X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«К Богу я пришел через узы темницы»

В городском поселке Витьба находится исправительная колония № 3. А на ее территории — храм во имя святого праведного Иоанна Русского. Однажды его прихожанин Александр Ерашов написал нам письмо, в котором рассказал о своей судьбе, о том, что привело его к Богу, о людях, которые в исправительном учреждении приходят к вере. Его искренний рассказ, больше похожий на исповедь, заставляет задуматься о том, насколько важна для лишенных свободы возможность ходить в церковь, участвовать в богослужениях, приступать к таинствам.

 «Честь имею!»

«У каждого история жизни своя. Как правило, до тюремных уз многие были далеки от Бога и дороги в храм. Сейчас же мне хочется сказать спасибо Господу нашему за милость Его и терпение, за любовь и заботу.

"Бог попускает темной силе мучить душу человека, чтобы он начал искать светлую силу" (св. Иоанн Кронштадтский).

Поэтому моя дорога к Богу и вере оказалась через узы темницы. Возможно, по-другому до меня было бы не достучаться. Господь пытался говорить со мной через обстоятельства и людей, но я был слеп и глух. За несколько недель до моего задержания со мной произошла необычная история. Когда я ожидал своего знакомого возле церкви (что делал я неоднократно), какой-то внутренний голос мне сказал: "Зайди в храм, не поленись". Хочу пояснить, что, во-первых, раньше ничего подобного не было, а во-вторых, на тот момент я уже был в таких проблемах, готовя свое преступление!.. Голос я послушал и пошел в храм. Купил свечу, зажег, стал напротив иконы и начал молиться — своими словами, кому-то желая здоровья и немного о себе. Когда собирался поставить свечу, то меня начало колотить, рука не слушалась, я не мог попасть в отверстие. Людей было немного, будний день, но их удивлению не было предела: молодой человек в хорошем костюме и в припадке. Второй рукой я схватил руку со свечой и все же поставил. Из церкви я вышел и вернулся к машине. О случившемся никому не рассказал, а уже вечером заливал горе в кабаке… Сколько раз ходил по лезвию ножа, засыпая пьяным за рулем, участвуя в недетских играх, словно заигрывал со смертью! Моя жизнь могла оборваться уже давно, без покаяния, прощения и любви, без Иисуса Христа.

Господи! Ты вывел из ада душу мою и оживил меня, чтобы я не сошел в могилу (Пс. 29: 4).

Родился я в благополучной семье. С самого раннего детства меня окружали любовью и заботой, учили только хорошему. Даже где-то разбаловали, именно в детстве надо было воспитывать строже. Мама с отцом атеистами не были, но верили по-своему, как и многие другие, кто жил в то время. В храм по праздникам, булки испечь и яйца покрасить — пожалуйста, освятить квартиру — обязательно. Поэтому общее представление о Церкви мы с сестренкой все же имели. В семье я рос не один, сестренка младше на четыре года, но любви от этого меньше не было. Наши родители успевали везде и ничего никогда не делили. Я как пацан рос слегка хулиганистым, учебу заваливал. Сестренка же, наоборот, — отдушина и радость родителей. В школу на родительские собрания мама и папа ходили вдвоем, там их только хвалили и благодарили. Если дело касалось наказания, то это к маме, пожалеть и простить — к папе.

Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его (Притч. 13: 25).

Благодаря строгости и заботе мамы, доброте и мягкости отца вырос я в целом мальчиком положительным. В 9 классе проснулось желание учиться, следующие два года учебы до выпускного класса прошли для родителей спокойно. Что еще немаловажно в юношеские годы, так это занятие спортом и круг твоего общения. Худые общества развращают. Проверено.

А еще у меня были замечательные бабуля и дедушка. Как я любил ездить к ним на каникулах! И сейчас моя деревня мне милее и дороже всего. Узденский район… Какие замечательные места с богатой историей! Возможно, поэтому люблю природу и животных.

По окончании средней школы выбор пал на Могилевскую специальную среднюю школу милиции. Старое учебное заведение, огромный опыт, богатые традиции и замечательный преподавательский состав. Все это было подкреплено моим личным желанием. Стать офицером — мечта многих мальчишек. Слава Богу, стараниями наших родителей мои друзья, вся наша компания, поступили куда хотели.

Мои мечты и надежды рухнули уже после второй практики в одном из РУВД, откуда я брал в свое время направление на учебу. Внезапно для самого себя я повзрослел, в моей жизни и взглядах на мир стало все меняться, притом так стремительно, что я не успевал их корректировать. Слушать особо не желал, потому как стал "самостоятельным". Когда мои друзья еще в полной мере наслаждались студенческой жизнью, я уже работал в полную силу, решая человеческие судьбы. "Власть — одна из самых сильных страстей", — так говорили древние. Мало кто проходит это испытание. Я закурил, стал выпивать и вести неупорядоченные половые отношения с девушками легкого поведения. Дело в том, что когда обладаешь властью, всего вышеперечисленного становится в избытке. Ты уже не в силах справиться с грехом, медленно, но уверенно скатываешься вниз. Для родителей это был удар.

Не всё, конечно, было плохо, не все были моральными уродами. Всегда оставались настоящие офицеры, которые верили, что понятие "Честь имею!" — это не набор слов, для которых работа оставалась на первом месте, в ущерб себе и семье. К сожалению, после реформы в структуре МВД многие из них стали не нужными.

После увольнения я продолжил падать вниз. Наслаждался жизнью с полным отрывом, под властью страстей и пороков. Для меня, как, впрочем, и многих других, это казалось нормой. "Бери от жизни все!" — кричал мир вокруг меня. Дьявол успешно делал свое дело, манипулируя мною. В какой-то момент я почувствовал себя БОГОМ.

И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло (Быт. 3: 4, 5).

Мне казалось, что всё на этой земле — для меня. Проблемы в семье и с родителями — так это они виноваты. Смех мой, мои слезы… Точка эгоизма, собственного "Я" достигла критической высоты. Кто-то скажет: "Это не со мной" и не увидит себя в этом рассказе. Но лишь потому, что не смотрит на себя изнутри, со стороны. Зачем всё это надо, когда всё хорошо? Так казалось и мне. У меня всё круто и классно, меня любят и ценят. Обман в моей работе и личной жизни достиг апогея. Сам я не в силах был справиться и остановиться. Лукавый знал, что делал. Легкие деньги, доступные женщины и пьяный угар. На самом деле всё было иллюзией.

Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут… (Мф. 6: 20).

В один момент всё лопнуло, исчезло, словно по волшебству. Словно красивая лесная поляна с благоухающими цветами превратилась в болото, и в этом болоте проблем стою я, грязный и вонючий. Потеряв дом, семью, друзей, я оказался под арестом. Осознание случившегося пришло не сразу. Началось всё с молитвы Оптинских старцев, которая висела на стене камеры, словно приглашая желающих покаяться и укрепиться. Дальше Господь уже вел меня через людей и ситуации, но главным было мое желание разобраться в вечных вопросах, а особенно — как я, нормальный, здоровый человек докатился до такой жизни.

Не сразу пришел к Богу. Признаюсь, путь непростой, тяжелый даже где-то. Но кто говорил, что будет легко? Царство Небесное силою берется (Мф. 11: 12). Не всё понимал, сомнения одолевали, разочарование и злость. Вопросов меньше не становилось. Не мог простить друзьям, которых знал с первого класса, что забыли, даже не позвонили родителям, чтобы спросить о делах и здоровье, поддержать словом. Не мог понять, как девушка бросает писать в тот момент, когда забирают квартиру… Дьявол снова пытался посеять семя сомнения в моем сердце. Но кто против нас, если с нами Господь? Сейчас я никого не виню. Примирившись с собой и Богом, я ответил на многие вопросы. Помню, когда зачитали приговор, меня посетила мысль: "Где твой Бог и почему не спас тебя?" Сердце же говорило иначе, я продолжал молиться и говорить: "Спасибо, Господи!" Оказавшись в колонии № 3, познакомился со старостой католической общины Александром Осипенко. Он-то и поставил точку в моей глупости. Мои вопросы не выдерживали критики. Мне не только ответили, но и ткнули носом, где всё это написано. Стало понятно, что ничего не знаю. А дальше храм, исповедь, Причастие и много литературы, вместе с главной книгой каждого человека — Библией. Для меня сейчас не надо ничего доказывать, моя встреча с Богом состоялась.

"Пусть это чудо, чудо встречи с Богом непременно произойдет в нашей жизни, потому что без Христа всё становится отвратительным и смешным" (Ф. М. Достоевский).

В заключении

Исправительная колония № 3 находится в нескольких километрах от Витебска, в поселке городского типа Витьба. В настоящее время здесь отбывают свой срок граждане Республики Беларусь и иностранные граждане, впервые совершившие преступление. Практика разделения осужденных была введена сравнительно недавно, но приносит свои положительные результаты. Люди, впервые попавшие в места лишения свободы, не забивают голову глупой тюремной романтикой. На психику молодежи не давят лица, прожившие не один срок в исправительных учреждениях. Почему прожившие? Потому что для многих тюрьма — это дом. В системе наших колоний тяжело говорить о перевоспитании и изменении личности. Как правило, человек становится озлобленным, недоверчивым, эгоистичным. Многие выходят без средств к существованию; места, куда можно было бы вернуться, где любят и ждут, нет. С опытом отсиженных лет и прошедших человеческих судеб могу сказать, что даже человек из благополучной среды, которого, казалось бы, ждут и любят, у которого есть угол домашнего очага, зачастую не может вернуться к нормальной жизни. Общество не желает таких принимать и понимать. Не важно, по какой статье сидел и по каким причинам, для них ты чужой. Вот какими словами описал свою встречу на свободе один из осужденных: "Все вокруг говорят дежурные фразы: ну как дела, как сам, здоровье? Так и хочется броситься им на шею и сказать спасибо, что помог семье, звонил и спрашивал, чем помочь, пока меня не было. Потом протягивают руку и быстро уходят, словно от прокаженного. Смотрят на тебя, словно стоишь перед ними в лагерной одежде полосатой и в кандалах!" Эти строки из письма приведены дословно. Человек, который писал письмо, был освобожден в 2014 году. Он не душегуб, не разбойник, а госслужащий; статья, по которой сидел, связана с превышением служебных полномочий. Так что же происходит с людьми, окружающими нас? Такое отношение выдерживают не все, даже, казалось бы, психически здоровые люди. Один замыкается в себе, другой начинает пить, разрушая семью, себя самого как личность, а дальше — самоубийство, как в прямом, так и в переносном смысле. Сейчас по статистике 50–60% ранее осужденных возвращаются в места лишения свободы. Это не страшная история, а судьбы многих людей, плохих и хороших, добрых и злых, военных и милиционеров. Колония № 3 предназначена для содержания осужденных лиц, которые проходили службу в ОВД РБ, военнослужащих, госчиновников, прокурорских работников и судей. К последним здесь особое отношение. Большинство заключенных испытывает к ним ненависть, ждут любой ошибки с их стороны.

Прямого и открытого насилия в колонии нет, «кулак по зоне не гуляет», говорят заключенные. Но злоба, ненависть, зависть и весь остальной негатив витает в воздухе, и порой достаточно искры, чтобы разгорелось пламя. Необходимо быть сдержанным в словах и поступках. Разное случается, морально и душевно находиться в этих местах очень тяжело, особенно когда за твоими плечами и в твоем приговоре цифра отмеренных лет заканчивается на мягкий знак, то есть пять и выше. Люди ломаются, сходят с ума, изменяют своим жизненным принципам, готовы пойти на любую подлость, только чтобы домой отпустили. Но несмотря ни на что живут, так как раньше домой не пойдешь, если, конечно, это не предусмотрено законом. Это очень важный момент. Ситуацию порой необходимо отпустить, смириться, довериться Господу. Но многие ждут, что за ними приедут, дело пересмотрят. Время идет, иллюзии начинают рушиться, и тогда в голове происходит сбой. Нужно отдать должное администрации, относительно других колоний здесь созданы вполне благоприятные условия содержания, отношение к заключенным уважительное.

И вот в этом океане греха и лютой злобы, как малый остров спасения, на территории колонии стоит храм во имя святого праведного Иоанна Русского. Храм был построен благодаря усилиям и заботам в то время еще епископа Витебского и Оршанского Димитрия. 25 октября 1998 года храм посетил и освятил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Нелегко шло строительство, время сложное, но, слава Господу нашему и всем молящимся, строительство было закончено.

Один день в исправительном учреждении

Выходной день в колонии. Каждый занят своим делом, никуда не торопится. В этих местах вообще не принято торопиться. Около храма стоят осужденные, переминаясь с ноги на ногу, глубоко закопавшись в своих мыслях. Сегодня исповедь, завтра Причастие. Для заключенного и в церковь зайти не всегда просто, а исповедоваться — так это нереально. Почему? Причин много, у каждого она своя, но главная — это свое "Я". Суметь признать свою немощь и греховность, что жил ты неправильно. "Наказания без вины не бывает", — так говорил Глеб Жиглов из кинофильма "Место встречи изменить нельзя". Тяжело побороть себя, открыть перед собой и Господом душу, изменить свой ум. Люди не могут покаяться даже перед собой, считая себя жертвой государственного произвола. Но есть и совсем глупые причины, по которым осужденные не идут в церковь и исповедь. Первая из них — это то, что батюшка — бывший оперативный сотрудник на пенсии, после исповеди за тобой придут, и поедешь "на раскрутку". Смешно. Глупость, сам проверял, никто не приходил. Вторая категория лиц говорит, что верят по-своему в душе. Ходить в храм, соблюдать посты, участвовать в таинствах — не для них, "в этом нет необходимости". Немного отдает протестантизмом, но до протестантов им далеко. Третье место в нашем параде атеистов занимают те, кто считает, что ходить в храм и исповедоваться надо в старости. Так сказать, одним махом все и сразу: исповедовался, причастился и умер. В жизни так не бывает, волшебной палочки нет. Четвертая категория осужденных — атеисты, которые не хотят слушать ничего о религии и Боге. Верят в инопланетян, гадалок и прочую чушь, но крестик носят. Потому как где-то в глубине души, наедине с самим собой, даже у самого страшного душегуба и атеиста загорается божественный огонек, вызванный страхом перед смертью и загробным миром. Сами себе они задают всё те же вопросы: "А вдруг? Может быть, и что же тогда?" Именно поэтому такие люди нередко приходят ко мне и просят освятить крестик, подарить икону с молитвой, поставить свечу в храме и помолиться. К данной категории относятся молодежь и лица, получившие небольшие сроки. Ведь, как правило, они думают, что попали случайно, и в следующий раз обязательно обойдется. Где там до покаяния и примирения с Господом, с самим собой!

Но, несмотря на всё зло и напряженность, осужденные ищут Бога. Храм как нерушимая стена стоит между злом и добром. Слова, сказанные во имя Иисуса Христа, прочитанные молитвы остаются в сердцах людей, принося свои плоды, подобно цветам, пробивающимся сквозь тернии, но с их желанием тянуться к теплу и свету. Количество прихожан растет с каждым годом. В том заслуга отца Сергия, матушки Тамары, нашей общины и ее старосты. Каждый желающий может не просто побывать на службе, но и посетить лекцию батюшки, задать вопросы. Два раза в месяц все желающие смотрят в клубе православное кино. По вопросам духовного воспитания наша община тесно взаимодействует с католической общиной. В секторе наших отрядов существует традиция каждый вечер собираться в христианский круг, где разбираются вопросы духовного воспитания, читается Псалтирь и другие отрывки из Святого Писания. Не все спокойно принимают наше собрание. Во время чтения Евангелия и молитв некоторые начинают выкрикивать, стараются мешать, перебивать читающих, громко смеяться и ругаться. На самом деле, это похоже на то, словно находишься в яме среди кишащих вокруг змей. Кроме как в нашем отряде, посмотреть православное кино больше нельзя — тебе попросту не дадут его включить. Будут смотреть чушь разную, главное, чтобы шел телевизор, но о Господе никогда не включат. Потому надо понимать, насколько сильное противостояние. Тем и важен храм в любой колонии, являясь островком спасения, — все приходящие туда находят утешение и успокоение. В местах лишения свободы это очень важно, особенно для людей, делающих первые шаги в Православии».

Подготовила Татьяна Запека

29.03.2019

8 месяцев назад
Благодарю Брата Александра и сотрудников сайта за потрясающую искренностью Исповедь Души. Целая человеческая жизнь проходит перед тобой, такое удивительное проникновение Господа в душу, уже неотъемлемое, навсегда. Потому что нет дороги другой, только с Богом! Спаси и укрепи всех нас, Господи!

Написать комментарий...

Цитата
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать