобода? Кто такой по-настоящему свободный человек?

Патрик: Это очень философский вопрос. Каждый понимает концепцию свободы по-своему. Но я убежден, что свобода — это не то, когда все расходятся, и никто ни к чему не чувствует привязанности и причастности. Корни подлинной свободы в том, когда человек осознает, кто он есть на самом деле, когда у него есть какой-то фундамент.

Не нужно позволять себе думать, что я могу всё сделать сам, могу сам всё изменить, — это абсолютно неправильно. Таким образом мы возвышаем себя и забываем про Бога.

Гертруда: Сейчас на Западе много обсуждается тема гендера. В Австрии даже есть примеры — Кончита Вурст, одержавшая победу на Евровидении. Вы, наверное, знаете. Да, такие люди есть. Нужно просто учитывать этот факт. Но жизнь зарождается только в паре между мужчиной и женщиной. Любовь и жизнь может быть только между людьми разных полов. Своим детям мы прививаем традиционные ценности.

Патрик: В вопросе о гендере часто опускается и забывается наше биологическое и природное начало. Люди могут сделать многое, но изменить природное начало — это слишком. Какая-то нездоровая мысль. Я считаю, что понятия гендера и свободы неправильно поняты. Не хочу передавать это дальше, своим детям. Свобода — это точно что-то другое.

— Какие христианские ценности, на ваш взгляд, важно прививать детям?

Гертруда: Очень важно рассказывать и объяснять детям, что они не одни в этом мире, что Бог рядом, всегда сопровождает и поддерживает. Важно помнить о том, что Христос воскрес. Он есть Свет. Тем самым напоминать детям: что бы ни случилось, всегда будет что-то хорошее. И самый важный момент — прививать детям любовь к ближним. Нельзя быть эгоистичным, нужно любить родных, близких, друзей и не оставлять любовь в себе, а делиться ею.

Патрик: Все христиане должны жить в мире и согласии. Нельзя взращивать ненависть, насилие. Нужно дарить друг другу любовь и прививать любовь к ближним своим детям, в чем я абсолютно солидарен со своей женой. Нужно строить мосты там, где другие строят стены. И никогда не думать о поведении других. Достаточно смотреть на свои действия и поступки.

Нет необходимости открывать перед собой все двери, гораздо важнее нести ответственность за свои решения. Осознанность, ответственность — вот что действительно важно. Ждать чего-то в будущем — глупо. Гораздо продуктивнее улучшать то, что мы имеем здесь и сейчас. И это относится к любой сфере жизни — к профессии, окружению, семье...

Беседовала Мария Котова

6.08.2019

Написать комментарий...

Цитата
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать