X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Гость фестиваля «Державный глас» — Хоровая школа мальчиков и юношей из Конаково

В преддверии Покровского международного фестиваля «Державный глас-2019», который пройдет в нашем монастыре 19 октября, продолжаем знакомить читателей с его участниками. Гостями XIX фестиваля церковной музыки станет уникальный коллектив из подмосковного города Конаково — Хоровая школа мальчиков и юношей.

Хоровая школа из Конаково — одно из редких явлений в культурной копилке России. Здесь не только заботятся о музыкальном образовании детей, но и стараются воспитать их духовно-нравственными и разносторонними личностями. Именно эту задачу считают главной основатели и бессменные руководители школы протоиерей Вадим и матушка Наталья Махновские.

«Нам нравилась Москва. В Конаково никто не думал переезжать…»

Тяжелые времена перестройки. В провинциальных городах взрослые заняты тем, чтобы прокормить семью. Дети предоставлены сами себе — подвалы, сомнительные компании, курение, алкоголь…

В городок Конаково на Волге, расположенный на границе Тверской и Московской областей, из столицы приезжают успешные музыканты, выпускники Российской академии музыки имени Гнесиных — Вадим и Наталья Махновские.

В тот момент сложно было представить, что спустя десятилетия благодаря энтузиазму и вопреки всем обстоятельствам хоровая школа, которую с Божией помощью создадут эти неравнодушные творческие люди, станет визитной карточкой Тверской области. Впереди будет долгий путь — нелегкие будни, минуты радости и отчаяния…

Отец Вадим: Мы с матушкой музыканты, которые в конце 80-х, после долгих творческих и духовных исканий, пришли к Богу. В те годы началось возрождение Церкви, был большой духовный подъем. Многие люди из сектора образования, науки и культуры решили внести свою лепту. Мы были среди них. Влияние на нашу жизнь оказал отец Борис Ничипоров — выдающийся человек, известный проповедник и миссионер, благодаря которому многие нашли Бога.

Во времена атеизма людей с высшим образованием не рукополагали в Москве. Служить отцу Борису дали в Тверской епархии, в Конаково. В те годы мы с матушкой приезжали в этот город. В сорокатысячном Конаково отец Борис фактически был единственным священником и нуждался в помощниках. Под его влиянием у нас с другом Александром (тоже музыкантом) начало созревать решение рукополагаться и совмещать духовную жизнь с творческой. Так мы стали священниками.

Матушка Наталья: Нам нравилась Москва. В Конаково никто не думал переезжать. Я окончила композиторское отделение академии музыки имени Гнесиных, играла в театре. Отец Вадим работал преподавателем академии, был дирижером симфонического оркестра оперной студии. Но отец Борис своей мощной харизмой, энергией и кипучей деятельностью перевернул всё внутри нас. Началась интеграция в Конаково из Москвы.

В 90-е годы иметь дело со взрослыми людьми было неперспективно. В церковь ходили в основном бабушки. Работать нужно было с детьми. Отец Борис Ничипоров сделал настоящий прорыв — он вошел со своим православным мировоззрением в структуру школ и детских садов. Всё это было коммунистическое, комсомольское, он же благодаря обаянию и Божией помощи начал менять сознание людей. Через нас отец Борис пытался влиять на среду, которая сложилась в Конаково.

«В Конаково на нас смотрели как на инопланетян…»

В Конаково действовали два дворца культуры и музыкальная школа, но детьми серьезно никто не занимался. Побеждала улица. По городу ходили толпы молодых людей. Периодически появлялась информация о грабежах и хулиганстве. Столичные музыканты понимали: ситуацию надо менять.

Матушка Наталья: Сначала я работала в подготовительной группе детского сада, с детьми 6 лет. Понятно, что их не поведешь в церковь и не научишь духовным песнопениям, но мы искали компромиссы. Я сочинила детскую оперу «Елочка». Вроде и не церковную, а вроде и церковную. Моя подруга сочиняла песнопения. Параллельно мы старались изменить клирос в нашем храме. Бабушки, конечно, сопротивлялись, но отец Борис приветствовал новое дуновение. Духовное пение было откровением, в Конаково на нас смотрели как на инопланетян.

Отец Вадим: Идея создания хора принадлежала отцу Борису Ничипорову и была тесно связана с воцерковлением и работой с детьми. Он был прекрасным администратором, смотрел в будущее, на несколько лет опережая свое время. Отец Борис понял: Церковь, которая восстанавливается, не в состоянии создавать большие детские коллективы, нужна связь с государством. Принцип был такой: государство поручает нам духовно-нравственное воспитание детей — мы выполняем.

Конаково — город пяти заводов. Отец Борис отлично ладил с руководителями предприятий, местными властями и губернатором. К этому времени его авторитет был очень высок. Государство не могло не отреагировать. Так был создан детско-юношеский центр «Новая Корчева». Позже из него выросли хоровая школа мальчиков и иконописная школа. Всеми учреждениями руководили священники: здесь соединились культурологическое образование и воспитание детей в духе православных традиций.

«Хор пел вальс Штрауса, а школьники "расстреливали" его из зала...»

Времена были непростые. Родители с недоверием смотрели на перспективу, что их дети попадут в руки людей, которые не вписываются в формат провинциального города, но на другой чаше весов была улица...

Отец Вадим: Конаково — это 101-й километр. В 90-х криминальный город. Обстановка была очень тяжелая. Вначале отец Борис сказал нам: «Делайте с детьми всё что угодно, только не пойте!» Чтобы привлечь мальчишек и обратить на свою сторону родителей, мы жгли костры и играли в футбол. В церковь детей не приглашали, зная, что отношение негативное. Гораздо позже стали готовить праздники, посвященные важным церковным датам. Начали мы издалека…

Матушка Наталья: Набирали молодежь как могли. Останавливали мальчишек прямо на улице. Одного мальчика поймали во дворе, когда он бабушкам подбрасывал кошельки на веревочке. Потом он стал нашим солистом. Мы были энергичными, умели заинтересовать, зажечь.

Пение началось с 12 мальчиков. Наше первое выступление было «крестовое»: хор пел вальс Штрауса, а школьники «расстреливали» его из зала пластмассовыми пульками. Одни дети пели, а другие дети в них стреляли. Вот такой менталитет в городе. Людям было непонятно, как это мальчики поют.

Но мы были дерзновенными, сочиняли и воплощали. Творчество из нас било мощным фонтаном. Творили все! Я сочинила оперу «Вера, Надежда, Любовь» на церковнославянском языке. При центре «Новая Корчева» появился большой хор девочек. Невероятное было время…

«В стране всё распадалось, а мы создавали — это был Божий Промысл»

Работа с мальчиками имеет свои особенности: в подростковом возрасте у них начинает ломаться голос, и у некоторых подростков этот процесс продолжается 2 года. В такой сложный период важно не потерять мальчишек, чтобы потом они составили юношеский хор. Без полноценной школы хорового пения с этой задачей не справиться…

Отец Вадим: Когда мальчишки поют, это всегда затрагивает душу. Я несколько раз был потрясен этим звучанием, хотя к тому времени был сформировавшимся музыкантом. Красота пения неподражаемая, есть в ней что-то ангельское. Хор мальчиков — это музыкальный дефицит. Матушка объехала все культурные центры, где есть хоры мальчиков, и поняла, что нужно каждый год набирать детей, иначе мутация 12‒13 лет сведет на нет все усилия.

Матушка Наталья: Мы открыли Хоровую школу мальчиков и юношей в 1995-м. В следующем году юбилей — 25 лет! Тяжело было выстраивать структуру, научить мальчиков петь отдельно от девочек, привлекать детей в школу и объяснять родителям, что это хороший путь развития для ребенка.

Отец Вадим: Использовали любую возможность для развития школы. Каждый год набирали детей. Никому не было понятно, зачем мы это делаем. Нас все игнорировали. Отношение к нам изменилось спустя 5‒6 лет, когда вырос юношеский хор. В стране всё распадалось, а мы создавали — это был Божий Промысл. Господь даровал нам и тяжелый крест, и радость утешения от творческой работы с детьми.

Матушка Наталья: Мы боролись с трудностями и росли. Спели сложнейшее сочинение «Заутреня» Кшиштофа Пендерецкого. Выступили в Большом зале консерватории с симфоническим оркестром и профессиональным хором. Дерзнули и поставили первую в России детскую духовную оперу «Александр Невский», которую я сочинила. 127 мальчиков, сильные голоса, профессиональные костюмы — зрелище невероятное.

А в Конаково по-прежнему не принимали мысль «поющие мальчики». Над мальчишками смеялись сверстники, иногда даже били. В какой-то момент нам пришлось защищаться зарубежными поездками. Мы ездили за границу не за наградами и престижем, а чтобы детей оставили в покое. Зарубежные поездки в те годы были чем-то недосягаемым. Благодаря таким выступлениям отношение к ребятам изменилось, родители стали лояльнее к школе. Папы и мамы выступали спонсорами, оплачивали дорогу. Питание и экскурсии за границей для детей и родителей были бесплатными. Всех это устраивало, ведь в те времена попасть за рубеж было сложно. Для нас это была вынужденная мера…

«Я не знаю ни одного атеиста, который вышел из нашей школы и говорит: "Не верю!"»

Параллельно с музыкальным образованием в хоровой школе стараются развивать ребят духовно. А разве может быть по-другому, если директор — священник, а художественный руководитель — матушка? Но и здесь всё происходит вопреки обстоятельствам, найти понимание со стороны родителей порой бывает непросто…

Отец Вадим: Дети, которые проходят через наши руки, становятся другими. Выпускники школы — гордость города. Мы не воцерковляем своих воспитанников, но даем верные духовные ориентиры, которыми они могут воспользоваться в жизни. Господь дал всем свободу, но распоряжаются ею люди по-разному. Вот мы и говорим: «Есть место, которое создал сам Господь, где Он пребывает и всем помогает». Мы видим, что многие это чувствуют. Я не знаю ни одного атеиста, который вышел из нашей школы и говорит: «Не верю!»

Хотя нет, один случай всё же помню. Мальчик почти не видел. Он ждал чуда. Думал, что Бог ему должен помочь. Этого не происходило, и он терял веру. Нам не удалось ему объяснить, что не всегда помощь Господа приходит сразу, что есть Божий Промысл о человеке. Это единственный случай за все годы.

У нас храм расположен в 7‒8 км от города. Мы каждую неделю возим туда тот или иной хор. Если дети младше 7 лет, причащаем. Старших я накануне исповедую, и они тоже причащаются. После причащения — воскресная школа. Мы это называем «урок нравственности». Организуем лепку или рисование. Дети обедают.

Всегда заказываем автобус в храм. В начале учебного года в нем может быть 5 человек, а к весне уже полный автобус. Родители постепенно понимают, что всё это — благо для ребенка. Знаете, в чем сложность?.. Мы работаем с детьми невоцерковленных родителей. Рассказываем ребятам о Боге, о нравственности, а ребенок приходит домой после Причастия и духовных бесед и видит безобразие по телевизору, слышит скандалы родителей, как взрослые разговаривают матом. А игрушки сейчас какие — пауки, чудовища, монстры. Делаем, что можем…

«Школа — это не наше, а Божие дело»

Хоровую школу мальчиков и юношей в Конаково трижды пытались закрыть, но с Божией помощью отцу Вадиму и матушке Наталье пока удается ее отстаивать. Сегодня в стенах учреждения 400 воспитанников от 3 до 18 лет. Хоровые и теоретические занятия, уроки игры на музыкальных инструментах проводят 30 преподавателей. Хоры организованы по возрастам, дети объединены в 10 коллективов.

Матушка Наталья: Мы всё время хватаемся за высокие ветки, чтобы отстоять школу, ведь это не наше, а Божие дело. Постепенно мы стали известны, в том числе в московских кругах. Воспитанники школы вышли на достойный уровень, о них заговорили. Всё приходило через людей.

Сотрудничали с Государственным симфоническим оркестром Московской государственной филармонии. Руководитель Владимир Александрович Понькин приглашал нас на свои выступления. Пели «Страсти по Матфею», увертюру Чайковского «1812 год», «Щелкунчик», разную хоровую музыку. При Тверской филармонии есть камерный хор, художественный руководитель Андрей Вячеславович Кружков приглашает нас. Вместе мы спели «Александр Невский» Прокофьева, «Реквием» Верди, много других произведений. Работали с Национальным оркестром народных инструментов им. Осипова.

Нас пригласили поучаствовать в патриарших проектах: в составе Сводного хора Русской Православной Церкви мальчишки выступали на 10-летии интронизации патриарха Кирилла, пели детскую Божественную литургию.

Отец Вадим: Мы всегда ищем возможности для развития, стараемся, чтобы дети чувствовали сцену.

Участвуем ли в международных конкурсах и фестивалях? Ситуация неоднозначная...

Все знают, но мало кто говорит вслух о так называемой хоровой индустрии. Например, в Европе есть структура, которая организовывает международные конкурсы и фестивали. Под вывеской пропаганды творчества фактически работает коммерческое предприятие. Организаторы предлагают участникам заплатить приличный взнос, за каждого певца 10‒15 евро. Участники должны жить в гостинице, которую навязывают организаторы, разумеется, оплатив пребывание в ней. На таких мероприятиях рассчитывают количество баллов так, что победителями одновременно становилась большая часть музыкальных коллективов, — неважно, какой уровень исполнительского мастерства…

Всё меньше становится фестивалей со строгим отбором участников, похожих на «Державный глас», где важно, чтобы коллектив показал интересную программу, удивил и порадовал слушателя. Нам приятно, что матушка Иулиания (Денисова) пригласила воспитанников хоровой школы в Свято-Елисаветинский монастырь. Для нас это возможность продемонстрировать свои труды и, безусловно, большой вклад в копилку духовного развития мальчишек.

Беседовала Дарья Гончарова

26.09.2019

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать