X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Возрождать руины… наших душ» (часть первая)

Интервью с монахиней Свято-Успенской Феофиловой пустыни матушкой Гавриилой (Мельничук)

Интервью с монахиней Свято-Успенской Феофиловой пустыни матушкой Гавриилой (Мельничук)

В небольшую, почти опустевшую деревню под названием Феофилова Пустынь в Псковской области мы добрались к пяти часам вечера. Волновались, что проедем мимо, не заметим нужного поворота... Но оказалось, что Свято-Успенская Феофилова пустынь, древний монастырь XIV века, находится прямо на перекрестке трех дорог — на Псков, Новгород и Петербург. Точно не пропустишь! Разрушенная Успенская церковь и новый белоснежный храм стоят рядом и дружно провожают каждую пролетающую мимо машину.

Нас встречает Артем — наш близкий друг из Минска, иконописец. Паркуем автомобиль на территории монастыря и, наобнимавшись, отправляемся смотреть Артемову работу. Он в составе творческой группы иконописцев из Минска расписывает нижний храм, посвященный основателю этой древней обители преподобному Феофилу Омучскому. В нижнем храме гулко и тепло, стенописцы расписали уже значительную часть стен и потолка. Повсюду кальки, эскизы, краски, кисти... По спине бегут знакомые трепетно-творческие мурашки...

Спустя полчаса выходим из храма и направляемся к домику, где живут иконописцы, — оставить вещи. Вся территория монастыря утопает в цветах и зелени. Рядом течет небольшая речушка — мы идем прямо вдоль нее. В небе кружит стайка птиц. Это голуби. Насчитываю девять.

— Сколько, ты говоришь, здесь монашествующих? — спрашиваю у Артема.

— Четыре монахини, — считает он, — четыре инокини и одна в схиме... Всего девять получается, помимо послушниц и трудниц.

— Интересное совпадение.

— Вот, про это тоже напишешь...

Бросив вещи и залив термосы кипятком, мы выходим погулять по окрестностям. В дверях встречаемся с матушкой Гавриилой, старшей монахиней, она приглашает нас на ужин. Матушка ждала нас раньше, но начинается вечернее богослужение, поэтому общение придется отложить.

Пока строится новый храм, богослужения проводятся в маленькой деревянной церковке. Это, собственно, вагончик, который сразу же по водружении в монастырь приспособили под храм. На крыше вагончика соорудили подобие звонницы с колокольцами и увенчали шатровой башенкой. Барабан купола смастерил из молочного бидона, покрашенного белой масляной краской, местный кулибин — смекалистый дядя Коля.

По дороге в трапезную мать Гавриила показывает нам новенькие деревянные постройки. С особым трепетом рассказывает об источнике, который забил на территории монастыря два года назад:

— Питьевой воды в монастыре не было, ходили за ней на ту сторону дороги. А дорога эта — федеральная трасса, плотный поток автомобилей. Движение не только оживленное, но и опасное! Большая проблема. И вот один добрый человек решил нам помочь во славу Божию и пробурить скважину. Бурили-бурили, и все никак — глубоко водоносный слой. Мы молились. Переживали, все бегали к бурильной установке. А когда скважина достигла 90 метров в глубину, хлынул поток чистейшей вкуснейшей воды! Так и течет с тех пор… Это случилось 24 июля, в день памяти святой равноапостольной княгини Российской Ольги, и владыка Евсевий, митрополит Псковский и Порховский, узнав эту историю, наименовал источник Ольгинским и благословил построить над ним часовню.

— А вот это что за остров у вас?

— А здесь наша местная Гефсимания... Это маленький искусственный островок, который образовался от слияния двух рек — Омуги и Старицы. Речку Старицу — такое дивное у нее название — мы, можно сказать, обрели. Когда мы сюда въехали, Омуга весной так разливалась, что местные убеждали: «Доставайте быстрее вашу картошку из подвала — затопит!» Нужно было искать решение. И оно неожиданным образом нашлось: дерзнули соединить коленце Омуги напрямую с руслом. Прорыли канал, и что же? Оказалось, что он совпал с руслом пересохшей речки Старицы (его мы обнаружили на старинных картах). Назвали его Гефсимания — в честь Божией Матери, во имя Которой наши основатели создали монастырь… Какие здесь тогда были дебри! Такие, как там, дальше — там волки, тигры (смеется). А если серьезно, то много зверья водится в местных лесах: медведи, лоси, дикие кабаны, волки…

— В гости заходят?

— А как же! Повадились к нам зайцы. Настоящие, лесные. По нашему уставу в 5:00 начинается утреннее богослужение. И вот именно с утра, на рассвете, двое зайцев, такие замечательно-пестренькие, появляются со стороны леса и неторопливо прыгают по монастырским тропинкам, как будто дозором обходят. Один, посмелее, сядет, осмотрится, поведет своими крупными глазом и ухом и не спеша проскачет себе мимо нас, оторопевших и онемевших… Когда это случалось зимой, когда зайцы белые, сестры думали, что это кролики домашние сбежали и толкутся тут. Но уж летом-то стало понятно — зайцы!

 

На фоне цветов и светлых деревянных построек особенно выделяются руины старого Успенского храма. На вершине красивого, византийской формы, купола растут-колышутся несколько слабых деревец. Матушка рассказывает, что в прошлом веке этот некогда очень красивый храм перенес много испытаний. Он великомученик — репрессии богоборцев XX столетия, немецкая и русская артиллерия и бомбежки Второй мировой войны…

— Дошла до нас история времен войны, что был дан приказ заминировать и взорвать храм, но мина в храме не взорвалась, а на ней подорвался сам минер со своим малолетним сыном. После войны местные жители растаскивали отсюда кирпичи для печек. Оскверняли — танцы устраивали (клуб здесь был), кино крутили. В период Хрущева приказали церковь экскаваторами развалить, да не получилось! Теперь где эти местные? Вымерла деревня. Есть предание, что именно из-за того, что кирпичи таскали из храма, деревня стала нежилой… Бог поругаем не бывает. Но вот возродить этот храм ох как хочется! Как нужно! Ведь это царский храм. Его строительство связано с чудом — исцелением царской особы — императора Александра I Благословенного.

Расскажите подробнее... Истории о чудесах — это всегда особенно интересно!

— Есть две версии этого чуда, два предания. Первое — тяжелобольному императору явился наш преподобный Феофил и исцелил от недуга. А по второму преданию, Благословенный Государь, проезжая мимо Феофиловой Пустыни, заехал, приложился к мощам преподобного Феофила и исцелился. В благодарность построил храм. Храм был очень красивым и снаружи, и внутри. Имел Царское место — Александр I там молился. В храме было три престола — главный в честь Успения Богородицы, во имя преподобного Феофила и во имя святого благоверного великого князя Александра Невского, небесного покровителя царя. Эти руины — наша великая святыня, ставшая нам родной и дорогой. В. Я. Степанов из д. Лудони (член Союза писателей) посвятил храму стихи, в которых есть замечательные строчки: «Купол храма, израненный воин, до победы своей достоит!» Так мы и воспринимаем его — израненный воин, реликвия, святыня.

— Есть ли какие-то планы на реставрацию?

— Есть идея законсервировать храм и оставить в таком виде потомкам — как памятник репрессированным храмам нашего дорогого Отечества. Ведь пройдет время, сменятся поколения, и потомки будут недоумевать — неужели такое варварство могло быть на Руси? И этот храм был бы тогда свидетелем — μάρτυς — страшному геноциду русского народа. И хотя потери существенны, купол получил необратимые повреждения, есть вера, есть надежда — купол храма до победы своей достоит! Вот и просим весь мир крещеный молиться об этом! Это не только наша внутримонастырская, это общая проблема... Ну, а теперь идите ужинать, и до вечера.

Мать Гавриила уходит, а мы спускаемся по ступенькам в небольшую трапезную, где нас ждет накрытый стол. Артем с восхищением рассказывает о том, как вкусно здесь кормят.

 

***

После службы мы встречаемся с матушкой Гавриилой возле гостевого домика и садимся в два мягких кресла на веранде. Уже стемнело, комары уснули, и мы начинаем наш разговор под плеск воды из источника...

Мать Гавриила, перед нашей встречей хотелось почитать что-нибудь о Феофиловой Пустыни, но в Интернете нет практически ничего...

Да, это правда, сведений о монастыре действительно маловато. Войны, пожары, фальсификации новых хозяев XX века… Но какие-то данные об истории монастыря удалось собрать. Мы за эти годы исследовали все архивы и в них все доступные фонды. Работали в Москве, Петербурге, Новгороде, Пскове. Многое открылось. История монастыря хоть и не выдающаяся, но славная. Множество замечательных личностей здесь «руку приложило». Но сейчас весь архивный массив в столе, пока строим крыши над головой. Как говорится, вот выйду «на пенсию», сяду за письменный стол… Но вот, например, такой убедительный факт из клировых ведомостей Феофиловой Пустыни: на территории монастыря похоронены около 7000 поименованных людей (т. е. тех, чьи имена были записаны в клировых ведомостях). Это только за период с XVIII по XX век. А еще период с XIV по XVIII век, плюс репрессии XX столетия… Тогда ведь никто не вел никаких записей. Сюда свозили и сбрасывали в общую могилу тела замученных пленных концентрационных лагерей, которые во время войны были неподалеку. Так что земля, на которой мы с вами так уютно нынче устроились, кровью полита. Она как антиминс… «Русская земля как антиминс на пороге вечности легла…»

Расскажите об истории монастыря…

Основатели нашего монастыря, преподобные Феофил и Иаков, были учениками преподобного Арсения Коневецкого. Преподобный Арсений, уроженец новгородской земли, по откровению Божию вернулся с Афона в Россию и основал монастырь на Коневце. По преданию именно там наши преподобные Феофил и Иаков начинали. Затем они оставляют Коневец и в 1396 году основывают здесь новую обитель, Свято-Успенскую Феофилову пустынь. Наши преподобные, как и многие русские преподобные, которые растеклись по всей Руси и во всех концах зажигали свет Православия, по Промыслу Божию принесли и сюда учение православной веры, в этот некогда языческий край. И, как и все подвижники тех веков, сначала расчистили лесные дебри, обустроили землянки, построили храм, со временем собрали вокруг себя любезное братство и так основали монастырь. Всего преподобный Феофил управлял монастырем 16 лет и почил в 1412 году. А вот дата преставления святого преподобного Арсения Коневецкого — 1444 год. Разница составляет 30 лет… Вопрос: кто тогда был чей старец?! Жизнь наших преподобных была сокровенна. Они не выпячивали себя, уходили в тень, не желали славы… О, научи нас, Господи, не желать себе никакого хваления! А ведь так желаем, и тайно, и явно: и это я сделал, и это смог, и эта идея моя… Да что мы можем без Бога? Наше только то, как сказал некто, что выделяет наш простывший нос.

Раньше эти земли принадлежали Новгороду. Затем вошли в состав Петербургской митрополии, а теперь это Псковская область. Регион мигрировал, поэтому наши преподобные входят в состав и Петербургских, и Новгородских, и Псковских святых. Они есть не местночтимое, а общероссийское достояние. Вот только как бы незаслуженно забыты. Но не сами ли они так захотели? Нам предстоит возрождать память о них и достойное их почитание, потому как даже наши псковские батюшки очень редко поминают их, мало о них пока знают.

А мощи святых сохранились?

Преподобный Феофил прожил долго, «украшенный сединами почил» и был захоронен. Преподобный же Иаков, его ученик и сотаинник, был захоронен рядом со своим старцем. И над этим местом сначала была выстроена деревянная церковка. Когда совершилось чудо исцеления государя Александра I, он благословил над этим местом построить каменный храм. Вот над останками этого храма мы и плачем. Хотелось бы его сохранить… Но веруем — все будет так, как надо.

Под руинами храма есть крипта. В ней стояла благоукрашенная рака под сенью. В ней-то как раз и находились мощи преподобного Феофила. Много народу стекалось сюда. Очень любили это место, знали и почитали преподробного Феофила как чудотворца. До революции здесь особенно чтили праздник мучеников Маккавейских, но почему — пока тайна, предстоит узнавать, исследовать. Тогда были очень распространены крестные ходы на праздник в этот день. Один из самых выдающихся — при личном участии священномученика Вениамина Петроградского, который пешком и, говорят, босиком лично провел крестный ход из Луги до Феофиловой Пустыни, собрав до пяти тысяч народу.

Но пока еще много неизвестного. В частности, где точно находятся мощи. В этой деревне до сих пор живы два человека, которых мамы за ручку водили к мощам преподобного — баба Галя и дедушка Витя. Баба Галя говорит, что справа мощи были, дед Витя утверждает, что слева. Нужны серьезные исследования.

То есть мощи еще не открыты?

Когда мы только сюда въехали, у нас были такие дерзкие планы относительно мощей. Мы даже нашли в Москве знаменитого археолога — С. А. Беляева, профессора исторических наук, который как специалист участвовал в поднятии многих мощей, в том числе мощей патриарха Тихона. Он приехал, поизучал архивные материалы, ознакомился с геологией, дал рекомендации. Но как-то не шло... не было воли Божией. Дело ведь такое особое, тонкое. И мы отложили до времени. Поднятие мощей совершается по благословению даже не местного священноначалия, а самого патриарха. Есть у нас понятие, что нужно приступать к этому вопросу. Тут очень близко грунтовые воды, и понятно, что мощи пребывают в условиях очень агрессивной среды…

Монастырь стоит прямо у дороги... Почему его стали восстанавливать так поздно?

Знаете, тут есть тайна, тайна домостроительства Божия. Эти руины знаковые. Их знают все. По этой федеральной трассе ездят все — вплоть до президента. И никто их как будто бы не замечал... В Псковской епархии уже возродили почти все монастыри: Никандрову пустынь, которая глубоко в лесах, Крыпецкий монастырь, куда летели в первый раз на вертолете из-за отсутствия дорог... А наш монастырь как бельмо на глазу, как рана на теле земли — все проезжали! И все мимо... Что тут скажешь? Тайна… Но мыслим мы об этом отнюдь не с осуждением или с неприятием — такова воля Божия, благая и совершенная. Время пришло — стали восстанавливать и наш монастырь.

Кто же наконец обратил на монастырь внимание?

Идея его возрождения принадлежала архимандриту Гермогену (Муртазову), духовнику Рождества Богородицы женского Снетогорского монастыря города Пскова, где я состояла в числе насельниц. Это старец. Его духовные чада — многочисленное священство, монашество, игумены и игумении... Его знает и почитает вся православная рать. Он, бывает, выйдет в храм из алтаря, посмотрит вокруг: «Ну-ка — ты, иди сюда...» Человек подходит — и через месяц он уже батюшка… Это реальные случаи из жизни. Духовно опытный, свыше 50 лет в сане, 30 лет отдал Пюхтицкому монастырю, многонаселенному, сложному, где около 100 насельниц. Он любил говаривать: «В Пюхтицком монастыре 99 маленьких игумений и одна большая…» Он как в книге читает в наших душах и очень многое может сказать сокровенного.

Батюшка о. Ермоген рассказал о преподобных Феофиле и Иакове, о Феофиловой Пустыни, о том, что мощи их под спудом, надлежит поднимать… И мне тогда казалось, что где-то далеко в лесу, в непроходимых дебрях подвизались два подвижника. А оказалось… на федеральной трассе.

Преподобный Феофил почил в 1412 году, и 2012 год был юбилейным, 600-летие. Как говорят, не имей сто рублей, не имей сто друзей, а имей юбилей. Мы под эту дату очень многое смогли сделать, на многое получили зеленый свет…

 

Продолжение следует…

Беседовала Юлия Гойко

29.09.2017

Просмотров: 244
Рейтинг: 5
Голосов: 2
Оценка:
Комментировать