X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Христианские имена (Часть 3)

Суеверия и заблуждения

«Главная добродетель монаха — рассудительность».

(Антоний Великий)

Как известно, слово «суеверие» образовано от старославянского «суе», что означает «без пользы, напрасно, без осознания причин», и «вера» — и буквально означает «напрасное и бесполезное верование». Согласно печальной статистике дня сегодняшнего, огромное количество людей недовольны своими именами и желают сменить их на более красивые или звучные. У этого суеверного стремления есть три основных причины.

Первая связана с модой на имена. Увы, так было и во времена наших дедов и наших прадедов. Человек забывает смысл своего христианского имени и стремится к красивому звучанию, словно сорока к блестящей безделице. В начале XIX века уже была повальная мода на имена «офранцуженные», и христианские имена коверкали, превращая Сергия в Сержа, Марию в Мэри, а Петра в Пьера. А в начале XX века гремели бессмысленностью Жоржи, Алексы и Ники. Как ни странно, но эти исковерканные имена тоже отражали суть своих носителей. Точнее, демонстрировали невысокий уровень их знаний и веры. Погоня за модой была недолговечной: война 1812 года стерла восхищение перед «офранцуживанием» имен, а Первая мировая война — перед «онемечиванием».

Второе суеверие куда страшнее и опаснее для духовной жизни человека, ибо оно связано с самым банальным магизмом. Поддаваясь суевериям, человек считает, что сменив имя, он изменит свою жизнь в лучшую сторону, не меняясь при этом сам. (Как часто ныне приходится слышать суеверные глупости о том, что судьба человека зависит от имен, гороскопов, цвета глаз и тому подобного. И как редко люди вспоминают, что на самом деле их судьба зависит от их образования, воспитания, веры, силы воли и — прежде всего! — от Бога.) Вы можете представить себе кого-то из апостолов или отцов Церкви, решивших самостоятельно сменить свое имя ради карьерного роста, улучшения благосостояния или здоровья? Безумие…

Но и это безумие родилось не сегодня. К сожалению, это суеверие не только старое, но и подкрепляемое плохим примером власть предержащих. Сегодня только историки вспоминают о том, что династии Рюриковичей и Романовых, много веков правившие империей, подавали своим подчиненным далеко не лучший пример, практически постоянно избегая давать своим детям имена по святцам. Дело в том, что существовало в глубокой древности такое распространённое суеверие, как счастливое имя, становившееся в княжеских и боярских родах династическим. В конце XX века Церковь даже принялась вести по этому вопросу активную разъяснительную деятельность, сопротивляясь стремлению крестить детей с именами древне-нормандскими и древнеславянскими: Олег, Ольга, Игорь, Святополк, Святогор и т. д. (Вообще, древнерусские имена имели весьма богатую историю: в словаре древнерусских имен, составленном Н. М. Тупиковым в 1903 г., перечислено 5300 мужских и 50 женских имен). Суеверие это идет еще от языческого культа предков, когда ребенку давали имя в честь удачливого предка. Отголоски этого культа мы встречаем по сей день на страницах истории, помня великих деятелей былого по их «родовым», а не крестильным именам. И подчас забываем, что святой равноапостольный князь Владимир носил после крещения имя Василий, святая равноапостольная княгиня Ольга звалась в крещении Еленой, первые русские святые страстотерпцы Борис и Глеб носили православные имена Роман и Давид.

Смена имен в царских домах происходила при переходе из иной веры в православие (например, Софья Палеолог при рождении носила имя Зоя). Но и здесь знать позволяла себе самовольствовать, внося в благочестивые традиции смуту, которую сложно устранить и по сей день. А с конца XVIII века иноземные принцессы, выходя замуж за великих князей, получали даже новое отчество (как правило — Федоровна — в честь Феодоровской иконы Божией Матери, одной из династических святынь дома Романовых). Так Марта Скавронская стала Екатериной Первой, Софья-Фредерика Ангальт-Цербстская — Екатериной Второй и т. д.

Суеверие родовых имен положило начало и еще одной постыдной и далеко не христианской традиции. Смысл имени стал искажаться, разделяясь теперь на имена сословные. «Высокородные» имена звучали полностью, а «холопские» насильно искажались, коверкаясь и уничижаясь. Тогда-то и появились все эти Фролки, Васьки и Петрушки. (Вполне можно было понять радость средневекового холопа, выбившегося в люди до такой степени, что вместо Петьки он становился Петром Петровичем). Доходило до того, что даже к именам священнослужителей стали добавлять приставки: поп Ивашка, поп Данилка… Вносили путаницу и часто изменявшиеся святцы: древнерусские рукописи XI–XII веков фиксируют имена в измененном виде (вместо Екатерины встречается Катерина, вместо Даниила — Данила, вместо Анастасия — Настасья, вместо Ирины — Арина и пр.).

Да, судьба имен нелегкая, часто искажаемая невежеством и человеческим тщеславием, и не имея такого «компаса», как рассудительность, разобраться в их вековой истории нелегко. Еще Пушкин сетовал на то, что множество красивых христианских имен в его время считались простонародными и едва ли не постыдными. (Помните, как романом «Евгений Онегин» он буквально преобразил простонародное имя Татьяна, сделав его популярным среди высшего сословия?) В русской философии конца XX века появилось даже целое направление — философия имени как реакция на имяславческие споры. Свою лепту в нее внесли Павел Флоренский в труде «Общечеловеческие корни идеализма» и Сергей Булгаков в «Афонском деле».

Третий случай недовольства своим именем, напротив, достоин всяческой похвалы. В безумные годы революции обманутые химерой новой идеологии люди давали детям имена столь же глупые, сколь и пафосные. В стране было организовано целое движение «За новые имена», стремившееся уничтожить былой смысл имянаречения человека, а удивительный праздник именин подменить обычным днем рождения. (Все мы помним ужас героя романа Булгакова профессора Преображенского, когда его подопечный, выбирая имя по новому календарю, решил назваться Полиграфом Полиграфовичем, но мало кто знает, что даже детское стихотворение Корнея Чуковского «Муха Цокотуха» было одно время запрещено советской властью за пропаганду именин.) Так и появились прискорбные для христианского слуха имена: Бестрева — «Берия — страж революции», Владлен — «Владимир Ленин», Даздраперма — «Да здравствует 1 мая» и тому подобные. Человек словно в единый миг вернулся в первобытные времена, когда имя носителя означало лишь его кличку и отличие от других.

По суевериям дня нынешнего, бывает, что детям дают имена любимых актеров, литературных персонажей, певцов или просто звучно-блестящие. И вновь у нас появляются Меркурии, Флоры, Аэлиты и Гертруды. И даже делаются попытки окрестить ребенка с двойным именем, как приемлемо в странах католических, но категорически отвергается традицией православной. И если человек, прозрев и встав на путь христианства, мечтает сменить такое имя на христианское не только при крещении, но даже в паспорте, то такое стремление сделать себе новое имя может вызвать лишь уважение и понимание. Впрочем, если смотреть в суть, то паспорт — это документ исключительно светский, а бумага, как известно, все стерпит. А вот имя, которым тебя будут называть в вечности — особенное, и надо быть достойным его.

23.10.2018

Христианские имена (Часть 1) >>

Христианские имена (Часть 2) >>

Просмотров: 94
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Комментарии 0
4 года назад
Благодарю ВАС, дорогие, за такую важную и необходимую для души тему!
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать