X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Протоиерей Олег Стеняев: «Православие — это царский путь» (часть 1)

Недавно в нашем монастыре гостил писатель, богослов и публицист, проповедник и миссионер протоиерей Олег Стеняев. Батюшка специализируется в области сектоведения и сравнительного богословия, вот уже более 25 лет возглавляет московский Центр реабилитации жертв нетрадиционных религий. Мы побеседовали о предмете его многолетнего служения и сопряженных с ним опасных ситуациях, о Православии и многом другом.

— Отец Олег, Вы известный миссионер и проповедник Православия среди сектантов, а с какой миссией приехали в Беларусь?

— По приглашению священника Александра Сыцевича из Пинска я провел встречу с горожанами на тему «Православное учение о спасении». Слушатели задавали много вопросов о значении Святого Причастия в деле спасения. А в Минске я выступил с лекцией перед студентами Духовной семинарии.

— Расскажите о Вашей семье и пути к священству.

— Я рос в православной семье. Мой дед принципиально не работал на советскую власть, зарабатывал кладкой печей. А у бабушки самым ругательным словом было «коммунист». Мать-героиня, она была у нас главным человеком в семье и следила за тем, чтобы никаких браков без Венчания не было. Все мои тети и дяди, мать и отец венчались перед вступлением в брак. Я — законнорожденный, меня крестили сразу после появления на свет.

До 12 лет я мечтал стать милиционером, после же точно знал, что буду священником. Однако после школы рабочей молодежи сначала работал на заводе токарем-расточником (координатчиком). Потом отслужил в армии, а после нее сразу пошел работать чтецом в храм Рождества Пресвятой Богородицы в родном городе Орехово-Зуево. А уже через год поступил в Московскую духовную семинарию.

— С чего началась Ваша миссионерская деятельность?

— Во время учебы на втором курсе семинарии в Троице-Сергиевой лавре я познакомился с молодым баптистом Евгением. Мы стали с ним часто беседовать, я отвечал на волновавшие его вопросы о Евхаристии. Потом он пригласил меня домой к родителям, которые были баптистами в третьем поколении. Что меня удивило — я стал объяснять им смысл православного вероучения, и они начали соглашаться. Потом сказали, что хотят стать православными, и прошли через чин присоединения. Затем, несмотря на пожилой возраст, повенчались. Позже и сам Евгений стал православным. Сейчас он служит в храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке в Москве. Это всем известный отец Евгений Тремаскин — священник, бард и музыкант.

123

Я был совсем молодым — и тут целую семью привел к Православию. Но вдруг понял, что дело не во мне, что Православие — это древняя традиция. А любая секта — это некий новодел. Тогда я начал серьезно этим заниматься, и другие люди стали приходить к нашей вере. Чин присоединения проводил мой духовный отец протоиерей Димитрий Дудко. Потом, когда я стал священнослужителем, стал на регулярной основе принимать людей с проблемами такого характера.

— Не было ли у Вас противоречивого отношения к инославным в начале Вашего миссионерского пути?

— Святитель Иоанн Златоуст писал так: «И не говори мне таких бессердечных слов: "Что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего". У нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми же людьми мы имеем очень много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют Одного и Того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас нет с ними ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие… Не безрассудно ли, на самом деле, что если мы увидим драку на площади, то бежим и мирим дерущихся, — да что я говорю — драку? Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку, чтобы поднять его на ноги; а о гибнущих братьях не заботимся? Хулящий святую веру — тот же упавший осел; подойди же, подними его и словом, и делом, и кротостью, и силою; пусть разнообразно будет лекарство. И если мы устроим так свои дела, будем искать спасения и ближним, то вскоре станем желанными и любимыми и для самих тех, кто получает исправление» (Творения. СПб. Т. 2. С. 25, 26).

Святые отцы очень трепетно отзывались о заблудших. Например, блаженный Иероним Стридонский говорил, что «в ереси попадают не худшие люди, а те, которых дьявол не смог совратить грубыми чувственными грехами, поэтому он использует извращение их ума, когда под видом правды им подсовывается явная ложь, чтобы сбить их с истинного пути».

— Отец Олег, как распознать, что близкий человек попал в секту?

— Есть следующие признаки: если он, например, перестал вкушать трапезу вместе с родителями или резко перестал есть мясное. Это может означать, что он попал в индуистскую секту. Или, например, трапезу не меняет, но часто разговаривает по телефону, у него появилась Библия, другая религиозная литература, по воскресным дням начал куда-то уезжать, при этом неохотно обо всем этом рассказывает.

— Что Вы посоветуете родным человека, попавшего в секту? Как себя с ним вести? Можно ли как-то помочь?

— Надо обращаться к специалистам, которые умеют с этим работать, чтобы приняли участие в судьбе этого человека. В вашей епархии наверняка есть миссионерский отдел. Потому что сами родственники едва ли добьются какого-либо результата. Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем (Мф 13: 57), не лечит врач домашних.

— Бывает ли, что православные верующие уходят в секту?

— Настоящий православный в секту никогда не попадает. Уход в секту почти никогда не означает уход из Церкви. В секту попадают дети из безрелигиозных или маловоцерковленных семей. Поэтому иммунитет от любой секты — это нормальное православное воспитание.

— А какие секты наиболее распространены сейчас в России, судя по обращениям в ваш центр?

— Я не использую термин «деструктивные». Самую серьезную угрозу людям представляют респектабельные секты. Вы думаете, в сектах людей обирают? Есть секты, где человеку помогают с жильем, с работой, с деньгами. Так называемые деструктивные секты — это маленькие маргинальные группы. Они сами по себе отталкивают людей. Есть церковная классификация сект. Еретики 1-го чина, которые повреждают учение о Святой Троице, еретики 3-го чина — раскольники, а еретики 2-го чина — это все остальные.

— Как бы Вы посоветовали поступить, чтобы привести близкого человека в Церковь?

— Православие — это царский путь. Святитель Филарет (Дроздов) говорил, что Православие — это духовный экватор. А экватор — это где много солнца. А есть полюса, где ночь, — это язычники и сатанисты. И так как наш путь — царский, то мы должны действовать с позиции радости спасения. И вот этой радостью мы должны делиться с другими людьми. Когда с ними общаемся, должны говорить: «Вот это у вас хорошо, а вот здесь надо чуть-чуть подправить, чтобы было более правильно».

Беседовала Майя Кутырева

Продолжение следует…

16.10.2019

Написать комментарий...

Цитата
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать