X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Мальчишки

Маленького росточка, щупленькая, с живыми внимательными глазами в обрамлении морщинок, добрыми лучиками освещающими лицо, — это наша сестра милосердия Татьяна. Она отличается манерами дореволюционной барышни и подчеркнутой культурой речи. После выхода на пенсию Татьяна не смогла оставить преподавание русского языка и литературы в одном из московских вузов, потому что не нашла в себе сил расстаться с любимыми своими читающими студентами.

Однажды воскресным утром с ней приключилась такая история.

За Божественной литургией она причастилась, после отпуста приложилась ко кресту, взяла просфору «за ящиком» и вышла из храма в наилучшем расположении духа. Погода была превосходная — теплая, солнечная. Татьяна пошла пешком по набережной, села на скамейку, чувствуя приятную усталость в ногах, и принялась вкушать освященную просфору, любуясь речным пейзажем. На душе у нее было тихо и светло.

Не прошло и пяти минут, как на тропинке среди берез показались трое мальчишек, лет по десять-двенадцать. Один — высокий, худенький, в бейсболке — гнал перед собой мячик, другой — ловкий в движениях симпатяга со светлыми кудрями до плеч — старался перехватить у него мяч, и они, сталкиваясь на бегу, то и дело выкрикивали матерные слова. Третий — коротко стриженный, в очках, бежал рядом трусцой, при этом держал руки в карманах ветровки.

Заметив Таню, они остановились неподалеку, о чем-то тихо переговариваясь. Татьяна достала книгу, которую купила в церковной лавке, и стала знакомиться с ее содержанием, делая вид, что не обращает на мальчишек ни малейшего внимания.

Вдруг она почувствовала, как мелкие камешки стали больно ударять ее по спине, по голове, по рукам. Она вскочила со скамейки и закричала, защищая лицо раскрытой книжкой: «Господа, прекратите немедленно! Что вы себе позволяете!» И далее — несколько фраз по-французски. Мальчишки открыли рты и опустили руки. Мяч покатился по уклону и остановился у Таниных ног. Она отняла книжку от лица и спросила: «Позвольте узнать, юноши, за что вы решили побить меня камнями? И что это за идея у вас такая — испортить мне хорошее настроение?»

Тот, что был с кудрями, наклонил голову к плечу, состроил глупое лицо и сказал деланным голосом: «А мы подумали, что Вы — девчонка!» — «Да если бы я кошкой была, и то с вашей стороны гадко было бы бросать в меня камнями. Это же варварство! Каменный век, господа!» «Блин, эта тетка — нереальная! — сказал мальчик в бейсболке и выразился. — Пошли отсюда!» — «И правильно, ступайте домой, мальчики, и вымойте свои рты, как следует, с мылом. Ругаетесь вы так грязно, что и зубы почисть лишний раз не мешает», — заметила Татьяна со вздохом и стала собираться уходить. Тот, что в бейсболке, подскочил, чтобы забрать мячик, и выпалил: «Что такого? Мы разговариваем нормально, как все!» Таня выпрямилась и сказала: «Те, кто ругаются матом — бесам молятся и потому лишены Божиего благословения». Повернулась и пошла прочь.

Отроки остались стоять в замешательстве. Но через минуту Татьяна услышала у себя за спиной топот. Она обернулась. Догонявшие ее мальчишки тоже остановились. «Теть, а теть, как Вас там? А Вы случайно не святая?» — спросил крепыш с кудрявой головой. Паренек в бейсболке сделал шаг вперед и выпалил: «Я вообще-то не ругаюсь. Просто вырвалось. Пожалуйста, благословите меня!» Таня постояла, подумала, внимательно рассматривая мальчиков, потом подошла к длинненькому, сняла с его головы бейсболку, перекрестила, сказала доверительным тоном: «А ты, если заругаешься, тут же прекрати и у Бога проси прощения». И вернула бейсболку на голову ребенка.

За ним подошел кудрявый мальчик и голосом примерного отличника стал изображать иностранца и картавить на английский манер: «Благословите меня, тетенька! Чтобы и мне не разговаривать матерними словами». Татьяна взяла его за подбородок и заглянула в глаза: «Ты правда этого хочешь?» Тот с готовностью закивал головой, делая глупый вид. «Тебе должно быть стыдно. Я говорю с тобой серьезно, а ты фиглярничаешь. Твой отец, наверное, не знает о том, как ты ведешь себя на улице?» — спросила Таня. «У меня нет отца», — уже серьезно, обиженным тоном резанул кудрявенький, подхватил с земли мяч и отошел, чтобы «почеканить». Мальчик в очках остался стоять поодаль. Опустив голову, не вынимая рук из карманов, он носком правого ботинка катал камешки, ни на кого не глядя.

Таня сказала: «Прощайте!» И пошла. Через некоторое время ребята снова нагнали ее. На этот раз мальчик в очках приблизился и стал быстро говорить: «Если я перестану ругаться, меня в классе не поймут, лузером будут дразнить. Девчонки засмеют. Они знаете как матюгаются?» Татьяна остановилась, обернулась к нему, спросила, сощурившись: «Когда Господь придет на землю, тогда Он отделит овец от козлищ, отделит тех, кого пасет Сам, от тех, кого пасет диавол. По-твоему, в каком стаде ты окажешься?» И быстрым шагом пошла дальше.

Паренек в очках кинулся за ней, обогнал, встал на ее пути и сказал приглушенным голосом: «Мы хотим Вам одну тайну открыть! Вон там, под берегом, мертвец лежит!» Таня опешила: «Где? Вы шутите? Может, ошиблись?» Мальчик в бейсболке возразил: «Нет, не ошиблись. Я его палкой потыкал в бок, а он не двигается». Татьяна позвала за собой: «Пойдемте, ведите меня к нему!»

123

На песке, одной рукой касаясь речной воды, лицом кверху, с открытыми глазами лежал мужчина средних лет, по всем признакам из «бомжиков». Таня спустилась к нему по корням, торчащим из края берега. «Вы что — мертвецов не боитесь?» — спросил кудрявый мальчик и в страхе попятился за дерево. «У Бога мертвых нет», — ответила Таня, наклонилась над телом человека, осмотрела несчастного, попробовала определить его пульс. Никаких признаков жизни. Висок бедолаги оказался рассеченным, ухо — в крови, на земле — след красной лужицы и поодаль — несколько крупных острых камней. Таня закрыла ему глаза, набрала номер телефона службы спасения и сообщила о несчастье.

Тот, что в бейсболке, и другой — кудрявенький, переглянулись, а мальчик в очках посмотрел на них и сказал как бы между прочим: «Сейчас полиция приедет… Интересно, смогут ли полицейские найти того, кто камнем попал бомжу в голову?» — «Да они и искать не станут. Кому эти грязные вонючки нужны? Одним бродягой меньше», — процедил сквозь зубы кудрявенький и презрительно плюнул в сторону трупа. «А Бог знает, кто убил этого бомжа?» — спросил мальчик в бейсболке, обращаясь к Татьяне. Она достала из сумки молитвослов, чтобы прочитать молитву над усопшим, и ответила: «Нет ничего на свете тайного, что не стало бы явным. И карающая десница Божия настигает каждого злодея». В воздухе на минуту всё замерло. «Мне домой пора», — засобирался один, за ним — другой, и, не говоря больше ни слова, они на ходульных ногах направились в сторону жилых высоток.

Остался только тот мальчик, что был в очках. Он достал из кармана джинсов пачку сигарет и закурил. Когда приехали полиция и скорая помощь, пришлось дать необходимые показания. Мертвеца завернули в черный целлофановый мешок, положили на носилки и увезли.

Татьяна повернулась, чтобы уйти, но мальчик попросил: «Пожалуйста, не уходите пока, а то мне страшно…» Он подошел к краю берега и стал смотреть на место, где только что лежал убитый, потом произнес: «Мы все трое бросали в него камнями, не известно — кто из нас попал ему в висок… Что теперь будет?» И заплакал, снял очки, отер ладонью слезы с лица, горестно всхлипнул и уткнулся в ствол березы, как в объятия матери… Татьяна подошла к нему и спросила:

— Как тебя зовут?

— Артем.

— Тебе несчастного бомжика жалко? Ведь он был еще молод и мог исправить свою жизнь, если бы кто-то попытался ему помочь… Ты чего ревешь? Или испугался, что поймают и в тюрьму посадят?

Артем повернулся и, прислонившись к березе спиной, сказал:

— Не знаю. А если это был мой камень? Вы говорите, меня Бог накажет…

— Да, ты прав. Нет ничего страшнее гнева Божия, — сказала Татьяна.

Она коснулась плеча мальчика и предложила: «Давай мы сейчас пойдем в храм, и ты расскажешь священнику об этом происшествии. Батюшка наверняка знает, как тебе следует поступить». Артем насторожился: «А он не донесет на меня в полицию?» Татьяна покачала головой и заверила: «Нет, не беспокойся об этом. Существует тайна исповеди. Священник не вправе ее нарушить».

Прошло время. Татьяна постепенно стала всё реже думать о мальчишках, с которыми случайно познакомилась в парке на набережной, и о том, что они натворили. Но удивлению ее не было конца, когда в один из дней на богослужении она увидела среди алтарников Артема. Он тоже заметил Татьяну, заулыбался всем лицом, подошел к ней после службы и поблагодарил за то, что в тот воскресный день она привела его в храм.

18.10.2019

26 дней назад
Благодарю автора и вас, дорогие сотрудники сайта, за изумительный искренний и такой добрый Рассказ! На душе потеплело и посветлело.

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать