X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

5 историй из жизни монахини Елисаветы (Шукович)

История первая. О спрятанных в черном цвете ярких красках

— В детстве и юности я очень любила яркие цвета. Меня вдохновляли многоцветие в природе и разнообразие характеров людей. Когда я неожиданно для самой себя приняла решение уйти в монастырь, то первое, о чем я подумала: «Как же я буду ходить в черном?» Словно должна отсечь от себя важную составляющую. При этом я понимала глупость и банальность таких мыслей.

Будучи в монастыре, я осознала природу этого внутреннего подсознательного страха: просто черный прежде у меня ассоциировался с трагедией и смертью. Но когда я впервые одела монашеское облачение (это было еще в Черногории), черная одежда отделила всё ненужное и оставила только самое главное. Я словно увидела в зеркале другого человека, который был внутри меня.

Я так и думала потом, что все яркие цвета словно вошли внутрь меня, и моя душа окрасилась. Будто произошла метаморфоза: цвет под воздействием данного Богом света преобразился и остался внутри под этим черным облачением.

История вторая. О молитве как высшей форме творчества

— Есть творчество как служба Богу, а не просто искусство ради искусства, как было раньше и у меня, к сожалению. Но меня Бог все-таки привел в настоящее творчество. Самое высокое творчество — это молитва!  

Можно сказать, что в Православие и к Богу я пришла через театр, через искусство. В тот период жизни был пик духовного поиска. Должна была случиться эта встреча с Богом или, наоборот, я могла уйти в какую-то темноту. Внешне я была разноцветной, а внутри меня была уже несвобода, недобрая энергия. Все люди по-своему красивы, и этой красоте я училась у них, а безобразие у каждого одинаково. Пока ты неверующий, ты как Дон Кихот против мельниц.

Святые отцы говорят, что надо всё время смотреть, что ты плохой, что ты хуже червяка, а я не могу так. Мне, чтобы я могла жить, надо полюбить внутри себя то Божие, то красивое и светлое, что Он вложил в меня. Оттуда я беру вдохновение.

Общение с Богом и с людьми для меня важно. Я заметила, что когда остаюсь одна, то у меня, достаточно повернуться к себе любимой, уходят все жизненные силы. Это эгоизм и лень, но стоит хоть немного протянуть руку Господу, чтобы Он просто чуточку потянул тебя, — и вот ты уже опять с Ним, опять светло!

Мне всегда были ближе бунтари, потому что они имеют мужество. Мы иногда выходили на улицу со спектаклями нашего авангардного театра, обличали какие-то проблемы общества и могли за это получить от людей. Но когда ты веришь в то, что делаешь, эти пощечины, наоборот, добавляют мужества и дерзновения, твой идеал обретает большую ценность. Если перевести это из плоскости искусства в плоскость духовной жизни, то получается так же: если ты любишь Бога, ты можешь отдать жизнь за Него!

История третья. О близости к Богу

— Очень многие люди в интернатах близки к Богу, потому что у них нет искусственных переводчиков, они напрямую общаются с Ним. У меня тоже такая мечта, чтобы научиться напрямую разговаривать с Господом.

История четвертая. О духовной борьбе и о связи со святой Елисаветой

— Мне кажется, что святые нас выбирают. Преподобномученица Великая княгиня Елисавета в мою жизнь пришла молниеносно. Я счастлива, что оказалась тут.

Когда я стала жить в монастыре в Черногории, у меня не было понятия, что такое монашеская жизнь. Монашеские кротость, смирение и терпение — это было не про меня. Я продолжала свои бунтарства и там, в монастыре. Говорила митрополиту, игуменье, как надо, что надо. Жить им со мной было сложно, и мне тоже приходилось нелегко.

Самое страшное кровопролитие, самая тяжелая борьба именно со своей волей, со своим «Я».

Первая встреча со святой Елисаветой была через книгу «Любовь сильнее смерти», где рассказано о ней и о Царственных страстотерпцах. Ее жизнь, служение больным, приют для детей, — всё это было мне близко.

Я ведь тоже до жизни в монастыре четыре года занималась с детками из проблемных семей и сиротами. Свою работу хотела продолжить и рассказала об этом духовнику епископу Иоанникию, но он ответил, что мне в монастыре будет лучше заниматься своей душой, учиться послушанию и терпению.

Желание это в моем сердце всё же осталось, а с детками получилось дружить. Эта дружба, то, что они нашли Бога и начали причащаться, были для меня утешением. Некоторые из детей подружились с другими монахами. Я тогда увидела, что и дети, и монахи близки — все они дети Божии.

В наш черногорский монастырь из Минска приезжала монахиня Магдалина, но в тот момент я с ней не познакомилась. После ее визита епископ дал мне параманный крест. Он приобрел его и, наверное, планировал постричь меня.

123

Я повесила этот крест на шею. Началась какая-то внутренняя борьба, были даже мысли уйти из обители. Наверное, пострига я все-таки ждала в другом месте…

Монахиня Магдалина приезжала еще несколько раз, а однажды оставила журнал «Встреча». Я его открыла и увидела, что есть на свете Свято-Елисаветинский монастырь, увидела батюшку Андрея и сестер. Про эту обитель я ничего не знала. А перед этим мне подарили кулон с изображением святой в необычном облачении — это была святая Елисавета.

Потом я периодически возвращалась к этому журналу. По-русски я не знала ни одного слова, но всё понимала. Так меня вдохновили эта радость, это единство, эти детки, которым сестры помогают, — всё вместе. Я была счастлива, что узнала про этот монастырь, и грустила, что сама я не там. Проживала очень тяжелые моменты.

Показала владыке книгу и сказала, что есть такая святая Елисавета, которая отдала жизнь за Христа, не предала ни своих сестер, ни свой народ. А владыка мне ответил: «Знаешь, сколько для этого надо?» Можно сказать, что опять это был отрицательный ответ. Его было трудно принять.

Однажды я почувствовала, что не могу оставаться в этом монастыре, и попросила владыку снять с меня облачение, но он ответил, что не будет этого делать. Удивительно, как Бог дал ему такие слова и как эти слова отрезвили меня. Я всё же осталась в монастыре и продолжала молиться святой Елисавете.

Пришло решение написать письмо в Минск, но оно получилось какое-то неопределенное, и ответа на него не было. Радость жизни ушла, нахлынуло уныние. Я тогда даже не молилась — просто духовная анестезия. Но по молитвам святой Елисаветы однажды пришел ответ в душе, будто сама святая говорит: «Чего ты хочешь? С Богом надо обращаться открыто, искренно, прямо». Эти слова остались со мной таким правилом на всю жизнь. Если Бог — живая личность, которая всегда рядом, то с Ним надо говорить прямо — от сердца к сердцу, как с мамой или другим близким человеком… После этого я написала еще одно короткое письмо. В нем просила принять меня в монастырь. Ответ пришел через несколько дней. Мне разрешили приехать, и для меня это было равносильно тому, что меня в монастырь через игуменью пригласил Господь! Когда она спросила о том, останусь ли я, я ответила «да» через нее Богу.

История пятая. О подворском театре, своем пути и русской душе

— Здесь, в Свято-Елисаветинском монастыре, я начала заниматься театром на подворье. И это удивительная, колоссальнейшая работа! Весь мой театральный опыт прошлой жизни, даже опыт с детками из интерната нельзя сравнить с ним.

На подворье огромные страдания, но там и огромная благодать... Эта благодать вырастила нас самих. Меня она вырастила в человека, который занимается не только своей личностью, своими потребностями и комфортом.

Даже наши малые немощи могут иногда быть назидательными, их нужно только правильно понять, они нас приводят в чувство и опускают на землю, обозначают наше место, что мы не духовные люди, которые будут спасать людей на подворье. Один брат меня так и спросил: «Что, матушка, и ты пришла на подворье спасаться?»

Поразительно, каким образом Бог утверждает союз со святым. Мне в постриге дали имя Елисавета — и это не в качестве заслуги. Бог удивительным образом показал, что мне нужно стать на ее путь.

Как и святая Елисавета, я полюбила русский народ. Я даже не могу дать точное определение тому, что такое русская душа. Это словно материализованные ангелы на земле. Порой это грубые, невоспитанные люди, пьяницы, но эту внутренность, эту святость уже ничем не зачернишь. Человек, пусть он где-то неопрятный, грязный, бракованный, всё равно остается иконой Божией.

Подготовил Вадим Янчук

18.07.2019

1 месяц назад
Благодарю Матушку Елисавету за пронзительный проникновенный рассказ - Встречу души с Богом! Много важного почерпнула для своей души из сказанного Матушкой! Спаси и укрепи, Господи, всех нас!

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать