X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Две повести о любви.
Как это было (часть первая)

Монастырская аудиостудия выпустила новую масштабную работу аудиокнигу «Две повести о любви» Ирины Денисовой в исполнении актрисы Алеси Самоховец.

Как ведут себя в жизни православные, когда на них вдруг обрушивается любовь? Что с этим делать и можно ли вообще любить православному человеку, которому за сорок? Чем человек готов пожертвовать ради любви и должен ли жертвовать?.. Мы беседуем об этом с монахиней Иулианией (Денисовой), Алесей Самоховец и Ксенией Рокашевич.

Матушка, что бы вы хотели рассказать нашим читателям в связи с выходом в свет аудиокниги «Две повести о любви», автором которой вы являетесь?

М. Иулиания: Эта книга была написана в 2002 году мирским человеком Ириной Денисовой и явилась своего рода реакцией на развал семьи. Этот шлейф, который тянется за катастрофическим событием в жизни, выражается у людей по-разному. У человека творческой профессии есть возможность и желание выразить это в творчестве. Это был ответ души или, скорее, вопрос души, на который она хотела найти ответ. Так сказать, «есть ли жизнь на Марсе», есть ли жизнь после брака. Не кончается ли она на этом, личная жизнь человека.

Тема книги — разные ипостаси самого понятия ЛЮБОВЬ. От любви материнской, любви мужчины и женщины, любви невостребованной, любви взаимной, любви христианской — до любви Христовой. К сожалению, в русском языке есть только одно слово, хотя в других языках несколько — в греческом или японском, например; в белорусском есть ЛЮБОЎ и КАХАНННЕ. Но вот любовь Христова и любовь мужчины и женщины, к сожалению, у нас одним и тем же словом называется. Хотелось разобраться, хотелось как-то подтвердить или доказать еще раз своими слабыми творческими силами, что любовь многогранна.

И второе — показать, что такое НЕЛЮБОВЬ. Так сказать, привести доказательства от противного. Вот это — нелюбовь. И если вот так поступать — это тоже нелюбовь. И тогда появляются на свет такие сопутствующие любви понятия, как верность, дружба, уважение, жертвенность, благоговение, и это всё может быть применимо к одному и тому же человеку, которого ты любишь.

В книге речь идет от лица православной женщины. Это попытка понаблюдать, как ведут себя в жизни православные, когда на них вдруг обрушивается любовь. Что с этим делать и можно ли вообще любить православному человеку, которому за сорок. Может быть, это совершенно не нужно, уже всё, миссия выполнена — дети рождены, семья уже была — ну и всё, теперь дальше живи, посвяти себя Богу, ближнему, искусству, работе! Ан нет, душа всё равно почему-то требует, и вот героиня разбирается — можно или нельзя, что с этим делать. Если оно пришло — что, Бог это пропустил, не учел? Не от Бога она, эта любовь, или от Бога? А тем более когда выясняется, по ходу дела, что эта любовь превращается в запретную, что по обстоятельствам жизни любить нельзя — вот тут-то и встают все эти вопросы. Один из них — вопрос о жертве. Чем человек готов пожертвовать и должен ли он жертвовать.

А у вас есть любимый литературный герой?

М. Иулиания: Пушкинская Татьяна. Ее образ всегда был маяком моей жизни. Даже не знаю, почему, с самого детства, как только я прочла «Евгения Онегина» в восьмом классе — как-то сразу и письмо Татьяны, и отповедь Онегина, и отповедь Татьяны — всё это выучила наизусть. Откуда я знала тогда о любви вообще что-нибудь, девчонка? Но мне именно этот образ был близок. Не благополучная, послушная Ольга, раскрасотка, у которой всё сложилось: ее ж такой парень — Ленский — полюбил. А Татьяна, которая обрекла себя на эту пожизненную любовь в тайне от всех. И, конечно, итог ее жизни: «Я вас люблю (к чему лукавить?) Но я другому отдана; я буду век ему верна» — меня это просто поразило тогда: вот это высота, вот это идеал! Можно жить этим и быть счастливой, что она была, эта любовь, но совестью своей не поступиться. А вот Онегин, наоборот, в трагедию впал после того, как она его отвергла. У него полное непонимание такой любви — как это так, она меня любит, а быть со мной не хочет. Он этого не принял. Ну, что поделаешь. Разница в высоте души. Как говорится, LEVEL другой.

Я ничего не понимала ни в верности, ни в жертве, где уж мне было, ребенку… Но если подумать, иметь этот опыт совсем не обязательно. Особенность искусства такова, что отображенные в нем события могут проживаться как своя собственная жизнь. По крайней мере, часть этой жизни. Я не имею в виду впадать в какую-то эйфорию, ставить себя на место героя или вообще зомбироваться и создавать себе иллюзию другой жизни, где ты не есть ты. Как раз наоборот — можно учиться настоящим чувствам. Литература, так же как и музыка, учит чувствовать.

И вот эти мысли девочки-подростка оказались какими-то пророческими для всей моей жизни. Потому что для меня, впоследствии и до конца, это и был идеал любви: жертва и верность. А состоявшаяся, реализованная любовь что-то стала у человечества плохо «получаться». Мы — люди земные, не идеальные — начинаем скатываться в бытовщину, в рутину, в разборки. И психологически мы не готовы относиться к другому человеку как к другому. Он другой, хоть он и твоя венчаная половина. Он другой. Может быть, мы, русские женщины, больше умеем прощать, чем любить, чем жить нормальной семейной жизнью в нормальном браке. В отношениях не на поводке, а на равных. Уметь строить такие отношения. Конечно, ты одна ничего не построишь. Нужна работа и второй половины тоже. И вот я в своей книжке хотела показать, как люди работают над своей любовью, как они противостоят искушению. И что любовь сама не справится, она не просто что-то данное тебе раз и навсегда. Нет, не получается. Даже Венчание — это не защита от искушений. Венчание — это залог того, что Бог с тобой. Он ваш брак освятил, и Он за тебя. Он будет вместе с тобой бороться, поддерживать тебя, но, пожалуйста, не думай, что всё так просто и можно почить на лаврах.

И вот в книжке я пыталась показать то, чего со мной не случилось в моей семейной жизни. А я-то рассчитывала и, конечно, строила себе какие-то воздушные замки на этот счет. Розовые слоны. Время было трудное. Но эти слоны летали у меня в мозгу, несмотря ни на что. А заодно и образ того принца, который должен был бы, наверное, появиться в жизни той Ирины Денисовой. Она его ждала, но не случилось. Вот он и описывается в этой книге и — я уже знаю, потому что книжке 17 лет — находит большой отклик в сердцах женщин, потому что у них тоже не случилось, а все бы хотели. Этот персонаж, как мне говорили, достаточно реально написан, и это, конечно, обнадеживает, мол — вот бывает же!

А как вообще пришла мысль издать книгу? Вы же не профессиональный писатель. С чего всё началось?

М. Иулиания: Вообще, я сначала написала одну повесть. Надо сказать, я очень стеснялась этого своего первого литературного труда, хотя всегда хорошо писала сочинения, сразу на чистовик. Давали два часа, я сначала час думала, а потом брала ручку и писала, уже набело. У меня всегда была потребность выражать в словах образы и мысли (эта книжка — она же не событийная; в первой повести практически никакого сюжета нет). Но я очень стеснялась. Я уже к тому времени была автором стихов, песен, но я их всегда стеснялась. Я не стеснялась только песнопений — и то, потому что меня благословили, и всё, обратной дороги нет. Нет, наверное, еще и потому, что я по своей профессии все-таки музыкант, а не поэт или писатель. Поэтому мой перфекционизм меня тормозил. Знаете, такая разновидность гордыни: а вдруг это окажется не так хорошо, как я о себе думаю.

Но я показала близким людям. Прежде всего батюшке, потом маме и подруге Оле. Все сказали, что, мягко говоря, хорошо. Батюшка сказал: «Пиши дальше». А подруга (она церковный человек, иконописец) сказала: «Я прочла запоем, но вот ты знаешь, что я думаю… ну хорошо, а что дальше? Венец всему делу конец? Они же дальше как-то будут жить. Вот это меня и пугает в такой любви внезапной, на склоне лет приключившейся. Как в ней можно оставаться? Уже такая жизнь у каждого за плечами, столько всего разного в них, и что, вот прямо так — жили долго и счастливо и умерли в один день?»

И я решила — всё, это тема, я буду думать. И буквально за десять дней была написана вторая повесть. Как раз в этом году был первый теракт в Москве. Чеченские боевики захватили Дом культуры, было много жертв. Мы все это очень переживали, я следила за событиями по газетам, так что этот момент в книге совершенно достоверный. И даты достоверно подогнаны. То есть, если они венчались в такой-то день, то это, конечно, пятница или среда, а не вторник, потому что не венчают в церкви во вторник или четверг. Или, например, мальчик Леша четырнадцати лет взят из жизни, из этой самой трагедии. Я же максималист, мне нужно, чтобы всё было достоверно и реально, потому что я же сочиняла реальную историю! Которая была. «БЫ» надо добавить. Могла бы быть…

И потом рукопись пошла в ксерокопии по рукам. И все говорили: «Это надо издать». Я говорила: «Ну да, надо, что дальше?..» А дальше появилась Татьяна Самборская из Москвы, многоплановый церковный человек, которая написала мне: «Я прочла книгу, это надо издать, и я это сделаю». И сделала. Так что первую свою жизнь эта книга получила в Москве, в издательстве «Преображение». Татьяна сделала и первую аудиокнигу. Сразу же, по горячим следам. Ее прочла диктор телерадио. Так, как она это видит и слышит. Но мне это оказалось не совсем близко. Не говорю — не понравилось, просто я не смогла преодолеть эгоизм «моей картинки» — как я вижу и слышу. Но люди слушали и хорошие отзывы мне присылали. Например, мне рассказывала одна знакомая матушка: «Я мужу как-то дала этот диск с собой в поездку. Говорю, ну что ты в машине всё слушаешь песнопения, ты вот про любовь послушай». Ну, батюшка по послушанию диск взял… И возвращается с огромным букетом цветов к своей матушке, обнимает, целует и говорит какие-то немыслимые слова. Матушка мне это приводила в пример, что на мужчин тоже действует.

А тем временем тираж кончился, и поскольку у меня все-таки была мысль, что людям это нужно, я обратилась с такой идеей к нашему Константину Карманову, руководителю аудиостудии. Он поддержал, но надо же было найти человека. А человек всё никак не находился…

И так шли какие-то годы, человек не находился. И вдруг, как говорится, в один прекрасный день… на горизонте появляется очень красивая молодая женщина…

Беседовала Анастасия Марчук

Продолжение следует…

17.04.2019

1 месяц назад
Как же промыслительно всё сказанное Вами, дорогая Матушка Иулиания! Ваши слова коснулись души, настроили струны...Благодарю Вас за искренность, за живое общение - из души в душу!!!
Спаси Господи, м.Иулиания!

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать