X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Как немец Хайнц стал Федором

Хайнц с женой Альбиной и детьми Татьяной и Робертом, 1978 г.

Доктор Хайнц Вемайер познакомился с нашим монастырем в 2017 году в Берлине, на концерте сестер и ансамбля «Веселые ребята», участниками которого являются люди с ограниченными возможностями, проживающие в психоневрологическом интернате. С самой первой встречи завязалась теплая дружба. Доктор Хайнц Вемайер и сам ведет активную деятельность — вот уже 27 лет курирует международный культурный и социальный обмен между Германией и Беларусью. В 2016 году он крестился с именем Федор, хотя Православием интересовался еще с 1970-х годов.

Мы поговорили с нашим гостем о том, почему ему понадобилось столько времени и как на его решение повлияла Великая княгиня Елисавета Федоровна.

Вы преподавали русский язык. Что Вас побудило изучать именно русский?

— Я преподавал русский язык и языкознание в университете имени Мартина Лютера в городе Галле (Заале), а также страноведение, потому что много путешествовал по Советскому Союзу, побывал почти во всех союзных республиках, и студентам этот предмет был интересен. Рассказывал про географию СССР, политическую систему, религию, в том числе Православие.

Помню, еще студентом, в 1971 году, приехал в Воронеж и увидел единственный храм. Это была любовь с первого взгляда. Я тогда два часа с удивлением смотрел на православную литургию.

Дед, Отто Рудольф

Интерес к России и русскому языку — от деда. Во время Первой и Второй мировых войн он работал с военнопленными. У меня дома сохранились фотографии еще царской армии. Казаки подарили деду православный крест из дерева — ювелирная работа.

Дедушка был директором кирпичного завода, где работали военнопленные. К слову, во время Второй мировой войны советских военнопленных держали в лагерях по закону нацистского режима, в отличие, например, от английских. А мой дед думал совершенно по-другому. И если бы он их не кормил, не вел себя как друг военнопленных, — конечно же, я не увидел бы его после мая 1945-го. Тех, кто вел себя преступно, справедливо наказывали.

А что именно вызвало интерес к русскому языку, истории?

— В Германии находились разные певцы русского происхождения. Я любил смотреть концерты по телевидению. Например, настоящий хор казаков, эмигранты 20-х годов. В ГДР военные ансамбли давали грандиозные концерты с «Катюшей», «Калинкой». У немцев наворачивались слезы, когда те пели немецкие народные песни. Великое искусство русского песнопения: 1000 лет литургия, 1000 лет поют. Все спрашивают: «Откуда это в русских?» Ответ — от Бога.

А какие ваши любимые русские писатели?

— В Воронеже я сдавал экзамен по Тургеневу «Отцы и дети». Люблю Гоголя, Чехова, иногда Достоевского и, конечно, великого Льва Николаевича Толстого

Какой он, русский человек, по-вашему?

— Он другой. Не такой, как немцы. И я стал другим. Некоторые шутят, что я переодетый немец, уже больше русский. Русский человек очень творческий, он экспромтом умеет реагировать на ситуацию. Немцы долго планируют, и это тоже хорошая черта.

Ценно, что я много где побывал, узнал советских людей разных национальностей. Родители моей жены родом из Уфы, столицы Башкортостана. Папа татарин, мама украинка. Они прожили очень тяжелую жизнь в 30-е годы, во время войны и после. Но зятя из Германии принимали великолепно. Меня впечатлили их рассказы о судьбе поволжских немцев, о раскулачивании семьи из-за двух быков, о депортации… И при этом они оставались патриотами своей страны. Не зря война называлась Великая Отечественная. Кто победил? Прекрасный народ.

Мы всегда в Германии отмечаем 9 Мая. В этом году — с группой туристов из Мозыря. Они не подозревали, что такое возможно в Германии. В центре города проходило шествие бессмертного полка: приехали русскоязычные со всей Европы, из Украины, Беларуси, России. Собрались духовенство, берлинские православные, церкви разных стран, послы из восьми бывших союзных республик. Уникальная добрая атмосфера. Самый трогательный момент, когда двое маленьких детей молились за мир на русском языке…

Расскажите, пожалуйста, про ваше объединение и его деятельность.

— Начну немного издалека. У нас интернациональная семья, двое детей — дочь и сын. Мы жили в ГДР. С детьми каждый год путешествовали по Советскому Союзу. Посещали в Башкирии родителей жены, увидели весь Кавказ, почти все азиатские республики, Украину, часто бывали в Москве, Ленинграде. И когда в 1991 году случились перемены, этот процесс был для нас, жителей ГДР, очень болезненным.

Я потерял свою работу: места в университете отдавали западным немцем. Это было очень несправедливо. Я работал в секретариате общества дружбы, организовывал олимпиады по русскому языку, турпоездки, концерты с советскими ансамблями разных республик. Это было мое политическое преступление. Можно гордиться, что из университета меня «попросили» из-за этого. Я шучу, конечно. Был очень трудный момент — потерять любимую работу. Но тогда один деревенский священник обещал: «Всё будет хорошо». И действительно, всё стало еще лучше.

Когда произошла авария в Чернобыле, в Германию приехали дети из Беларуси, все очень умные, талантливые. С этого, можно сказать, всё и началось. И вот уже 27 лет мы принимаем детей из различных школ искусств Могилева и Мозыря: танцоров, музыкантов, художников. Приезжают различные ансамбли. Сейчас начался обмен опытом среди медиков. Работники социальной сферы, например, были в вашем монастыре и очень хотят приехать еще. Они удивились, как вы работаете.

Награждение орденом за заслуги перед отечеством президентом Германии

То есть ваша организация занимается культурным обменом между Германией и Беларусью? Какие проекты реализуются на данный момент?

— Основная деятельность нашей организации — это обмен молодежными группами. Наш президент Франк-Вальтер Штайнмайер как-то сказал, что на все ужасы войны и лагерей смерти лучший ответ — это молодежные культурные встречи. Поэтому в первую очередь мы организовываем концерты — более ста в год.

Три раза в год на две-три недели приезжает Московский православный хор. Они путешествуют по разным землям Германии и выступают в храмах, домах престарелых, больницах. Их очень любят. Сейчас из Минска и Могилева приедут мастера музыки, пройдет более 30 концертов. Музыка, как и богослужение, сближает народы.

Есть и другие проекты. Сейчас реализуется проект по развитию агротуризма: мы разработали программу по привлечению туристов из России и Германии в Беларусь.

Также мы проводим различные семинары, конференции и другие мероприятия на острые темы. Например, «Красный террор и Православие». Я знал некоторые факты, но когда историки рассказывали подробности — волосы становились дыбом. Поэтому мне удивительно, как у вас победила вера. Хотели полностью ликвидировать именно православную веру, но получилось наоборот.

Меня очень радует, что молодое поколение посещает богослужения, что люди с уважением относятся к Церкви. В Германии у всех русскоязычных переселенцев иконки дома и в машине. Таким образом они проявляют свое уважение, сохраняют связь с историей, культурой, с истоками. Это очень важно.

Скажите, каковы самые главные результаты вашей работы с молодежью? Поделитесь своими наблюдениями.

— Сейчас у меня есть одна проблема: для обмена молодежными группами допускаются 22 человека, а желающих из одной гимназии уже 40 (смеется). И немецкие ребята, которые побывали здесь, хотят приехать опять. Они все жили в монастырской гостинице для паломников, посмотрели подворье, мастерские. Это влияет в том числе и на политическое мировоззрение их родителей. У многих слабое представление о Беларуси. В газетах пишут в основном о России и в основном негатив. А благодаря нашей деятельности немцы узнают, как живут и думают белорусские люди, а ваша молодежь узнает Германию. Обязательно показываем самые интересные места на востоке Германии — Берлин, Потсдам, Лейпциг, Дрезден, Айзенах, Эрфурт — главные города нашей культуры и истории. Молодежь сближается, завязывается дружба, а порой и любовь.

Крещение в храме Святой Живоначальной Троицы в Минске

В 2016 году Вы крестились с именем Федор. Что подтолкнуло Вас к такому важному решению?

— Думаю, я был давно готов. Первым белорусом, с которым я познакомился, стал отец Федор Повный, священник храма-памятника в Лейпциге. Раз в месяц я посещал его богослужения. Он, конечно, на меня очень повлиял.

Очередной толчок случился, когда из Австрии я получил журнал и на десяти страницах прочитал о судьбе Елизаветы Федоровны. К сожалению, хотя она и немка, сейчас ее мало знают. Поэтому я использую каждый концерт, чтобы рассказать о судьбе Елизаветы Федоровны и вашей работе здесь, в монастыре.

Православие — вера, которая при всей серьезности выражается красотой. Как мне сказала регент московского хора — если бы наша Церковь не была такой консервативной и стабильной, мы бы не пережили красный террор. То есть у славянского человека вера осталась очень глубоко. Помню, мой отец рассказывал, когда он попал в плен во Франции, — все стали молиться.

К сожалению, иногда только какие-то трагедии возвращают людей к Богу. Но всегда лучше без трагедий, а с радостью, с социальной и культурной работой. Я бываю на ваших концертах в монастыре — великолепно! Все выступают: и священники, и матушки, и сестры, и братия подворья, и «Веселые ребята» — это весело, это здорово, что вы здесь делаете.

Свято-Елисаветинский монастырь — мой духовный дом. Когда беседуешь с монахинями, священниками, сестрами, всегда удивляешься, какие у них радостные, добрые глаза…

Можно сказать, что Вы пришли в Православие в том числе и через красоту?

— Да, красота, духовная жизнь, глубокое мышление, песнопения во время Великого поста, подготовка к Причастию — это очень серьезные моменты, нужные и правильные.

Что в жизненном пути и подвиге Великой княгини Елизаветы Вас тронуло больше всего?

— Она из богатой семьи, получила строгое лютеранское воспитание. Ее мама столько сделала в социальном направлении! Всё богатство семьи, мужа Великая княгиня отдала на социальную помощь самым бедным москвичам, уличным детишкам. Во время революции осталась в России, хотя могла вернуться на родину и спасти свою жизнь. Вместе с инокиней Варварой сознательно пошла на смерть. Помилования не было… Весь ее жизненный путь для нас образцовый. Это настоящая христианская жизнь.

Поделитесь, пожалуйста, Вашими первыми впечатлениями от посещения Свято-Елисаветинского монастыря?

— Мне очень нравится, что монастырь без стен, среди людей, в центре городской жизни. Конечно, здесь очень красиво. И при этом обитель — пример старого правила монастырской жизни в молитве и труде. И главный труд здесь — помощь людям, которые потеряли, собственно, всё: и здоровье, и семью, и крышу над головой. И это, конечно, прекрасная задача.

Я с теплом вспоминаю трапезу и беседу с духовником — незабываемая, приятная атмосфера, которая вдохновляет. Очень впечатляют мастерские, то, как пишут иконы. Сегодня мы видели мастерские на подворье, были в кузнице. Наблюдали, как сестра Вера работает с лошадьми, — как будто с мягкой игрушкой. И вот это, наверное, самое удивительное, как вера действует даже на поведение животных.

Я, может быть, от имени всех участников наших групп хочу сказать: вам можно гордиться, что Беларусь — культурная держава. И слово «культура» от слова «культ». Православие — это основа, корни. Это память, которая подталкивает к размышлению. Хочу повторить то, что я сказал недавно во время концерта в Мозыре во Дворце культуры МТЗ, крупного завода, — спасите это наследие! У нас в богатой Германии такие дома почти все закрыты или под сносом. И если у родителей денег нет, то ребенок не получит образование. Поэтому уважайте свою культуру.

И что нас, немцев, больше всего удивляет — порядок и чистота. И все поля вспаханы. Откуда это? Почему? Это, наверное, тоже в крови. Здесь очень добрые приветливые люди — это самый главный фактор.

Беседовала Мария Котова

18.07.2019

Просмотров: 7
Рейтинг: 5
Голосов: 1
Оценка:
Комментарии 0
4 года назад
Благодарю за встречу и знакомство с удивительным человеком - с прекрасной открытой любящей душой! Спаси Господи!
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать