X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Про Бога и не про Бога (часть 2)

Колонка монахини Иулиании (Денисовой)

О том, что можно читать и смотреть современному православному человеку, наш корреспондент Анастасия Марчук беседует с насельницей нашего монастыря, известным церковным музыкальным деятелем монахиней Иулианией (Денисовой).

— То же самое можно сказать и о фильмах. «А, это Голливуд? Не-не-не, нельзя, сыночек, бяка, мы не будем это смотреть», — продолжает матушка Иулиания. — Почему? Есть фильмы в Голливуде чрезвычайно сильные по своей христианской идее. Конечно, мы говорим не о Православии, хотя есть ярчайшие звезды Голливуда, такие как Дженнифер Энистон, Джеймс Белуши, Том Хэнкс, кто принял Православие и посещает церковь в Лос-Анджелесе. Обязательно ли ограничивать мировую культуру и дифференцировать по признаку: подходит под православную догматику или не подходит? Мы тогда с водой выплеснем ребенка, тогда почти всё не подходит. А ведь это какие величины, это какие столпы и литературы, и музыки! Так можно и Баха отвергнуть, он протестант был, между прочим, или всю великую зарубежную литературу XVII‒XIX веков, да мало ли…

Само слово «Голливуд» имеет в нашем представлении негативные коннотации, но бывает, и там работают прекрасные люди, которых тоже волнуют темы, о которых мы с вами говорим: о границах добра и зла, о том, чем жить и чем жертвовать в этой жизни и ради чего можно жертвовать.

Например, «Титаник». Что, не христианская тема разве? Очень даже! Просто хрестоматия: смотри, учись, как в экстремальной ситуации совершенно по-разному себя ведут наши земные люди. Человеческое сердце все-таки склонно к добру. И несомненно, когда человек смотрит такой фильм, оно, его сердце, выбирает добро. Оно выбирает того парня, который пожертвовал жизнью, а не того, который там свою шкуру спасал.

Или вспомним старый фильм восьмидесятых годов «День сурка», который и сейчас актуален. По-моему, он тоже голливудский. Я посмотрела его впервые, когда была еще неверующим человеком. Меня тогда настолько поразило, как человек весь фильм искал, искал смысл своей жизни!

Основная сюжетная коллизия в том, что его жизнь вдруг каким-то фантастическим образом (там есть необходимый элемент мистики) застревает в одном и том же дне и не сдвигается с этого места. Как это нужно понимать? Он циничный, прагматичный и скептичный журналист, всезнающий, всеумеющий, отвратительная личность, а ему Бог дает шанс стать другим человеком. И, просыпаясь бесчисленное количество раз в одном и том же дне 2 февраля, он начинает менять свои состояния. Сначала он решает, что он бог и может всё, потому что для него всё безнаказанно: он ограбил инкассатора, соблазнил девушку, его сажают в тюрьму — но наутро он снова просыпается в своей постели 2 февраля.

Испытал это… а душа мечется и ни на минуту не может удовлетвориться. Всё равно плохо ей, тошно. Стал кончать жизнь самоубийством, разными способами — всё равно просыпается живым и невредимым. Стал читать стихи, мировую классику, даже, по-моему, Новый Завет. И так человек постепенно приходит к тому, что можно же жизнь занять какими-то красивыми вещами, какими-то добрыми делами…

И как расцветает в конце этот бывший циник, превратившись в благодарного, помогающего людям парня! И календарь его жизни сдвигается с места. Можно жить дальше.

Разве это не христианская тема?

Так что надо стараться разбираться. Думаю, критерий очень простой: если эта книга или фильм заставляет задуматься на вечные темы, о таких глобальных вещах, как любовь и предательство, дружба и лицемерие, если есть это осмысление понятий, которые очень важны, которые наполняют смыслом нашу жизнь, — то не надо бояться, что там есть криминальные персонажи и нехристианские поступки.

А если мы просто занимаемся изучением того, «как бы надо бы», и читаем только «безопасную» литературу, это ведет к односторонности. Потому что жизнь вокруг другая, она подкидывает другие примеры, и особенно детям нашим нужно понять, как к ним относиться, понять и принять, что в жизни есть грех и есть святость, есть грязь и чистота — и всё это может порой умещаться в одном человеке. Им необходим ориентир, как нужно жить, чтобы все-таки в тебе победило добро.

— Можете ли вы назвать ваш любимый фильм?

— Мой любимый фильм? Могу: 1977 год, великий наш режиссер Никита Михалков, «Неоконченная пьеса для механического пианино».

По Чехову, конец XIX века. Это уже время неоднозначное, трудное для русской интеллигенции, дворянства. Собрались некие обнищавшие помещики и чиновники по какому-то поводу… Даже не могу сказать, про что это кино. Просто гениально показаны отношения людей — такие же, как наши с вами, ничего же не меняется! Их двуличие, их откровенность, их страсти… «исповедь» каждого персонажа в разные моменты фильма. И в конце всё это, конечно, приходит к тому, что — Любовь нужна, любить надо!

«Только надо любить!.. Пока будем любить, будем жить долго-долго… и счастливо», — говорит Чехов устами героини фильма.

— Всего-то навсего полюби...

— Да, вот именно! У отца Андрея Логвинова в стихотворении та же тема. Но надо исполнить это, а не просто сказать: «надо любить». И мы знаем, что Христос — это Любовь. И мы читаем, что Бог есть Любовь. И к нашему ужасу, эта святая истина уже превращается иногда в какую-то навязшую на устах догму. А произведения искусства приподнимают тему, и мы вокруг себя, в нашей повседневности, видим проблему отсутствия любви, видим, каким бывает человек без любви и как он преображается, когда его касается любовь. Разные ипостаси любви — вот это для меня тема. Но это еще и тема моей собственной книги «Две повести о любви» . И это не случайно, меня это интересует и в других произведениях искусства, меня туда влечет. Потому что не поняв этого, ответить на основной вопрос тоже не удастся: на чьей ты стороне? На какой ты стороне вообще в этой жизни?..

Особая тема — военные фильмы. 9 мая я всегда нахожу время, чтобы посмотреть один из старых советских фильмов. И посмотреть в интернете парад на Красной площади, посмотреть, как люди сейчас празднуют. И поплакать вместе с ними… Конечно, для моего поколения это свято. Кто-то сказал — не помню, где: «Победа 45-го года трактуется сегодня, из XXI века, как религиозное событие». Ведь что такое религия? Religion — это связь с Богом. Связь с духовным миром. И, конечно, слово «святость» у всех на устах, когда мы говорим о Победе, о подвиге наших защитников.

Да и сейчас многие вспоминают, что в 45-м Пасха была 6 мая, и это день памяти Георгия Победоносца, а сам День Победы был на Светлой седмице.

— В этом году пересмотрела фильм «Они сражались за Родину». Я просто не знаю ничего более гениального на военную тему. В первую очередь, какие люди! Эти актеры ведь воевали, они сами сражались за Родину. И как они гениально сыграли! В этом фильме собран цвет русского артистического искусства: такие артисты, как Тихонов, Бондарчук, Никулин, Бурков, Шукшин, Нонна Мордюкова... Это потрясающие актеры! Поэтому и произведение искусства получилось действительно непревзойденным.

Еще один фильм... Мне близка все-таки мысль, о которой я уже говорила: если в фильме есть любовь, жертвенная любовь, то это точно про Бога. Даже если там совсем другая тема. И один из моих любимых фильмов — «Сибирский цирюльник», тоже Никиты Михалкова (это, конечно, великий русский режиссер). Какая жертвенность! Фильм о личной судьбе — просто выхвачена судьба русского кадета, будущего офицера, которым он так и не стал, потому что ушел на каторгу.

Но какая мотивация у него была! Какое понятие чести, личного достоинства. И как он говорит о любви! Его возлюбленная спрашивает: «А кого ты любишь?» Он говорит: «Я люблю (внимание, последовательность!) маму, Родину, царя, друзей; я люблю тебя». Понимаете, какая иерархия ценностей была в душе? Она переспрашивает: «Царя? Ты же с ним не знаком, он же тебя не знает!» — «Но я его знаю...» Вот какие были идеалы у людей... И об этом тоже нужно помнить человеку, который стремится в нашем непростом мире сохранить свою нравственность, понятия чести и совести.

Жертва, на которую этот мальчик пошел, чтобы ни в коем случае не запятнать честь любимого человека, просто переворачивает что-то в моей душе. Конечно, этот фильм я еще в миру смотрела. Потом уже здесь пересматривала, и, даже с позиции монаха, все равно я так же вижу эти непреходящие вещи, которые ничем не заменить. Слава Богу, что искусство вечно! Даже если ничего больше не будет написано, сочинено и поставлено в театре и в кинематографе, нам уже хватит того, что было накоплено за прошлые века. Любовь — вот что главное. И в «Гарри Поттере» (есть ведь экранизация) любовь матери спасает сына от смерти, и в «Дне сурка» любовь возвращает самого человека, который хотел умереть, к жизни. Так что это вечная тема.

К категории фильмов, которые ставят нравственную проблему, относится и венгерский фильм 1976 года «Пятая печать». Это для тех, кто серьезно интересуется не «утешительным» кинематографом. И снова встает вопрос: что называть духовным. Мне кажется, что фильм «Пятая печать» именно на духовную тему. Хотя содержание… Если будете смотреть — «перетерпите» первые 15‒20 минут, когда кажется: какая-то ерунда, сидят какие-то чуждые нам люди, Венгрия, 44-й год, война, бомбежка, о чем-то своем беседуют. Но фильм вообще не про это. Нужно понимать, что классные режиссеры и писатели не выдают сразу то, о чем будет вестись разговор. Это в сказках сразу всё выдается, чтоб не страшно было (улыбается), потому что «дабро заўжды перамагае зло». А тут не так. Тут тема предательства ставится очень круто: каждый человек в жизни — или палач, или жертва. Кем ты выбираешь быть?

И заканчивается таким глобальным вопросом, таким переворотом в душе, что не оставит равнодушным никого… Многие смотрели здесь, в монастыре, и батюшка наш смотрел. Я не буду выдавать, кто что решил, но финал настолько открытый, что разные люди совершенно противоположным образом его трактовали. Даже я сама: когда я смотрела его 10 лет назад, мне казалось, что надо понимать вот так, а когда я пересмотрела недавно, у меня уже другая концепция возникла. Потому что человек меняется, обстоятельства жизни… И прошлое меняется вместе с человеком.

Я не хочу поучать вас словами «надо, должны» и так далее. Но я скажу вам о себе: я всегда хотела видеть Бога в книжках «не про Бога». Это самое сложное. Мне нравится такая литература и такое кино, где Бог всегда за кадром, а в кадре люди.

Есть такой современный писатель Захар Прилепин.

Точнее, писатель — это одна из его ипостасей. Он также майор Донецкой армии и филолог по образованию. У него много детей, он православный мужчина, защитник, и у него есть замечательная книга «Взвод» о русских писателях до XX века, воевавших или иным образом имевших отношение к военной службе. Очень здорово написанная книга.

Но я хочу сказать об «Обители». Несколько лет назад я лежала в больнице и читала эту книгу. Она меня настолько поразила, что я даже написала рецензию на нее.

В этом отклике своем я задаюсь вопросом: эта книга про Бога или не про Бога?

Там о том, как на Соловках в конце двадцатых годов в древнем монастыре был устроен советский концлагерь, и о жизни и смерти в этом лагере.

Это страшно и потрясающе. Там есть и священники, и епископы, но это не о священниках и епископах, это не про то… но при этом ПРО ТО. Вот что удивительно! Православный человек видит Бога там, где Он действительно есть, а Прилепин православный человек. Он месяца два-три прожил на Соловках, он изучал материалы, он там причащался и, конечно, это не могло не сказаться на книге.

И еще один автор — сейчас это писатель номер один в России — Евгений Водолазкин. Тоже филолог в прошлом. Он обладатель многих премий, но мы сейчас не о премиях… А о том, что литература должна изменять человека. Мы в начале говорили с вами, что есть литература утешительная, я ее нимало не принижаю. Это действительно так, но должна быть и литература…

…возвышающая, что ли…

— Да, заставляющая думать и приложить какой-то труд. И это очень интересное занятие, это не просто — сидишь и себя заставляешь, как в детстве, читать «Войну и мир». Когда ты еще не дорос до «Войны и мира».

Или «Преступление и наказание» — когда ты совершенно не понимал, о чем писал Достоевский, потому что советский ребенок не мог понять ментальность верующего человека. Это была действительность XIX века, когда еще Православие было живо.

Да… Помню даже по своему скромному опыту — я всегда любила читать, но русскую литературу восприняла полнее тогда, когда стала ходить в храм. Раньше была любителем французской литературы, различной зарубежной… А русская «дошла» уже здесь, в монастыре…

— Да потому что, как Достоевский говорил, атеист не может быть русским! Он говорил это в «Бесах»: «Атеист тотчас же перестает быть русским!» Было у него такое выражение…

Так вот, Водолазкин и его книги «Лавр», «Авиатор», «Соловьев и Ларионов», последняя книга «Брисбен»… Человек церковный, верующий человек, безусловно. Это написано таким языком — ну никто сейчас так не пишет: потрясающий русский литературный язык. Но, помимо того, что это красиво, оно наполнено еще и очень большими смыслами, подтекстами, отсылает к каким-то глубинным пластам прошлого. Мне кажется, что это великая литература. А он при этом очень скромный человек, хотя и доктор филологии, и знаменитый писатель. Что является объектом его пристального внимания, что он «изучает»? Время. Я в кавычки беру слово «изучает», потому что художественная литература ничего не изучает, она транслирует опыт. У него бывают такие мистические, казалось бы, перемещения во времени. Но это всё — о нас, обо мне, о сегодняшнем человеке, которому есть о чем подумать, читая эти книги…

Знаете, у моего любимого церковного писателя и духовного старца архимандрита Софрония (Сахарова) есть книга «Видеть Бога как Он есть».

Это одна из первых его книг, и она написана довольно непростым языком. Вернее, язык простой — категории сложные, круг понятий очень широк, и надо ими владеть, чтобы понять. Есть и терминология сложная, может быть, она не всем подходит, но надо разбираться. Наш батюшка еще на заре своего священства, когда он только пришел служить в Свято-Петро-Павловский собор, сразу стал с нами читать на беседах эту книгу вслух. Там были непонятные места и сложные слова «трансцендентность» и «антропология», но слушали все и старались разобраться, потому что там предлагалось видеть Бога везде и во всем, и не обязательно только там, где есть молитвы, богослужения, где есть какая-то догматика, где священники или старцы, или святые люди пишут о своем молитвенном опыте и так далее, — а видеть Бога везде, в каждом мельчайшем обстоятельстве твоей жизни.

Продолжение следует…

Фото Наталии Буериной и из интернета.

<< Про Бога и не про Бога (часть 1)

26.07.2019

3 месяца назад
Спасибо большое. Очень интересно. Хотелось бы еще продолжения этой темы. Особенно по части молодежных книг и фильмов, если возможно ))
Благодарю Вас, Матушка Иулиания, за глубокие мысли - рассуждения.

Редакция сайта

3 месяца назад
Дорогая Елена, материал в продолжение этой темы выйдет на нашем сайте 2 августа. Следите за обновлениями!
С радостным открытием для себя обнаружила, что мы с Вами единомышленники.) Действительно, многие произведения не о Боге конкретно показывают о Его промвсле и действии в каждом человеке. Даже многие современные, сегодняшние фильмы говорят и о преступлении, наказании и о покаянии человека (что самое главное), о жертвенности, о терпении, о кротости о смирении, о доброте, о великодушии и т.д. ,которые помогают человеку выйти все таки победителем из сложной жизненной ситуации. Жду с интересом следующей беседы с Вами. Спаси Господи!

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать