X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Открытое сердце: Лидия Аркадьевна Николаюк

«Открытое сердце» — цикл публикаций о сестрах милосердия и подопечных Патронажной службы Свято-Елисаветинского монастыря. Мы стремимся сохранить истории этих людей, вместивших в себя целую эпоху. А еще напомнить о том, что рядом много одиноких бабушек и дедушек, которые больше всего ждут простого человеческого внимания и доброго слова.

Лидия Аркадьевна познакомилась с патронажной службой, когда тяжело заболела ее мама. Она с благодарностью вспоминает сестер и ту помощь, которую оказал наш монастырь. Ее рассказ, как мне кажется, в первую очередь о силе веры, которая помогает переживать самые тяжелые испытания, будь то война, болезнь или потеря близких…

Истоки

— Моя бабушка Елизавета была очень глубокой веры, молитвенница, — Лидия Аркадьевна бережно достает еще дореволюционные фотографии и рассказывает о своей семье. — Воспитывалась она в верующей семье. В семь лет дети уже держали пост, даже молока и масла не ели.

Семья бабушки жила неподалеку от Жировичей. В семье была одна пара обуви на старших детей, и бабушка шла пешком босая, доходила до ручейка перед монастырем, мыла ноги, одевала ботиночки и шла в церковь.

Еще перед революцией они уехали в Сибирь, много трудились, были зажиточными крестьянами, а революция сделала их кулаками, врагами народа. Всех бабушкиных братьев осудили, хозяйство разорили, забрали всех коров. Конечно, после тюрем мужчины возвращались с подорванным здоровьем, тяжелобольными.

В Сибири бабушка вышла замуж за дедушку Иосифа. Первый их сын умер. Затем, когда бабушка была беременна моей мамой, умер и ее муж Иосиф. Несмотря на такое тяжелое испытание, мама родилась здоровым ребенком. Назвали ее Анастасией. Помню, бабушка рассказывала, что на всю деревню был один кусок мыла. Им мыли покойников и новорожденных. Сегодня такое сложно представить…

Время утрат и подвига

В 30-е годы бабушка вернулась в Беларусь. Второй раз вышла замуж. Перед войной с ее мужем Иваном случилось несчастье: трамваем переехало ноги. Ему отняли часть ступни. Бабушка ухаживала за ним до последних его дней. Он умер во время Великой Отечественной войны, в Минске, от гангрены.

Про своего папу я, к сожалению, знаю мало. Он работал водителем. Его отправили в командировку в Брест, и как раз началась война. Немцы сильно бомбили город, и мой отец погиб. Когда мама узнала, то рвалась уехать за ним, но бабушка не пустила. А потом я сильно заболела — началась дизентерия. Родные думали, что умру, поэтому об эвакуации не могло быть и речи. Вот так мы остались в Минске, в оккупации.

Мы жили рядом с вокзалом, где находился концлагерь. На кухне работал старый немец, очень хороший. Он давал мне еду, которую я носила пленным. Меня, маленькую беленькую Лидочку, везде пускали. И после войны те, кто остался жив, искали меня: «Где та Лидочка, наша спасительница?» А того немца, после того как узнали, что он помогает пленным, отправили на передовую.

Как-то немцы везли пленных и выкинули совсем слабенького дедушку прямо из вагона на вокзале. Бабушка забрала его к себе. Он год жил у нас, а потом его похоронили. Бабушка с мамой спасали еврейских детей. Восемь детей держали в погребе. С одной Женей мы потом долго дружили. А после она уехала в Израиль.

У блаженной Валентины Минской

После войны бабушка работала дворником. Зимой поднималась в три часа ночи, с ломом и лопатой убирала всю Московскую улицу, потом молилась по несколько часов и шла в церковь. Бабушка ходила в храм каждый день, утром и вечером. Я только через несколько лет узнала, что, присматривая за моими дочерьми, она оставляла их одних, на Бога, и шла в храм. Вы, например, оставите своих детей на Бога? Сомневаюсь… Вот какая сила веры!

Бабушка каждый месяц ездила к матушке Валентине. Вот сидит у нее человек десять, и матушка Валентина, как будто между прочим, начинает говорить о каждом. Имен она не называла, но все понимали, о ком идет речь. Они ее очень любили…

Кстати, один из тех, кто постоянно ездил к матушке Валентине, еще жив — игумен Антоний, бабушка хорошо его знала. Задолго до принятия священного сана он работал церковным сторожем. Из-за веры в Бога и посещения церкви были большие конфликты с женой. После того как однажды она бросилась на него с топором, он решил уйти в монастырь. По совету близких поехал испросить благословения у матушки Валентины. Она помолилась, взяла Евангелие и дала прочесть место, где было сказано: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает». Авторитетом Евангелия она дала ответ на вопрос, который не был высказан.

Только через 20 лет, после смерти жены, мужчина стал священником. А теперь он живет у женщины, тоже Валентины, которая, сама будучи инвалидом II группы, приютила его.

Здесь я позволю себе прервать рассказ Лидии Аркадьевны, чтобы рассказать вам, дорогие читатели, удивительную историю о том, как действует Господь. Меня впечатлила история игумена Антония. Мы с Лидией Аркадьевной решили, что она отыщет затерявшийся где-то телефон Валентины, которая за ним ухаживает, и попытается узнать, чем можно им помочь.

Но телефон всё не находился. И вот буквально через неделю я встречаюсь со своим другом. Зная, что он часто ездит в храм в Станьково и на могилку к Валентине Минской, рассказываю ему услышанное от Лидии Аркадьевны. И вдруг Семен говорит: «Так я знаю Валентину, по мере возможности помогаю. Но ей нужна помощь сестры милосердия, она сама инвалид, ей тяжело ухаживать за лежачим больным». Тут, конечно, я поняла, что Господь точно что-то от меня хочет. Единственный выход, который я видела это позвонить Ангелине, руководителю патронажной службы, и попросить о помощи. Ангелина сразу же отозвалась на мою просьбу. И теперь наши сестры будут помогать игумену Антонию и Валентине. Неисповедимы пути Твои, Господи… Как важно не отвернуться и услышать, когда с тобой через других людей говорит Господь! Пусть твое дело всего лишь набраться смелости и попросить о помощи. И слава Богу, что в нашем монастыре есть патронажная служба, помогающая людям, которым действительно очень нужна помощь.

123

Новое обретение веры

— Когда умерла бабушка, мне было около 50 лет, — продолжает свой рассказ Лидия Аркадьевна. — С ее смертью ушло спокойствие, я стала метаться. И душа потянулась к спасению. Вера-то у меня всегда была. Я знала, что Бог есть, но всё это было как-то далеко…

Я стала ездить по монастырям. Познакомилась с удивительными батюшками. Вот они меня «на ноги и поставили» — я увидела свою греховность. О многом даже и не подозревала, что это грех.  

Постепенно и мой муж Леонид пришел к вере. Не могу сказать, что именно на него повлияло. Но однажды, когда я в очередной раз собиралась в монастырь в Елгаву (Латвия) к своему духовному отцу, он просто сказал: «Знаешь, я с тобой поеду». У меня внутри сердце подпрыгнуло от радости!

После развала СССР мы с Леней ездили в Задонск, участвовали в восстановлении Тихоновского Преображенского монастыря, который был открыт в 1991 году на месте бывшего Тихоновского мужского монастыря, закрытого в 1920 году. Несколько лет подряд в свой отпуск ездили туда на месяц, работали. Какой потом стал красавец монастырь! Но когда мы приехали впервые, не передать, что там творилось: всё разобрано, развалено… Долгие годы на его территории размещался Задонский психоневрологический интернат. Нас трудилось, наверное, человек 200 каждый день.

Весной работали на огороде, глыбы земли разбивали молотками, чтобы что-то посадить. Кольцо обручальное пришлось снять — так руки опухали. «И что здесь вырастет?» — спрашиваю у батюшки. «Вот приедешь осенью и посмотришь». И действительно, какой был урожай! Таких вкусных помидоров я нигде не ела.

Мне посчастливилось побывать в келье святителя Тихона Задонского. Но опять-таки тогда еще в этом святом месте всё было завалено досками. Туда днем было сложно пробраться, а я всех подбила ночью идти, акафист читать. Пока шли, такой страх на нас напал… Помню, как я крепко прижимала икону святого. Но как только зашли в его келью — всё прошло.

Леня в конце жизни тяжело болел. После операции некоторое время работал охранником в Доме милосердия в Минске, ходил в храм. Нужно сказать, что он никогда никого не осудил. Никогда.

Как же важно, чтобы в нас не было тщеславия и гордыни! Тогда всё обязательно сложится. Самое главное — смирение, послушание и немногословие. А у нас как? Тебе сказали слово — в ответ нужно двадцать сказать. А вот перенести оскорбление тихо, спокойно, без зла? Нужно терпеливо переносить любые испытания. Болезнями и скорбями входим в Царствие Небесное. Вот, казалось, молодая, красивая, ноги длинные, копна волос — где оно всё? Ничего не осталось, чем гордилась…

Слова благодарности

Знаете, я очень благодарна Свято-Елисаветинскому монастырю, отцу Андрея Лемешонку, старшей сестре Зинаиде и сестрам патронажной службы. Я не знаю, что бы мы без них делали.

Мама упала с постели и сломала тазобедренную кость. Перелом был очень сложный. Операцию не стали делать в связи с ее возрастом. И мы забрали ее домой. Но что делать дальше? Обратились в патронажную службу. Сначала за мамой ухаживала сестра Иоанна Богуш. Как она помогала нам! Сестре Иоанне нужно ставить памятник при жизни. Помогать людям — ее призвание. А потом она сама тяжело заболела. И к нам на помощь пришла сестра Наталья Шутова, внимательная, заботливая, добрая, она также много сделала для нас. Спаси их Господь!

Нужно сказать, что мама как человек верующий мужественно переносила свою болезнь. У нее, как и у меня, постоянная форма аритмии, и боль приходилось терпеть без обезболивающих. Как она ее терпела, я не знаю. Но ни разу не сказала: «За что мне?» Только тихонько стонала. Причащалась часто. Как она ждала Причастия! Только батюшка придет — мама оживает…

К сожалению, людей, нуждающихся в регулярном уходе, тяжелобольных, лежачих, инвалидов становится всё больше. Временных и человеческих ресурсов социальных служб недостаточно. Часто помощь требуется быстрая, буквально сиюминутная, например, после выписки тяжелобольного пациента из больницы.

Именно поэтому после многочисленных обращений в 2014 году в Свято-Елисаветинском монастыре была создана патронажная служба.

В своих отзывах обращавшиеся за помощью родственники подчеркивают высокий профессионализм и сердечное отношение к своим подопечным сестер патронажной службы. Кроме того, безусловное доверие к Церкви и сестрам милосердия, чьи жизненные позиции основаны на евангельских заповедях, позволяют оставить своего близкого, по сути, с посторонним человеком.

Служба существует только на пожертвования. Средства нужны для оказания бесплатных консультаций на дому, обучения родственников правильному уходу за тяжелобольными людьми, оплаты транспортных расходов и работы сестер.

И чтобы патронажная служба монастыря могла взять на себя уход за большим количеством нуждающихся в этом людей, ей самой сегодня нужна наша помощь.

Патронажная служба Свято-Елисаветинского монастыря >>

10.05.2019

6 месяцев назад
Спаси Господи всех, кто несёт Святое Послушание, помогая немощным, болящим во Славу Божию!

Написать комментарий...

Цитата
Выбрать материал по теме >>
Комментировать