X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Необычный епископ

Сегодня Церковь празднует память святителя Иоанна Максимовича, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского. Этого святого в нашей обители почитают как небесного покровителя, заступника болящих людей, которые находятся в психиатрической больнице и проживают в интернатах, опекаемых нашими сестрами и братьями. Рядом с монастырем совсем недавно был освящен новый храм во имя этого святого, и сегодня там — престольный праздник. Каким же человеком и священнослужителем был святитель Иоанн Шанхайский? Какие воспоминания оставили нам современники этой неординарной личности?

Святитель Иоанн, архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский, был прославлен Русской Зарубежной Церковью в лике святых 2 июля 1994 года, а 24 июня 2008 года прославлен общецерковно Архиерейским Собором РПЦ. Жизнь этого удивительного подвижника до последнего вздоха была наполнена заботой об окружающих, делами милосердия, аскетическими подвигами и полным отречением от роскоши мира во всех ее проявлениях.

…3 июня 1934 года Архиерейский Синод РПЦЗ определил отцу Иоанну быть епископом Шанхайским, викарием Китайской и Пекинской епархии. За время жизни в Китае он получил известность как благотворитель, был попечителем различных филантропических обществ. Святитель Иоанн постоянно посещал тюрьмы, навещал больных (в том числе в психиатрической лечебнице), и уже в этот период получили известность многочисленные случаи исцеления безнадежно больных по его молитвам. Также он организовал для сирот и детей бедных родителей приют во имя святителя Тихона Задонского. Вначале в нем было восемь детей, а затем уже сотни (всего воспитанниками приюта были около 3,5 тысячи детей). Епископ Иоанн сам подбирал больных и голодающих детей на улицах шанхайских трущоб и приводил их в приют…

Вот некоторые факты из жизни святителя Иоанна Шанхайского, описанные в книге «Блаженный святитель Иоанн чудотворец» (авторы иеромонах Серафим (Роуз), игумен Герман (Подмошенский)), дополняющие образ этого поистине необычного епископа:

«Он никогда не принимал приглашение на чай в богатые дома, но его можно было видеть везде, где была нужда, независимо от времени или погоды».

«Основу его подвижничества составляли молитва и пост. Пищу он принимал один раз в день — в 11 вечера. В первую же и последнюю седмицы Великого поста не вкушал и вовсе, а в остальные дни этого поста и Рождественского — только алтарный хлеб. Ночи проводил обычно в молитве, и когда, наконец, силы его истощались, клал голову на пол, забываясь на несколько часов перед рассветом. Когда же приходило время служить утреню, он, бывало, не отвечал стучавшим в дверь, тогда, войдя, они находили его свернувшимся на полу у икон и побежденного сном. От легкого прикосновения к плечу он вскакивал и через несколько минут уже служил в храме — холодная вода стекала с его бороды, но он был совершенно бодр».

«Носил владыка одежду из самой дешевой китайской ткани и мягкие туфли или сандалии, всегда без носков — какая бы ни была погода. Часто он ходил босой, отдав свои сандалии какому-нибудь нищему. Он даже служил босым, за что и подвергался суровому порицанию».

«Владыка обладал великим мужеством. Во время оккупации японские власти старались любым способом подчинить себе русскую колонию. Давление оказывалось через руководителей Русского эмигрантского комитета. Два президента этого комитета боролись за сохранение независимости — и оба были убиты. Смущение и страх охватили русскую колонию, и в этот момент владыка Иоанн, несмотря на предупреждения русских, сотрудничавших с японцами, объявил себя временным главой русской колонии.

Ходить ночью по улицам во время японской оккупации было опасно, и большинство старались быть дома, когда наступала темнота. Владыка, однако, не обращая никакого внимания на опасность, продолжал навещать больных и нуждающихся в любой час ночи, и его никогда не трогали».

Владыка всегда интересовался святыми и почитал их, его знания о них казались безграничными. А теперь он обратился к западноевропейским святым, жившим до раскола Латинской Церкви, многие из которых, являясь местночтимыми, не были включены ни в один православный календарь. Он собирал их жития и изображения, представив затем подробный перечень в Синод. Как в Китае, так и в Западной Европе люди уже начали привыкать к тому, что владыка всегда мог преподнести неожиданность. Это происходило оттого, что жизнь свою он строил, исходя из Закона Божия, не думая, насколько его действия могут показаться непредсказуемыми и даже поразительными тем, кто руководствуется человеческими критериями.

Однажды, когда владыке довелось быть в Марселе, он решил отслужить панихиду на месте жестокого убийства сербского короля Александра. Никто из его клира из ложного стыда не захотел служить с ним. И действительно, виданное ли дело — служить посреди улицы! Владыка пошел один. Жители Марселя были ошарашены появлением священнослужителя в необычных одеждах, с длинными волосами и бородой, расхаживающего с чемоданом и метлой посреди улицы. Он был замечен фоторепортерами, которые сразу его отсняли. Наконец, он остановился, вычистил метлой небольшую часть тротуара, открыл свой чемодан и начал извлекать его содержимое. На выметенном месте он положил епископские орлецы, возжег кадильницу и начал служить панихиду».

«Иногда кафедральный клир бывал смущен, видя, как владыка во время богослужения (правда, всегда вне алтаря) мог начать играть с маленьким ребенком. А в праздники, когда полагается благословение святой водой, он имел обыкновение кропить верующих не сверху на головы, как принято, но прямо в лицо (на что как-то одна маленькая девочка воскликнула: «Он брызгается на тебя!»), с явным озорством и полным безразличием к дискомфорту некоторых чопорных персон. Дети, несмотря на обычную строгость владыки, были ему абсолютно преданы».

Подготовила Ксения Веснова

02.07.2018

Просмотров: 13
Рейтинг: 5
Голосов: 1
Оценка:
Комментировать