X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

О воле Божией

Вопрос о том, как узнать волю Божию — пожалуй, один из самых важных и трудных. Каждый день мы оказываемся перед выбором, как нам поступить, какой путь выбрать. Угодно ли Господу то, что мы делаем? Поступаем ли мы по воле Божией или, может, по самолюбию? Продолжать ли начатое, если появляются преграды?

Протоиерей Андрей Лемешонок: Всё дается по вере. Советуясь с духовником, человек пытается удостовериться, поступает он по воле Божией или по своему упрямству. Если по воле Божией, когда мы не идем на поводу у своих страстей, у своего предвзятого мнения, а действительно ищем, чего хочет Бог, — тогда появляется надежда…

Но если человек всё равно поступает по-своему, настаивать или нет? Нет смысла настаивать, если он не хочет отдавать свою жизнь в руки Божии. Но если нужно для дела, тогда можно и нужно настоять. Вот я хочу собрание провести со священниками. И хотя у каждого свое видение, которое трудно поменять, помолиться и сказать свои мысли я, наверное, обязан. А принять его или нет — выбор за человеком.

Всё это непростые, тонкие вещи.

Когда я работал сторожем в кафедральном соборе, у нас был очень строгий настоятель, второй человек после митрополита Филарета. При встрече он всегда начинал кричать, и это длилось годами... Но сегодня я ему очень благодарен: так Господь меня, гордого, учил. Так вот он запретил мне ездить к отцу Николаю Гурьянову: «Ни в коем случае! К какому-то старику, на какой-то остров ездить?!.. Ты что, с ума сошел? Тебе здесь не хватает священников?» Но я его ослушался и всё равно поехал. «Отец Николай, что мне делать?» И батюшка тоже проявил в какой-то степени непослушание: «А ты подойти к Минской иконе Божией Матери, поклончик сделай, приложись, возьми Ее благословение и приезжай ко мне!»

Или, к примеру, ситуация со строительством храма в честь иконы Божией Матери «Державная». Митрополит благословил строить здесь часовню, но, глядя на количество людей, я принял решение о строительстве большого храма. Митрополиту, конечно же, передали, что я не выполняю его благословение. Но когда он сам приехал и всё увидел, сказал: «Правильно сделал».

И такие противоречия во многом.

Многое заключено во внимании: если человек внимателен, то обязательно увидит Божию подсказку. Но если одержим своей идеей — тогда он не смотрит по сторонам, не спрашивает совета, а лезет напролом. Конечно, в большинстве случаев это самодурство, гордость, но иногда и правильно, вот в чем дело! А вдруг ему Бог это внушил? Мы этого не знаем. В том-то и интерес, что мы не можем уверенно сказать, но ищем волю Божию. Потому что правильно так, как хочет Бог. И опыт послушания здесь очень важен.

Обстоятельства бывают разные, но решение всегда за нами. Ошибки, конечно, неизбежны. Но не ошибается тот, кто ничего не делает.

Монахиня Антонина (Семенова): Я могу поделиться только своим опытом. Разные жизненные периоды и разные послушания проживаются по-разному. Иногда что-то делаешь и чувствуешь, что Бог тебе помогает, действует через тебя. А бывает совершенно по-другому: когда ты «мертвый». И тогда начинаются колебания, сомнения. В этом случае и на исповеди, и наедине с собой пытаешься понять: а что лежит в основе этих сомнений? Откуда они, какова их причина? И если причина греховная, становится понятно, что и сомнения от греха родились.

Я согласна с батюшкой, что лучше принять решение, чем бездействовать. Даже если оно окажется неправильным, ты обязательно поймешь, в чем ошибался, и найдешь возможность исправить ошибку. А если бездействовать — будешь мучить себя и людей вокруг. В любом случае нужно пытаться сохранять доверие Богу, искать Его ответ на твой вопрос. Нужно не лениться искать Бога.

Монахиня Агапия (Кнотько): Когда я пришла в монастырь, у меня были большие сомнения, нужны ли кому-то выставки. Но мать Мария (Держанович), которая тогда была старшей на послушании, несмотря на многочисленные препятствия, всё время повторяла: «Надо делать, не сомневайся». А когда речь пошла о выставках в России — всё это казалось мне безумием. И хотя я открыто высказывала свое мнение, но, находясь на послушании, старалась доверять старшему человеку. И так делаю до сих пор: если возникают сомнения — спрашиваю у духовника монастыря.

Сейчас у меня появился соратник в лице монахини Фотинии (Горностаевой). С самого начала она повторяла один и тот же вопрос: «А чего хочет Бог?» И я благодарна ей, что она стала акцентировать на этом внимание. На послушании я стараюсь не настаивать на своем мнении и прислушиваться к другим.

Вообще, в какой-то момент я поняла, что нужно стараться жить по сердцу. Мне было тяжело на это перестраиваться, и, конечно, не могу сказать, что сейчас я научилась так поступать. Ведь внутри живет грех, и часто ты не понимаешь, по сердцу поступаешь или по греху…

Я помню несколько ситуаций, когда хотела расстаться с работником. Но обстоятельства складывались против, и человек оставался. В итоге и результат был хороший, и человек менялся. И я поняла: если искренне задавать вопрос Богу, то обязательно получишь ответ. Но только в том случае, если ты действительно не хочешь настоять на своем мнении. Поэтому в сложных ситуациях я просто спрашиваю Бога: «Чего хочешь Ты?» Удивительно, но затем Господь меняет и твое отношение к человеку. Может быть, за доверие к Нему...

Монахиня Тамара (Игнатович): Когда-то в сложных жизненных обстоятельствах батюшка мне сказал: «Спроси у меня». Действительно, как всё просто... «Но что делать, если Вас не окажется рядом?» Отец Андрей посмотрел на меня и ответил: «Не мудрствуй». И знаете, я тогда поняла: если ты своевольничаешь, стремишься не к разрешению ситуации, а к тому, чтобы самому выглядеть в ней хорошо и замечательно, и не потому, что боишься ошибиться, а чтобы к тебе поменьше вопросов было, — вот тогда и начинаешь мудрствовать, что-то придумать. А всё очень просто: нужно не мудрствовать и спросить у духовника, как быть. Бог никогда не поставит тебя в условия, где произойдет что-то страшное и невозможное.

Батюшка тогда мне сказал еще одну важную вещь: «Если будет нужно, всегда найдется возможность спросить. Бог никогда не сделает так, чтобы ты совершила ошибку, не спросив». И всё стало понятно и просто. Это не значит, что у меня не бывает сомнений, но разрешаются они гораздо легче.

Матушка Лариса Нежборт: Как-то в разговоре с отцом Сергием об усыновлении я с горечью начала говорить: «Зачем мы это сделали? Никакого толку не видишь ни в детях, ни в себе. Вокруг говорят, что в детях всё не так, неправильно. Я уже как собака, хуже собаки… Зачем это было надо? Может, не было на это воли Божией?»

А он мне говорит: «Я думаю, что воля Божия — не что-то статичное, неизменное, раз и навсегда. Она динамичная, как навигатор в машине: человек не туда свернул — маршрут быстренько перестроился. Опять не туда — путь снова перестроен...»

Фотографии Ивана Гомзы

10.12.2019

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать