X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Невидимые гроздья гнева

1

Отрывок из книги бесед архиепископа Ионы (Черепанова) «Мы созданы для рая. Как нам жить в Церкви»

— В Евангелии есть такие слова: Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5: 23–24). Сказано четко: пойди и примирись. Но что делать, если не можешь совладать с гневом? Можно ли молиться, ощущая злость, или лучше ждать, пока буря в душе утихнет, и только потом становиться на молитву?

— Любая наша ссора с ближним — повод для сугубой молитвы. Необходимо сразу обратиться к Господу, просить, чтобы Он отнял у нас гнев, изменил нас, помог стать настоящими христианами.

Гнев — одно из проявлений сатанинского лукавства, гордыни. Даже больше лукавства, потому что, гневаясь или обижаясь на кого-то, мы всегда выгораживаем и оправдываем себя. Чувство правоты, самооправдание — в гневе самое злокачественное. Оно блокирует стремление к миру в душе, желание примириться с ближним. Если в таком состоянии не начнем молиться, шансов победить гнев практически не будет: …сей же род изгоняется только молитвою и постом, — сказал Господь (Мф. 17: 21). Тем более что враг нашего спасения и так находит массу причин отвлечь нас от молитвы: или устали, или срочные дела, или еще что-то. Вот и в этом случае мало того, что он ввел нас в немирность, так еще хочет, чтобы мы не обращались к нашему Господу, не просили Бога о помощи.

Также важно отдавать себе отчет, что не столько нас обидели, сколько мы обиделись: не сделали всё возможное, чтобы не допустить конфликта, не потерпели, не смогли покрыть любовью. С таким покаянным чувством и молиться будет легче.

— Как уговорить себя пойти на примирение, если обида сильна?

— Примирение — процесс взаимный, при котором обе стороны прощают друг друга. Но его можно начать, так сказать, в одностороннем порядке. Объявить самому себе «мораторий на военные действия» по отношению к тому, кто нам досадил, или, не дай Бог, кому досадили мы. Это уже будет успехом в духовной брани.

Если не можем пока подойти к человеку, обнять его и попросить прощения — вернуться на исходные позиции, нужно постараться хотя бы свой гнев усмирить, не держать в сердце зла и негатива по отношению к человеку.

Редки те люди, которым Господь по Своей благодати дал мирное душевное устроение, и они умеют отключать гнев и не сердиться. Но такое умение можно в себе воспитать — аскетизмом, «духовной гимнастикой». Начав трудиться в этом направлении, со временем приобретем и навык. Понятно, что без благодати Божией, без Божественной поддержки мы ничего не добьемся, но, видя наше рвение, Господь обязательно придет на помощь.

Чтобы стяжать благодать, нужно научиться подчинять сердце голове. Сердце — тот орган, который, к сожалению, не всегда действует в унисон с нашим мыслительным аппаратом и зачастую делает не совсем то, что нужно. Как Достоевский писал: «Дьявол с Богом борется, и место битвы — сердце человеческое». Если побеждает враг, мы совершаем глупости, умом при этом понимая, что так поступать нельзя и неправильно. Поэтому обязательно нужно учиться подчинять эмоции и сердечные движения разуму.

И потом, надо понимать, что злость в первую очередь вредит нам самим. Чувство гнева не только нехристианское, неспасительное, оно еще и неудобное, некомфортное. Все мы стремимся к спокойствию, мирному существованию, и носить в себе гнев, культивировать его, не прилагать усилий, чтобы его остановить — тяжело и неприятно прежде всего для нас. Что тому человеку, на кого мы гневаемся? Он этого не видит и не слышит, живет своей жизнью. А мы терзаем себя, рвем душу на части, устраиваем себе бессонные ночи, вырванные годы и седые волосы… Или наоборот, гордимся своей непреклонностью, принципиальностью, подогреваемся тщеславием, что мы лучше, умнее, потому и «право имеем».

Поэтому важно научиться сразу блокировать негатив по отношению к ближнему и прикладывать все усилия, чтобы примириться. Как правило, если люди поссорились, то оба страдают, хотят, чтобы тяжелая ситуация поскорее разрешилась, и будут рады шагу навстречу. По заповеди блаженны миротворцы (Мф. 5: 9), счастлив тот, кто найдет в себе мужество сделать первый шаг, пусть даже считает себя незаслуженно обиженным. (Хотя не бывает ситуаций, чтобы один был прав, а другой виноват. Если есть немирность, виноваты оба.)

При этом мириться нужно не так, что «ладно, прости меня, я, конечно, согрешил, но и ты не лучше». Если идем на этот шаг, важно говорить только от первого лица: я согрешил, я сделал плохо, я был неправ. Надо видеть и признавать только свою вину, в конфликте винить только себя.

Когда люди хотят примириться ради Христа, Господь обязательно поможет. Он видит, что хотя мы и пребываем пока в гневе, но стремимся к миру и готовы «наступить на горло» собственной песне саможаления, самолюбования и уничижения противоположной стороны, и обязательно даст в сердце человеку, к которому мы пришли с примирением, благодать успокоения, правильные слова и мысли.

— Бывает, двое поссорились, наговорили обидных слов и в гневе разошлись. Один из них стал на молитву, а другой, видя это, уязвляется: как ты можешь молиться, причинив мне боль?

— Откуда мы знаем, о чем человек в этот момент молится? Заглянуть в его душу мы не можем и что он говорит Богу, даже не догадываемся. Вряд ли он мысленно упивается победой, скорее, наоборот, в ужасе от того, что совершил, просит Господа: «Прости меня! Я такое натворил… Подскажи, что теперь делать? Господи, помоги мне!»

Опять же, уязвляться, что наш обидчик в данный момент молится — дома или в храме, — непродуктивно. Как мы можем судить человека, который имеет свои отношения с Господом? Бог в силах изменить его, улучшить и сделает это именно тогда, когда посчитает нужным.

— Если искренне стараешься примириться с тем, кого обидел, но человек не готов простить, можно ли в таком случае исповедоваться и причащаться?

— Мне сложно представить ситуацию, когда просят прощения, а ты не прощаешь…

В одном монастыре, когда кто-то из братьев находился во вражде с другим братом, игумен запрещал тому читать молитву «Отче наш». В этой молитве мы просим Господа простить наши грехи, как мы прощаем должникам нашим. Получается, если человек будет читать «Отче наш», не простив перед этим своего обидчика, он будет просить как раз обратного: чтобы Господь его тоже не прощал. «Я не могу допустить этого, поэтому не разрешаю читать братьям “Отче наш”, пока не примирятся», — говорил игумен.

Если сложилась такая ситуация — мы простили, а нас не прощают, если сделали все, что могли, идти на Причастие, думаю, можно. С сокрушением, со скорбью, но причащаться. Хотя лучше подобные ситуации обсуждать со своим духовником, который примет во внимание все обстоятельства.

В любом случае наша задача — учиться тормозить. Когда возникает желание резко высказаться, попробуйте выдержать паузу. Обычно по прошествии времени становится очевидно, что правильнее было смолчать, не умножать зло. Если же по немощи что-то человеку высказали, задели словом или ранили, тогда, конечно, сдавайтесь в плен. И просите прощения — раз виноваты.

Эту и другие книги нашего издательства вы можете посмотреть в онлайн-каталоге >>

6.08.2019

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать