X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

О поступках и плодах

Сестра: Вот в прошлый мы раз говорили о том, можно ли иметь свое мнение. Конечно, мнение живому человеку невозможно не иметь. Но я хотела бы поговорить об этом немножко в другой плоскости: как через те события, с которыми мы сталкиваемся (большие события или просто бытовые случаи), те чувства, эмоции, то мнение, которое у нас возникает, познавать себя? Вообще, через это мы и должны познавать себя, но как, батюшка, этим путем идти?

Протоиерей Андрей Лемешонок: С одной стороны, вот у человека есть свое мнение, он ищет Бога и делает это, положим, шумно, коряво. Но он имеет свое мнение и пытается докричаться, проживает это... А с другой стороны, вот у человека нет своего мнения. Он ничего не ищет, лишь бы было тихо. Я предпочитаю первое.

Я помню, как сам обращался к священнику, это уже давно было... У меня было, конечно, мнение, что я лучше всех знаю — я же читал массу литературы, всё, что можно было, прочитал, и к старцу еще ездил — у меня вообще дивиденды такие были, все спрашивали, что отец Николай сказал... Но мы всё равно обращались. И вот обращаешься к одному, и он говорит так, что ты не поймешь, что он вообще говорит. Потому что ни «да», ни «нет». И трудно спросить, потому что не может священник сказать конкретно. А другой рубит с плеча. Но это уже ясно, что у него есть какое-то свое мнение. Может, оно ошибочное... Поэтому тут очень сложный вопрос. Вы понимаете, всё в руках Божиих, наша жизнь в руках Божиих.

Сестра: Батюшка, свое мнение всегда будет, но человек же должен как-то понимать, правильное оно или нет.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Время должно пройти.

Сестра: Надо вопрос ставить. И потом, мы же все-таки эмоциональны, это бесспорно, мы не бесстрастны. И говорить себе: что же во мне вызвало эти эмоции? Это мнение правильное или неправильное? Вот как-то на себя смотреть.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Я скажу про себя: ведь я дошел до ручки, это же было годами, когда я осуждал патриарха, митрополита, всех священников, потому что я сутками находился в соборе и знал жизнь каждого, видел немощи каждого... И это был тупик. Как из этого тупика Господь меня вывел? Когда митрополит Филарет меня позвал — я увидел в нем живого Христа. Это был переворот. Я понял, что всё, что я думал, все эти годы осуждения — это ложь. Просто дьявол меня подловил. Всё.

Сестра: Ну а Вы себе ставили вопрос: вот я вижу так?

Протоиерей Андрей Лемешонок: Я очень горячий был и ругался... Но я работал.

Сестра: Но Вам радостно не было от этого?

Протоиерей Андрей Лемешонок: Нет. Это была смерть. Это был тупик. Но то, что ты находишься на послушании, меня держало…

Я считаю, что человек себя обманывает. Вообще, человек прежде всего обманывает себя. Он не хочет найти истину, понимаете? Как-то я духовному человеку, очень известному монаху, сказал: вот так надо сделать, надо смириться перед епископом. Он за это на меня обиделся. Но ничего, это уже преодолено, он тоже мог сказать — а чего я буду слушать? Вот смотрите: вот такой факт, вот такой факт, вот такой факт... И я этому верю, потому что это факты. Но это неправда.

123

Сестра: Ну да, как я на них смотрю.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Да, по-другому. Я умилялся, когда на приход приехали старые женщины, святые, я бы сказал. У них был отец-священник. И вдруг он запил. Представляете, какой был удар? И эти женщины покрыли его немощь. Как они его жалели и любили!.. Это высший пилотаж духовной жизни. Это сродни тому, как отец будущего старца Силуана покушал в пятницу мясо, и только потом сказал, что он это мясо как мертвечину ел, но не хотел смутить сына. Это уже дух, высшая степень духовной жизни. Так и отец Николай говорил, когда что-то надо было сказать: он так говорил, чтобы не осудить и чтобы ты понял, что ты не прав в своем категорическом мнении. Это настоящая духовная жизнь. У нас очень мало настоящей духовной жизни. Потому что мир больной.

Сестра: Это надо говорить себе, что во мне нет духовной жизни, хочу я ее или нет? В себя посмотреть честно.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Ну вот мы смотрим честно. Но как бы не заунывать нам от этой честности. Потому что можно так посмотреть честно, что увидишь — это плохо, это плохо и вообще всё плохо. Тут нужна мера. В какой-то момент надо сказать, что всё слава Богу, ничего, пробьемся.

Вот матушка игуменья пускай скажет.

Игумения Евфросиния (Лаптик): Наверное, всё дело действительно в мере. Надо искать эту меру. Ошибки ведь неизбежны. Самое главное — учиться хотя бы признавать ошибку. Мне кажется, что это очень много.

Протоиерей Андрей Лемешонок: А может человек своими силами признать свою ошибку?

Игумения Евфросиния (Лаптик): Человек своими силами вообще ничего не может. Господь же в Евангелии говорит: без Мене не можете творить ничесоже (Ин. 15: 5). Но все-таки в повседневной жизни есть какие-то вещи неочевидные... Вы же сами только что сказали, что ты потом видишь. Ты делаешь так или иначе, но потом всё равно же плод какой-то есть.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Какой-то есть плод.

Игумения Евфросиния (Лаптик): И, судя по этому, тебе говорят, что ты не прав. И ты сам уже видишь, что не прав. Но просто часто бывает так, что ты не хочешь с этим согласиться и вместо того, чтобы сказать — да, я не прав, начинаешь бесконечно оправдываться.

Протоиерей Андрей Лемешонок: Конечно, оправдания всегда есть. Все-таки своими силами увидеть свой грех просто невозможно. По-настоящему. Чтобы произошло покаяние, нужно действительно увидеть свой грех и не оправдать себя. А мы все-таки сохраняем себе возможность оправдать себя, поэтому грех не уходит из нашей жизни и в конечном счете покаяние не совершается… 

Продолжение следует…

Фрагмент сестрического собрания от 16.06.2019

9.07.2019

3 месяца назад
Благодарю Вас, дорогой Батюшка Андрей, Матушка Евфросиния, дорогие Матушки и Сестры за то, что делитесь с нами своими мыслями. Это помогает мне многое переосмыслить в жизни и увидеть по-другому. Спаси всех вас, Господи!

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать