X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«У глухих учусь слушать и слышать»

Каждый человек, грядущий в мир, имеет свою задачу — работу, которую должен выполнить для Бога. Иерею Константину Аристову, клирику Курского Знаменского кафедрального собора, выпало стать духовником православной общины глухих и слабослышащих в честь святых Петра и Февронии Муромских. Наверное, если бы такое благословение получил лишь от священноначалия, то нести его было бы крайне сложно. Но на этот труд батюшку благословил сам Господь, Который слышит каждое сердце и премудро расставляет всех по местам.

 

«У глухих учусь слушать и слышать»

Отец Константин, Вы уже более трех лет несете такое непростое послушание. Как получилось, что его закрепили за Вами?

Когда я был семинаристом — а учился я на дневном отделении в Санкт-Петербургской духовной академии, — меня мучил вопрос: «Как я могу помогать людям?» Того, что я целенаправленно хотел стать священником, мне было мало. И вот в один из дней у нас проходила конференция по социальному служению. Вообще, в духовной академии образовательный процесс находится на очень высоком уровне, и конференции там не в новинку. Есть группы, для которых посещение подобных мероприятий обязательно, для остальных же семинаристов — вход по желанию.

И вот я заглянул в актовый зал. Смотрю, а там фильм о глухих демонстрируют. У героев картины такая радость на лице, столько позитива! В конце просмотра объявили, что будет набираться факультатив по изучению жестового языка. Такое в истории академии было впервые — и я записался. Кроме меня, подобное решение приняли еще около 50 человек. Это было в феврале 2011 года, а в мае, в день памяти Святителя Николая, мы уже отслужили первую литургию с сурдопереводом. Правда, в группе осталось десять человек. Сегодня из нашей команды с глухими занимается только два священнослужителя — я и мой однокурсник диакон Антоний Молоток. Он заочно окончил специализированный светский колледж по изучению жестового языка и сейчас в академии возрождает факультатив, уже набрал семинаристов.

Получается, «жатвы много, а делателей мало»?

Года три назад по всей РПЦ было около 15 священников, которые окормляли глухих. Но официальные цифры постоянно меняются, и сейчас таких священнослужителей больше. Наша епархия всячески способствует этому. Например, в 2015 году владыка Герман поддержал инициативу ежегодно проводить в Курской Коренной пустыни курсы по обучению священнослужителей основам жестового языка. За неделю интенсивного обучения (72 учебных часа) московские специалисты добиваются хороших результатов. Подобные занятия проходили в Томске, Нижнем Новгороде. И даже если из десяти отцов двое реально продолжат это служение, то польза будет очень ощутимой.

А если в храме нет священника, знающего жестовый язык, а глухих много?

Как правило, при таком храме есть сурдопереводчик, который, по сути, является апостолом для глухих и слабослышащих. К тому же многие глухие хорошо читают по губам и при четкой артикуляции все понимают. Но ведь богослужения построены против глухих — священник большую часть службы в алтаре, молитвы произносит спиной к молящимся, хор тоже не виден. Получается, красота пения и слова недоступна глухим.

Да и исповедь, наверное, тоже под угрозой срыва… Каким образом она проходит? Грехи пишутся на листиках?

Все индивидуально. У нас, например, исповедь проходит на языке жестов. Я понимаю где-то 70 процентов от того, что мне говорят. Чтобы мои прихожане не смущались, я напоминаю, что священник — только свидетель, что исповедь принимает сам Бог, Который знает любой язык. Что касается «написать» — это сложно для глухих. Их родной язык — жестовый, а в разговоре задействованы не только руки, но и лицо, тело. Они мыслят образами, поэтому возникает сложность перенесения образов на бумагу. Глухой с детства может не знать словесного аналога жеста. В специальных школах для инвалидов по слуху обучают этому, но после окончания учебного заведения этот навык может быть утрачен. Хотя не все так плохо, многие глухие общаются по Интернету: в соцсетях и чатах. Мне одна прихожанка даже на церковнославянском пишет.

 

Какие вообще варианты богослужения для глухих сегодня существуют?

Есть два варианта служения глухим. Первый — когда служба совершается именно для них, с более длинными паузами. В этом случае священник стоит лицом к народу, спиной к алтарю. И второй вариант (его используем мы) — когда идет обычная служба и работает переводчик. Этот вариант выбран потому, что в Курске нет храма, где можно было бы только для глухих и слабослышащих совершать богослужения. Правда, на Пасху мы такую службу совершаем, но не в кафедральном соборе, а в деревне Павловка, которая находится в 80 километрах от Курска. Уже третий год мы туда выезжаем всей общиной. В деревне нет священника, и меня туда командируют. Я и голосом служу, и жестами, лицом к народу произношу ектении, а песнопения для глухих переводят переводчики.

Большая у вас община?

Глухие — народ обособленный, это совершенно другой мир. Они общаются друг с другом постоянно и точно так же, как и мы, в своих возрастных категориях — пожилые с пожилыми, молодые с молодыми. В церкви это одни и те же люди. Есть те, которые составляют костяк и приходят на каждую службу, на каждое занятие — это примерно 10─12 человек. А есть люди, которые живут на периферии, но мы их вспоминаем, в помянники их имена включаем. Это примерно 50 человек. Они приходят куличи освятить, просят квартиры освящать. И с ними пытаемся взаимодействовать, привлекать к богослужениям. Стараемся не терять их из виду.

В основном, женщины пенсионного возраста приходят?

Да, женщины, но от сорока лет. Мужчин мало. Был у нас Сережа (мой ровесник), он приходил на каждую встречу с горящими глазами, переводил.

 

А что за встречи? Службы?

Нет, у нас помимо богослужений что-то вроде воскресной школы для взрослых, только по субботам. Мы собираемся в помещении регионального отделения Всероссийского общества глухих и общаемся. Сережа приходил на каждую встречу и даже готовил специальные пояснения для глухих, например, по правильной постановке ударений (в церковнославянском языке это важно). Но, к сожалению, два года назад он преставился ко Господу. Сергей трудился на обувной фабрике в цеху, где работали глухие. Там загорелась проводка, они увидели, почувствовали запах и выбежали, а Сережа вспомнил, что там у него куртка с документами осталась, и бросился за ней. Никто не смог его удержать, и он сгорел. Царствие ему Небесное.

Как проходят занятия?

У меня это творческий поиск, какого-то специального плана нет. За четыре года моего служения в Курской епархии и занятий с глухими мы много раз повторяли, что такое исповедь, Причастие… В пасхальный период у нас есть традиция ходить на колокольню и звонить. Многие удивляются: как это глухие звонят? Но это так. Они чувствуют вибрации и большие колокола могут услышать. Первый раз, когда мы пришли на колокольню, звонарь Вячеслав был наверху, а я с глухими стоял внизу. Спрашиваю у них: «Слышите?», они отвечают: «Нет». Мы стали подниматься, звонарь на какое-то время замолчал. И когда оставался один пролет до выхода на колокольню, Вячеслав снова ударил. Все глухие закрыли уши, потому что услышали сильную вибрацию. И поэтому я думаю, что глухого можно научить звонить в колокола.

С детьми тоже занимаетесь?

В первый год служения в Курской епархии я истово ходил в областную школу для глухих, занимался с детьми, но вскоре понял, что это для меня сложно, так как не дотягиваю в общении до уровня детей. Я самоучка, хоть и обучался в семинарии, писал дипломную работу по глухим, но в семье-то у меня не было глухих. Сам жест понять легко, но ребенок может использовать его в определенном значении, ведь в жестовом языке гораздо меньше слов, чем в разговорном. А еще дети могут придумывать свои жесты, объединять несколько слов в одно. Со взрослыми легче.

Сейчас посещаю каждую праздничную линейку в школе, стараюсь периодически устраивать для детей различные мероприятия. Недавно старшеклассников водили в кинотеатр, где переводили фильм «Рядом с нами» о вовлечении в секты. Ежегодно в сентябре, когда в Курск привозят оригинал Курской-Коренной иконы Богородицы, проводим в соборе молебен с сурдопереводом для детей. Приходит вся школа во главе с директором.

 

Батюшка, а сколько глухих людей среди слышащих?

Да, уши имеют, но не слышат, глаза имеют, но не видят (Ср. Мф. 13: 13)... Я и сам таким был, да и сейчас тоже «слепой» и «глухой» и учусь у глухих радости… Инвалидом человека делает не физический изъян, а грех.

Вспоминаю сейчас Сашу Миронова из Петербурга. Он полностью глухой, ему лет сорок уже. Как-то он приходил к нам в семинарию на практическое занятие. Понаблюдал за всеми и после обеда спрашивает: «Почему все такие грустные? Вы же о Христе тут говорите! Где ваша радость? Что происходит?» И говорил он это на языке жестов, мимикой передавая поведение, характер каждого опечаленного семинариста. Это было удивительно! Мне сказанное так глубоко вошло в душу, что до сих пор вспоминаю. Он был большим моим учителем и до сих пор им остается. Он не назидает, не указывает… Он своим примером, жизнью, отношением к людям учит быть настоящим. Каждого глухого поддержит, обогреет, поможет… Он тренер по волейболу в команде глухих, водит машину, занимается ремонтом. У него жена и дети, и он сияет весь.

Мы часто не слышим не только Бога, Которого сложнее услышать. Мы не слышим ближнего: начальника, родителей, священника… Как научиться слышать и слушать?

Да, все проблемы от того, что мы кого-то не услышали, не поняли. Вера от слышания — это еще апостол Павел говорил в Послании к Римлянам (Рим. 10: 17). Мне кажется, что проблема в эгоизме. Мы полностью в себя погружены, мы думаем только о себе, даже внутри семьи или на работе. Задаемся вопросами: «Что подумает обо мне начальник? Как посмотрит на меня тот? Что скажет этот?»… Все через призму своей гордости воспринимаем, поэтому часто не понимаем каких-то элементарных вещей. Но Бог все равно в душе. Дух Святой научит вас всему (Ср.: Рим. 8: 9).

Что Вас связывает с Валаамом?

Я на Валааме жил два года, работал экскурсоводом, крестился и получил благословение в семинарию поступать. С супругой своей там познакомился. Кстати, она родом из Курска, я из Архангельской области. Между нашими домами примерно 1800 километров. Свадебное путешествие у нас было на Валаам, с тех пор каждый год туда ездим. В этом году будет десять лет со дня моего крещения, и если Бог устроит, то Успенским постом отпразднуем это событие в монастыре.

А с Минском что связывает?

На Валааме мы познакомились с белорусами, которые рассказали о Свято-Елисаветинском монастыре, и с тех пор (а это был 2011 год) мы приезжаем в эту обитель «подзарядить» духовные батарейки, ведь Елисаветинский монастырь — это мощный источник любви. Здесь все прекрасно. Можно сказать, что здесь душа изнывает от эстетического удовольствия. Как-то патриарх Алексий II сказал, что в Елисаветинском монастыре каждый камень дышит любовью. И это действительно так. И любовь эта огромным трудом достигается. Я помню слова отца Андрея Лемешонка о том, что чем больше мы себя жалеем, тем меньше жалеет нас Бог. И поэтому в Елисаветинском монастыре люди трудятся на износ, чтобы отдать друг другу всё то, что можно отдать. Здесь есть, на мой взгляд, подлинная христианская свобода, не духовный беспредел, а именно свобода. Мне Елисаветинский монастырь так же близок по духу, как Валаамский.

Беседовал Димитрий Артюх

Фотографии Ольги Сеньковой

23.05.2017

Просмотров: 84
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Комментировать