X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

О балансе мечты и пользы

Одним из участников международного фестиваля «Державный глас» в нынешнем году станет Сводный хор Харьковской духовной семинарии. В ожидании давних друзей нашего монастыря на белорусской земле предлагаем вам интервью с матушкой Юлией и протоиереем Федором Воскобойниковыми.

 

Юлия, перечислить все Ваши функции и роли в жизни — непростая задача. Вы по профессии дирижер хора, доцент, доктор искусствоведения, преподаватель Харьковской государственной академии культуры и Регентского отделения Харьковской духовной семинарии, регент профессионального церковного хора, режиссер и сценарист, один из руководителей «молодежки», мать двоих детей, матушка, наконец... Вопрос не в том, как Вам удается всё это нести, а в том, в чем Вы видите главный смысл и оправдание такой многофункциональности своей жизни? Вы этого хотели или «так получилось»?

Юлия Воскобойникова: Какой серьезный вопрос! А почему не интересно, как удается? (Улыбается.) Это же отдельная наука — как найти себе кучу дел и послушаний и не свести с ума окружающих! Мы с супругом овладели ею в совершенстве. Особенно хорошо получается первая половина. В смысле, найти себе приключений. А не свести с ума окружающих — помогающих нам родных, друзей, коллег и просто сочувствующих — удается только благодаря их терпению и необоснованной любви к нам. Ну, или к тем делам, которые мы затеваем или которые на нас откуда-то падают.

В чем смысл и оправдание многофункциональности? Не знаю, как батюшке, а лично мне частенько действительно приходится в этом оправдываться. Многие думают, что это какой-то особый дар, какая-то особая организованность… И ты даже чувствуешь свою вину в том, что люди почему-то считают тебя более одаренным, что ли… Правда, наверняка есть и те, кто думает, что это поиск самоутверждения или какие-то финансовые резоны… Это всё мимо. Мы точно не планируем быть занятыми 20 часов в сутки и 100% никогда не мечтали об этом.

Господь нас щедро одарил талантами. Говорю без пафоса, потому что это не наше. Но так вышло, что батюшка и музыку пишет, и хорами руководит, и науку может двинуть, и акафист написать, и с молодежью пообщаться, и к беженцам поехать, и детскую литургию с пояснениями отслужить… Я в свое время выбрала музыкальную стезю, но этого творчества мне было мало, хотела писать, устроилась работать в газету. Потом попала на ТВ в очень, как я считаю, хорошие руки, стала журналистом… Пока училась на хоровом, из любопытства влипла в режиссуру драмтеатра. Мне это не было слишком уж близко, но что-то я оттуда почерпнула и реализовала потом и в кино, и в работе с православной театральной студией… Это какая-то вечная пружина, которая тебя толкает делать мечту реальностью. Ну, можно же было тихонько писать что-нибудь в стол и не высовываться. А хотелось, чтобы польза была. Причем финансовые интересы никогда на первом месте не стояли — Господь миловал от необходимости ставить это во главу угла. Поэтому, по сути, я делаю то, что хочу и умею делать. А уж зачем Господь мне дал столько направлений — не знаю. Может, испытывал, хотел посмотреть, что выберу? А я не смогла определиться, как в том анекдоте про обезьянку, мне «к умным или к красивым», вот и цепляю на себя всё, как кошка в репейнике? (Смеется.) Бог весть. Умрем — узнаем. Может, Господь скажет: «Говорила тебе мама — будь врачом! А ты…»

А пока критерий всегда один. Благословили? Помолясь, берись. Хорошее дело? Значит, делаем. Вот батюшка сейчас со своими духовными чадами православный молодежный культурный центр в Харькове обустраивает. Некогда, да. Совсем некогда. Но нужное же дело…

Вы много раз бывали в Свято-Елисаветинском монастыре, дружите с Праздничным хором и матушкой Иулианией и даже сняли о них полнометражный фильм. Вы могли бы дать определение такому содружеству?

Протоиерей Федор Воскобойников: Непросто дать определение. Мое знакомство с хором Свято-Елисаветинского монастыря началось гораздо раньше. Сначала с проповедей отца Андрея Лемешонка, которые вдохновили меня своей простотой, жизненностью и духовной глубиной. Когда у нас образовался храм при доме ребенка, и было принято решение о монодийном про́стом пении, записи монастырского сестринского хора отчасти послужили для наших певчих учебным пособием. Мы даже не могли тогда подумать, каким близким для нас станет впоследствии монастырь.

Знакомству с матушкой Иулианией и с Праздничным хором Свято-Елисаветинского монастыря я обязан своей супруге, которая инициировала общение сначала в научных целях и почти одновременно получила приглашение со своим церковным хором на «Державный глас» в 2013 году. Затем мы пригласили матушку Иулианию к нам для общения с церковными музыкантами, поскольку ее творчество у нас очень популярно, затем удалось организовать и концертно-паломническую поездку в Харьков и Святогорск Праздничного хора. В том же году состоялась наша поездка в Минск с мужским хором семинарии, а немного позже — премьера постановки нашей молодежной театральной студии «Русский крест» по поэме Николая Мельникова, которую мы специально привезли, чтобы показать на монастырском подворье. В 2014 году состоялась презентация нашего фильма «Единым сердцем», который сначала был показан в монастыре, а уже затем презентован широкой публике, в том числе и на международном фестивале православного кино «Покров» в Киеве. В прошлом году матушка Иулиания в качестве педагога приняла участие в нашем новом проекте «Школа регентского искусства», объединившем более 150 слушателей — регентов и певчих.

Ю. В.: Да, я тоже затрудняюсь сформулировать определение нашему со-дружеству. Сказала бы, что это восхищение. Но не в смысле «ах, какие!», а в таком исконном понимании вос-хищения как похищения из обыденности. Когда слушаешь этот хор, волей-неволей становишься ближе к вечности. Я примерно знаю, как они это делают. И всё равно продолжаю восхищаться. Что, кстати, никогда мне не мешает заметить шероховатости и даже (о, ужас!) о них сказать (улыбается). Но это никак не отражается на наших отношениях. Мать Иулиания, кстати, тоже никогда со мной не лукавит, и я это очень ценю. За время съемок все-все хористы каким-то необъяснимым образом стали для нас очень близкими и дорогими людьми. Но в основе тут какие-то не меж-, а надличностные отношения. Мы все сопричастны чему-то бо́льшему, чем просто человеческие симпатии.

Ф. В.: Наше содружество — явление в Церкви Христовой действия Божественной благодати, которой мы все живем, движемся и существуем и которая открывает нам в ином человеке красоту и силу. Наше содружество — это вдохновение через видение творческой жизни друг друга и духовное укрепление в сотворчестве. Наше содружество — свидетельство о возможности преодоления мелких человеческих неприятий ради созидания Церкви Божией.

Ю. В.: Вообще, наверное, это любовь. Просто не хочется это слово всуе употреблять. Я не могу быть уверена, потому что вообще не знаю, умею ли любить по-настоящему. Это такая тонкая материя… Ну, вот ты знаешь о человеке многое. И не только хорошее. И ты его видел не только в лучшие дни и сталкивался не только с карамельной стороной его личности. Но всё равно ты видишь в нем Христа. Батюшка как-то сказал, что в фильме получилось подобие иконы. Не то, каковы эти люди в жизни, то есть не портрет, а то, каковы они в Боге. Я — плохая христианка, у меня не получается вот так видеть любого. А этих людей — получается. Может быть, отчасти благодаря тому, что мы далеко друг от друга географически, и ничто лишнее не замутняет этой картины. Не знаю. Но всё, что у них там внутри хора происходит — это тоже любовь. И мне кажется, что Божиим Промыслом во время съемок фильма нам удалось поймать эту любовь за хвост и попросить улыбнуться в кадр. Но, как очень точно подметил наш друг и соавтор фильма «Единым сердцем» Сергей Багдасаров, «если бы нам это было незнакомо, мы бы не заметили этого в других людях». У нас тоже есть подобная семья единомышленников, нам это близко. А кроме того, вся история нашего знакомства, дружбы и сотрудничества с хором Свято-Елисаветинского монастыря является подтверждением того, что без Божией воли это всё было бы невозможно, что мы всего лишь винтики в каком-то совершенном и прекрасном целом. Но вы где-то видели, чтобы винтики нравились друг другу? Значит, все-таки наша роль более значительна (улыбается).

— Батюшка и матушка, какая музыка нравится лично вам? Что могут слушать в машине или на отдыхе священник и доцент музыкального вуза?))

Ю. В.: Я думаю, что наш семейный репертуар и батюшкин личный существенно отличаются.

Ф. В.: Люблю классическую музыку эпохи барокко и классицизма, люблю русскую музыку, особенно сочинения П. Чайковского, С. Танеева, С. Рахманинова. В отношении богослужебного пения люблю песнопения византийского и знаменного распевов. Часто слушаю в машине сам и с детьми.

Ю. В.: А я совершенно недолго могу подобную музыку слушать «фоном». Мне для нее нужны тишина и внимание. В машине — это не для меня. Наверное, это выдает отсутствие крепкого навыка молитвы в любых условиях. Исключение составляет оратория митрополита Илариона (Алфеева) «Страсти по Матфею» — это единственное, что слушается на Страстной седмице и совершенно всё равно, где.

Кстати, батюшка тоже далеко не всегда так серьезен. Когда мы вместе, частенько слушаем радио. Есть у нас одна спокойная радиостанция с хорошим репертуаром. Имеется и пара коллекций, которые всегда в телефоне. Среди часто включаемых — Лара Фабиан, Стинг, Трофим (его малоизвестный «нешансонный» репертуар), «Скрябин», «Океан Эльзы»… А если вырываемся куда-то подальше, то тут, конечно, нам сопутствует Праздничный хор Свято-Елисаветинского монастыря. Целыми альбомами. Мы даже иногда немного хулиганим: есть в нашей семейной истории пара поездок с громким звуком и открытыми окнами по центральным проспектам с сербскими песнями «Вера вечна» и «Господи, Боже мой, благослови народ мой» в обработке мать Иулиании. А вот на отдыхе предпочитаем ничего не слушать. Ну, разве что какую-то легкую музыку, не мешающую звукам природы. Но это если она уже где-то звучит. Специально включать не будем (улыбается).

— Отец Федор, Вы протоиерей, окончили две академии — духовную и музыкальную. Кому как не Вам иметь компетентное мнение о таких понятиях, как профессионализм и духовность в церковном пении. Какие проблемы стоят на пути к их гармоничному сочетанию? В частности, в учебном семинарском хоре.

Ф. В.: Профессионально обучаясь музыке в светских учебных учреждениях, мы переживаем широкое разнообразие человеческого опыта. Мы участвуем в действии и предаемся созерцанию, встречаемся с живыми образами страстей и добродетелей, падениями, взлетами и восхождениями, которые в исполнительстве требуют фактически полного участия нашего сердца и нашего разума для их воплощения. Здесь отстраненность от музыкального содержания может восприниматься как лживость и не напитать жаждущей души.

Молитва, которая является исходной точкой и целью богослужебного пения, должна быть отрешена от такой яркой эмоциональности. Она требует очищения от всего поверхностного и наносного, ведь Господь зрит нас такими, какие мы есть. А мы иногда как навоображаем себе себя и такими, и эдакими… Такая молитва становится «чуждым огнем» сердца, который мы пытаемся принести Богу. Здесь лживой становится нарочитая переживательность в исполнении песнопения.

Невоцерковленному музыканту, взявшемуся за богослужебное пение только лишь из интереса эстетического или материального, может быть нелегко. Ему нужно будет поставить под вопрос привычные средства музыкальной выразительности и постараться вникнуть в смысл богослужебных текстов и самого богослужения, чтобы найти их верное явление в звуке. Но он может остановиться и на поверхностном, формальном выполнении своей музыкальной работы в храме и не идти дальше. Недавно общался с певчим, который поет в храме лет около тридцати. Он совершенно спокойно говорит о том, что он атеист, но ему нравится петь в храме. Что он несет своим пением хотя бы молящимся в храме? Думаю, что это проблемы, которые могут решать священник и регент. Нужно общение, нужна соответственная служению жизнь, участие в таинствах, нужен верный богослужебно-певческий репертуар.

В сочетании «профессионализм и духовность» есть и другая сторона — певчие без музыкального образования. Они приходят в храм с искренним желанием служения Богу и ближнему и стараются воплотить это в своем пении. Конечно, не получается совершать такое служение профессионально с музыкальной точки зрения. Но всё же при определенном трудолюбии учащегося и помощи поющих воцерковленных музыкантов-профессионалов можно прийти иногда к очень хорошим результатам. Свидетельством тому служат многие монастырские хоры, очень разнородные в плане образованности певчих, но такие искренние и истинные в своем пении.

Наш семинарский хор в отношении профессионализма тоже разнородный по своему составу. Женская его часть — воспитанницы регентского отделения — преимущественно музыканты, но разного уровня образования — от выпускников музыкальных школ до выпускников музыкальных вузов. Это сказывается в репетиционной работе, так как что-нибудь, являющееся для одного профессиональным навыком, составляет для другого проблему, которую еще предстоит преодолеть в обучении. Главное, что объединяет их — желание исполнить духовное произведение верно и совершенно, что укрепляет одних терпеть и помогать, а других — усердствовать и учиться. Женский хор в своем полном составе не участвует в регулярных богослужениях, а разделяется на малые группы для богослужебной практики.

Мужской состав являет собой самостоятельный богослужебный хор, который регулярно поет службы в Благовещенском кафедральном соборе Харькова. Как максимум, только половину его составляют музыканты, а другую половину — люди без музыкального образования. Мы пытаемся иметь в хоре четырехголосный «костяк» музыкантов, которые могут держать свои партии и вести за собой остальных. В смешанный сводный семинарский хор входят не все. Дополняется мужской состав хора священниками-выпускниками.

Одной из главных задач хора сейчас становится проповедническая концертная деятельность. Уже есть вузы, которые желают принять нас с концертами. Это ответственно, потому что в данном случае мы являем людям лицо Церкви. Участники хора понимают это, стараются совершенствоваться во Христе через участие в таинствах, трудятся над собой, трудятся над репертуаром в репетициях. Надеемся на Божию помощь в нашем деле.

2.10.2018

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать