X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Семья монахини Натальи: встреча через 48 лет

К 81-летней насельнице нашего монастыря монахине Наталье (Болотиной) приезжали брат и сестра. С сестрой Людмилой матушка встретилась второй раз за последние 48 лет, а брата увидела впервые в жизни… Фрагменты этой трогательной встречи мы запечатлели в рассказе и фотографиях.

Людмила, Виктор, я знаком с монахиней Натальей и знаю, как складывалась ее жизнь: родилась до войны на Южном Урале, звали Валюшей, у нее был родной брат Владимир. После войны брат стал жить с отцом в Харькове, а она осталась с матерью. Потом уехала с мамой в Киргизию, там получила образование, познакомилась с мужем-белорусом, переехала в Беларусь. Здесь работала в проектном институте экономистом, жила в Минске с мамой, после ее смерти пришла в монастырь. А как складывалась ваша жизнь?

Людмила: Наш старший брат Виталий родился в Харькове, а Виктор, я и еще брат с сестрой родились уже после войны в Алма-Ате. Мы коренные алмаатинцы. Первой туда приехала еще наша бабушка в 1909 году, во время Столыпинской реформы.

Я родилась в 1955 году, а Виктор в 1949-м. Сегодня остальных братьев и сестер уже нет в живых. Только мы остались и Валя (Людмила и Виктор называли матушку Наталью мирским именем. Прим авт.).

После войны наш отец Иван Сергеевич Болотин работал на авторемонтном заводе начальником аккумуляторного цеха. Жили трудно, но отец старался обеспечить семью всем необходимым.

Дорогу себе везде пробивала сама. По первому образованию я технолог общественного питания, а потом работала и училась уже на вечернем в институте в Москве, стала товароведом высшей квалификации. С этой специальностью и связала свою жизнь.

У меня есть дочь Юлия. Очень друг друга любили мой отец и моя дочь. Она в детстве была шаловливая, но папа даже голоса на нее не повысил ни разу, хотя вместе они проводили очень много времени: отец ее из школы забирал, пока я была на работе. Вообще, всех отец любил и был ко всем очень внимательным. У дочери дома висит его большой портрет, и своим детям она без конца о своем дедушке рассказывает. А у брата Виктора трое детей.

123

Виктор: Я после 9-го класса пошел работать столяром-станочником на местную мебельную фабрику, учебу в старших классах закончил в вечерней школе. Потом отслужил в армии и поступил в политехнический институт на горного инженера-геофизика. Сначала работал в Алма-Ате, потом хотели меня отправить по распределению в Гурьев, но в советское время вне распределения можно было поехать в Сибирь. Я и поехал вместе с 20 выпускниками разных лет в экспедицию в село Богучаны, что на реке Ангара в 600 километрах от Красноярска. Через 4 месяца начал работать начальником партии, у меня было в подчинении от 60 до 200 человек. Так я отработал 8 лет.

В одно время был главным инженером экспедиции, потом пошел работать к нефтяникам, был заместителем начальника экспедиции, потом главным экономистом. Но экспедицию ликвидировали, к сожалению, в начале 1990-х.

В Богучанах открыл филиал одного московского банка и работал его директором одно время. Когда банк обанкротился, мне удалось спасти коллектив, мы присоединились к другому банку. От сидячей работы со временем устал и вернулся в Богучанскую геофизическую экспедицию, которая восстановилась к тому времени. 10 лет был ведущим геофизиком. Мы занимались поиском месторождений нефти и газа. Месяцы проводили в тайге. Я очень любил эту работу, но в 2016 году экспедицию вновь распустили.

Вы удивились, когда узнали, что ваша сестра стала монахиней?

Людмила: Я обрадовалась, что мы вообще нашлись! Отец страдал всю жизнь, что не мог видеть Валю. Он не был нытиком, но мы знали, что он переживает.

Виктор: Володя к нам часто приезжал, и они с отцом всё время говорили о потерянной связи с его мамой и сестрой.

Матушка Наталья, когда Вы в последний раз видели отца?

Монахиня Наталья: Я отца не знала практически, а видела его в последний раз в 1971 году, когда хоронили Володю.

Людмила, матушка, когда вы впервые увиделись за 48 лет, смогли узнать друг друга?

Людмила: Мы встретились впервые после долгих лет этой весной. Еще бы не узнать! Сестра — копия папы и брата Володи!

Монахиня Наталья: Люду узнала не сразу, я ведь ее видела до этого два раза. А вот с братом Виктором, братом Володей мы очень похожи.

Люда привезла мне гостинцы и подарки, а Виктор переживал, что ничего не привез. Но он говорил, что хочет мне подарить что-то практичное, чтобы была память о встрече. А вещи мне не нужны, я ведь монахиня, и я ответила ему: «Виктор, кровное родство у нас есть, но нам надо, чтобы между нами было духовное родство, и это ценнее самых дорогих подарков!»

Я предложила причаститься всем вместе, и Люда с Витей согласились. Накануне мы были на вечерней службе, прошли крестным ходом вокруг монастыря, а когда брат впервые в жизни своей причастился, то я от переполнявшей меня радости сказала служившему в тот день отцу Сергию Нежборту: «Христос воскресе!»

Мысль найти близких людей матушки Натальи пришла во время подготовки материала о ней. От нее я узнал о гибели в авиакатастрофе вашего брата бортрадиста Владимира Болотина, которая произошла в Иркутске в 1971 году. Я подумал, что эту историю должны знать родственники. В социальной сети «Одноклассники» ввел в поиск «Болотины, Алма-Ата», и на одно из первых писем сразу же получил ответ!

Виктор: Это была наша племянница Ирина, дочь старшего брата Виталия, который умер в 2014 году. Она позвонила Люде, а Люда — мне. Я сразу дозвонился до матушки Натальи. Это было в декабре.

Людмила: А я была готова ехать сюда уже на следующий день!

У меня потом появились опасения: а правильно ли я сделал, что влез без спроса в чужую жизнь?

Монахиня Наталья: Я помню свои чувства. Вот мои родные брат и сестра. Но почему только двое? У меня ведь их там пятеро? А оказалось, что уже никого нет в живых… Я так хотела, чтобы меня искали! И раньше, еще до жизни в монастыре, смотрела передачу «Жди меня».

Жалела, что не ответила на письмо, которое когда-то прислал мне папа. Уже когда пришла в монастырь, спрашивала у батюшки о том, как молиться за отца. Ведь отцу по годам уже должно было быть около ста лет, и молилась о его упокоении.

Людмила: Папа умер, когда ему было 93 года. Если бы не давление, то он и до ста лет мог дожить. Его не стало 29 марта 2004 года — инсульт во сне.

А что вы почувствовали, когда впервые увидели друг друга?

Виктор: Почувствовал радость. Это родная кровь. И по фотографиям видел, что сестра — вылитый отец, только его смягченный женский вариант.

Людмила: Мать Наталья похожа на маму отца, нашу бабушку Аграфену Захаровну. Она прожила больше ста лет. Отец тоже был на нее похож.

Виктор: О своей первой семье отец шибко не распространялся, но с Володей — его сыном от первого брака — мы частенько встречались. А нашего старшего брата Виталия он не раз брал с собой в Новосибирск.

Монахиня Наталья: Мама говорила, что Виталий очень хотел меня увидеть тогда, в 1971 году, на похоронах. Я была в Монголии, приехала позже, а брат как раз накануне уехал.

Виктор: Володя ровно со всем нами общался, но Виталия выделял, так как тот был постарше, а мы еще маленькими были.

Вы — родные люди, но вместе в общей сложности за всю жизнь провели всего несколько дней — наверное, одни из самых счастливых. Скажите, что для вас сейчас значат эти слова — родной человек?

Людмила: Родная кровь чувствуется во всем, мы как будто не несколько дней, а всю жизнь вместе. У меня такое ощущение.

Монахиня Наталья: Для меня это и неожиданность, и радость. Происходящее в душе сложно передать… Я человек эмоциональный. Не так давно были приступы. Я страдала и мучилась, что не доживу, — так мне хотелось увидеть Виктора.

Виктор: Я ей говорил, что Бог просто не допустит того, чтобы мы не увиделись.

Монахиня Наталья: Можно сказать, что я умирала. Был случай, что у меня остановилось сердце, а потом вроде и ничего... Не могу даже передать эту радость от встречи с близкими! В лице Виктора я вижу и своего отца, и брата Володю!

Виктор: Мать Наталья родной нам человек. Это надо чувствовать — словами сложно объяснить. Пусть поздно, но мы нашли друг друга. Она стала близкой нам, хотя и живет в Минске, за много тысяч километров.

В марте сюда сразу примчалась Люда. А у меня не получилось. С декабря по середину августа мучился со спиной. Упал неудачно — защемило нерв. Думал, что придется отказаться от поездки, не позориться ведь со своей инвалидностью. Но в одно время разом здоровье наладилось. 

Монахиня Наталья: Всё — Божий Промысл! Что узнали, приехали, что мы сроднились, что теперь не только кровное родство у нас, но и духовное. Слава Богу!

Беседовал Вадим Янчук

Фотографии Максима Черноголова

25.09.2019

2 месяца назад
Благодарю за такую искреннюю долгожданную встречу родных любящих людей! Слава Богу за ВСЁ!

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать