Неделя о блудном сыне сквозь призму человеческого сердца

Как наши братья и сестры по вере духовно переживают события подготовительных недель перед Великим постом? О чем вспоминают, над чем задумываются в этот период церковного года наши современники и сверстники? Мы подготовили опрос-размышление из четырех частей, каждая из которых еженедельно появляется на страницах сайта.

О мытаре и фарисее читайте здесь >>

Вадим Благовещенский, репортер, 32 года:

— Крестили меня лет в пять. Помню до сих пор. Самый светлый день в моей жизни. Небольшой храм-часовня, ставни, окна, много-много света, какое-то движение вокруг меня, очень тепло и совсем никакого страха. Крестный мой — батюшка.

Воспитывался я в хорошей семье. Мать — учительница истории и русской литературы, отец — экскурсовод, спортсмен и ювелир. С детства мне прививали различные навыки, хорошие качества. Я ходил в горы, занимался плаванием и футболом, играл на скрипке, учил иностранные языки. Со мной занимались всевозможные репетиторы. В школе учился на «отлично». Мне прочили большое будущее. В общем, Господь дал мне все, о чем можно было мечтать. Но с девятого класса я начал покуривать травку, в одиннадцатом — употреблять экстази, амфетамин и ЛСД.

Несмотря на это, я поступил в медицинский университет. Учился хорошо, мне нравилось, я всегда хотел помогать людям. Но длилось это недолго. Я начал бывать в клубах, пить, курить, гулять с разными девушками и употреблять наркотики, сначала легкие, а потом попробовал морфий. И тут моя жизнь пошла под откос: я стал колоться, перешел на мак, а потом на героин.

Все, что у меня было, быстро потерял, превратился в ничтожество. Учебу я не мог продолжать. Родители положили меня лечиться, в семье начались проблемы с деньгами. Сначала пришлось продать квартиру, которую мне купили в городе, где я учился. Потом всего этого не выдержал отец — умер. На матери не было лица, она постарела. Я остался у разбитого корыта.

Лечился — срывался, лечился и снова срывался. Я опустился на самое дно: общался с наркоманами, проститутками и жил в сплошном криминале. Это был ад. В один из дней ломки я вспомнил тот день, когда меня крестили, заплакал и попросил у Господа прощения, а еще — просил вернуть меня к нормальной жизни. Через цепочку событий я попал на реабилитацию, целый год боролся за свою жизнь. Помню, к нам пришел батюшка. Я понял, что Господь дал мне шанс. Прилагая все усилия, я начал готовиться к исповеди, потом причастился и пособоровался. Этот момент стал внутренним облегчением. Я воцерковился, стал молиться, поститься, регулярно причащаться и исповедоваться.

Я понял, что Господь вернул меня домой. У меня прошла тяга к наркотикам, я в один момент осознал их пагубную сущность, здоровье восстановилось полностью, возникли сила и жизненная энергия; появились и прекрасная работа, и крыша над головой, и друзья, и средства к существованию, а самое главное — мир в душе, тепло Божественной Десницы в сердце и чувство внутренней безопасности.

Евгений Туровский, архитектор, 35 лет:

— Рассуждая на тему притчи о блудном сыне, которой и посвящена вторая подготовительная неделя перед Великим постом, можно провести аналогию с каждым из нас в том, что мы были Его по рождению, но лет с семи пошли набивать свои шишки, кто во что горазд, и, растратив все свое богатство, вернулись к Отцу. Но слишком уж победна и беззуба для поста такая версия. Лучше, мне кажется, попробовать проинтерпретировать по отношению к нам эту притчу, начиная не с рождения нашего, а со встречи нами Бога, с того момента, когда Он стал не просто историческим персонажем, но именно Богом для нас; того момента, когда места для сомнений в Его истинности не осталось в нас вовсе. С той неофитской эйфории, которая охватила нас при новом рождении, при рождении в Боге.

Год, два, пять, десять — и вот ты, зная и почитая Его, понимаешь, что опять блуждаешь, что, имея даже карту в кармане, спотыкаешься и теряешься, слишком мало ценишь эту карту и слишком мало доверяешь увещеваниям Отца. Дай нам, Господи, почаще не измором бороть в себе себя, но действенно, от всего сердца говорить: «Отче! я согрешил против неба и пред Тобою и уже недостоин называться сыном Твоим».

Елена Черных, старший преподаватель педагогического университета, 35 лет:

— Проснулась утром. Проспала. Все бегом: одеться, оставить завтрак домашним, разбудить их — и на работу. Опять в метро толпа людей, вот и не присела, еще парень рядом мозгодолбительную музыку на полвагона слушает. Какая уж тут молитва!..

Прибежала на работу. Срочно дописать, созвониться, проверить, встретиться. Еще, конечно, совещание поставили. Подруга позвонила — радость, обсудили глупость проводимых реформ. Опять новое задание, я еще старое не закрыла. Уже 16:30, про обед можно забыть.

20:00, а я еще не закончила, но надо идти домой, а то в магазин не попаду. Господи, успею ли вернуться к Тебе хоть вечером или так и усну в стране далече? Господи, помоги дойти, не свернуть, помоги увидеть нашу встречу и быть с Тобой.

Иерей Михаил Викторов, руководитель отдела религиозного образования при Севастопольском благочинии, настоятель храма св. апостола Филиппа, 33 года:

— Церковное время устремляется к Великому посту. Это время особое и даже удивительное для человеческой души. На пути к этой святой части календарного года Православная Церковь заботливо нас подготавливает притчей о блудном сыне, которую Господь рассказал Своим ученикам. Безусловно, под церковными сводами находят успокоение души совершенно не похожих друг на друга людей, не похожих характером, темпераментом, взаимоотношениям с близкими, да и с Богом в целом. Но, приводя в пример двух сыновей, по-разному отнесшихся к своему отцу, Господь нам ярко показывает, что там, где есть гордость (а именно с гордостью и корыстью служил старший сын, выделяя свое благочестие перед отцом), — нет благословения Божия. А вот грешный, блудный, неразумный младший брат, нанесший наверняка не одну физическую, да и духовную рану своему отцу, «пришед в себя» молил со смирением отца о прощении, не дерзая вспомнить о своих правах, просил принять его слугой. И вот удивительно: человек благочестивой жизни внешне остается без должной, на его взгляд, награды, а человек грешный приобретает сторицей. Все это потому лишь, что в сердце грешного человека поселились смирение и осознание своего греха. Притча о блудном сыне напоминает каждому из нас, что, вступая в спасительное время Великого поста, нам важно свою молитву претворить в молитву смирения; растратив все имение, не должно терять надежду на прощение и отеческую любовь. Очень важно прийти в себя!

Материал подготовила Евгения Константинова

04.02.2018

Слово святых отцов, размышления о сути вещей, интервью с интересными людьми, хроника монастырской жизни – обо всем этом Вы также можете прочитать на нашем сайте. Подписывайтесь на рассылку и выбирайте то, что Вам по душе!

4
Комментарии

Написать комментарий...

Цитата

похожие статьи

«Родительские субботы — это нам напоминание, что мы звено в цепочке…» Вот бухгалтер: бумажки, цифры — это всё сгорит и сгниет, превратится в пепел. Я сейчас переживаю совсем о другом: отношения с сестрой…
ОНА НЕ УСПЕЛА ПОПРОСИТЬ ПРОЩЕНИЯ После первой же исповеди, на которой Алена рассказала о том, что обидела маму, боль ушла из ее сердца. Теперь она знала, как выразить…
Духовный бисер: «Свою волю подчинить воле ближнего…» Монахиня Нимфодора (Карпович): «Иногда тебе кажется, что ты кому-то сострадаешь и кого-то жалеешь... И всё-таки, если до конца…

интересное

Об отношении к ближнему Кто на себе познал, ЧТО есть человек, когда он в Боге, тот знает, что каждый человек есть непроходящая вечная ценность, большая, чем…
Цена мысли, или Как научиться добрым помыслам? Протоиерей Андрей Лемешонок: «Если хотим идти за Христом, если хотим сохранить ум наш в чистоте, — ищем хорошее, ищем доброе,…

все статьи

Благодарим!

при копировании материалов просим
указывать ссылку на наш сайт

12463
Комментировать