X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Я рад быть священником»

Всегда интересно знакомиться с людьми. Особенно, если эти люди приехали из другой страны, где совсем другая культурная, социальная, экономическая среда. Впрочем, православные, в какой бы стране ни жили, похожи друг на друга. Похожи тем духом Божиим, который дает крылья летать. Но всегда ли так? Всегда ли с Богом легко? Об этом и многом другом мы беседуем с иереем Марком Лумисом, клириком Канадской епархии Русской Православной Церкви Заграницей.

Отец Марк, для начала расскажите о себе.

Я родился в Канаде, в Онтарио. Вырос на ферме в деревне. Мои родители из Нидерландов. Они еще в детстве переехали в США.

Я посещал Протестантскую церковь Нидерландов. Когда учился в университете, изучал историю Византии. Именно там познакомился с Православной Церковью. Мой преподаватель предложил мне начать изучение Православия. После этого меня еще больше заинтересовала эта тема. Прочитал книгу Ярослава Пеликана «Оправдание традиции». Это изменило мое восприятие того, как мы понимаем Священное Писание, как интерпретируем его.

Однажды я посетил храм Украинской Православной Церкви в Канаде. Я не понимал, что говорили, но чувствовал какую-то очень сильную духовную связь с Православием и был готов поменять религию, однако моя жена еще не была готова к этому. Прошло семь лет, прежде чем она пришла к Православию.

В тот период я ходил в болгарский храм рядом с Ниагарским водопадом. Там я в дальнейшем крестился и служил как чтец, как иподьякон, потом как дьякон. Один год я был дьяконом в этой церкви, но до сих пор остаюсь в хороших отношениях с прихожанами. У меня даже была возможность со священником этого прихода посетить Софию.

А в честь кого храм?

Церковь святого Иоанна Рыльского, находится в юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей, хоть и болгарская. Я там был еще при владыке Виталии (Устинове). В связи с тем, что Болгарская Церковь хотела перейти на новый календарь, я попросил благословения остаться в лоне Русской Зарубежной Церкви и какой-то период служил в Американской Церкви (Православная Церковь в Америке. Ред.).

Как Вас рукополагали?

Это было в 2009 году, в день Святителя Николая, в Свято-Никольском соборе РПЦЗ Монреаля. Рукополагал архиепископ Монреальский и Канадский Гавриил.

Где Вы служите сейчас?

Пять лет служил дьяконом в Американской Церкви — меня как бы «одолжили» у Зарубежной Церкви. В 2016 году на праздник трех святителей, 12 февраля, был рукоположен в священники. Теперь служу вторым священником в Покровском храме города Гамильтона в Онтарио, это недалеко от Торонто. Настоятелем там отец Петр Шашков.

 

Так Вы «молодой» священник…

Да, пожилой человек, но молодой священник. Мой сын уже учится в Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле. Там же находится мой духовный отец. Восемь раз в году туда езжу.

У Вас один сын в семье?

Нет, два сына и две дочки. Самая старшая уже заканчивает театральный факультет. Вторая дочь работает в городе, занимается животными — прическами и прочим. Третий сын, Георгий, учится в семинарии. А самому младшему 13 лет. Он обучается дома (хоумскулинг). Мой младший сын — приемный, он родом из Гаити.

Отец Марк, какими судьбами приехали к нам, в Беларусь?

Я здесь по работе, потому что моя мирская деятельность связана с программированием. Вот воспользовался возможностью приехать и просто как турист посмотреть страну.

Получается, все священники в Канаде работают и только по выходным служат?

Да, большинство. В больших храмах не работают, а в более маленьких все должны дополнительно работать.

Какое у Вас впечатление от Беларуси, от православных в нашей стране?

Ощущение, что у людей Православие здесь в крови. У меня была возможность служить с архимандритом Алексием в Свято-Духовом соборе — очень позитивное впечатление.

 

Как Вы думаете, какая самая большая духовная проблема православных людей, живущих в Канаде?

Наверное, самая большая проблема во все века одна и та же — борьба за спасение. Там так же, как и в других странах, есть то, что отвлекает человека от спасения: разные мирские проблемы, работа. Это похоже на притчу, когда сорняки подавляют духовную жизнь.

У эмигрантов больше опыта, чем у тех, кто живет в Канаде. Но эмигрантам, конечно, очень тяжело в первые годы из-за того, что они пытаются как-то встать на ноги и потому больше работают. Это, конечно же, отвлекает их от духовного развития.

С другой стороны, те из местных, кто пришли в Православие и крестились, имеют свой, так сказать, «багаж», с которым тоже должны бороться. Но я вижу большую перспективу в росте Православия. В США очень много новых миссий, приходов появляется. Динамика хорошая. Я надеюсь, что это распространится на всю Америку. Удивляюсь, что за 15 лет столько храмов построено! Этот рост меня очень вдохновляет.

В жизни часто бывает, что человек приходит в храм, участвует в таинствах, причащается, а потом вера ослабевает — и он уходит. У нас в Беларуси сейчас такая тенденция наблюдается. Как сделать так, чтобы человек пришел в храм и остался?

Я хочу привести пример из Ветхого Завета. Наша жизнь — это как история иудеев, которые были в плену у египтян. Когда они прошли через Красное море — это было их крещение. После него они возрадовались, у них был духовный подъем. Но они не знали, что после духовного подъема впереди будет пустыня, не задумывались об этом. Путешествие по пустыне можно сравнить с богооставленностью. Но в то же время Бог всегда был с ними и помогал им, давал все насущное для жизни. Когда иудеи перешли Иордан — это было для них как второе крещение, то есть уже смерть. Вот такой пример духовной жизни.

И вот после крещения человек чувствует особую благодать, особенную приближенность к Богу. Но потом Господь попускает в жизни период некой богооставленности. Однако человек должен помнить, что Бог никогда его не оставляет, что это просто момент для работы над собой, духовного развития и укрепления духовных сил. Это как некая пустыня, через которую человек должен пройти, чтобы в конечном итоге приблизиться к Богу.

Поэтому мы должны укреплять друг друга. Если не хочется молиться, мы должны друг друга подталкивать к молитве, если не хочется идти в храм, мы должны друг другу помогать идти туда. Мы должны быть опорой друг для друга в эти моменты искушения. Это тяжелый путь. В Канаде из пяти человек, принявших Православие, только один, может быть, остается на правильном пути веры и не покидает Церковь.

 

Но ведь этот период может длиться годами. Человек ушел и может уже не вернуться вовсе...

Бог дает нам столько, сколько мы можем вынести, не больше. Да, даже святые отцы, которые уходили в пустыню, которые молились по 40 лет, иногда не чувствовали того, чего бы хотели, — некой благодати. Но они никогда не сдавались, постоянно продолжали пребывать с Богом, продолжали молиться, не замечая того, что происходило вокруг них.

Давайте еще немножко поговорим о Вас, о том периоде, когда Вы пришли к Богу. Когда почувствовали Его, как это было?

Для меня как для человека, который вырос в протестантизме, это был своего рода интеллектуальный процесс. Со временем развитие стало более духовным — стало частью моей ДНК. Вначале мне было легко объяснить, почему я православный, а сейчас это стало сложнее, но я сам в душе лучше стал понимать и чувствовать свою веру. Это как с браком — сначала очень легко влюбиться и увидеть самые лучшие качества человека, но в дальнейшем это не всегда так же легко. Однако теперь, после 25 лет совместной жизни с моей женой, если вы спросите меня об этом, у меня просто нет слов…

 

Какой совет Вы можете дать людям, которые колеблются: хотят пойти в храм и в то же время не против поспать в воскресный день? Вот как человеку заставить себя и пойти?

Лично я рад быть священником, потому что иначе я был бы одним из тех, кто ленится на диване. Поэтому желаю людям, которые могут стать священниками или духовно служить Церкви, стать ими.

Я хотел бы привести в пример тренажерный зал. Человек должен заставлять себя идти туда и постоянно повышать нагрузку, должен вырабатывать определенную привычку. Так же и с храмом, но, конечно, в духовном смысле.

Особенно важно, когда дети идут в храм, дать им потом некое утешение — сводить их за мороженым или в кафе. Тогда и литургия для них становится торжеством, а не какой-то обязанностью. Ни в коем случае нельзя вести себя слишком строго или сурово касательно их церковного и духовного развития, потому что в конечном итоге это может их оттолкнуть, а не привлечь.

Беседовал Димитрий Артюх

Подготовила Елена Наследышева

31.01.2017

Просмотров: 122
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Комментировать