X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Свобода — это дар, который я получила от Бога» (часть вторая)

Интервью с профессором Сандрой Шот

Интервью с профессором Сандрой Шот

 

Твой муж по профессии тоже физик?

Карл из Швеции, изучал экономику и теологию. Поскольку мне хотелось быть свободной, я стремилась поехать в Канаду. Он, тогда еще мой друг, предложил поехать вместе. Но я не согласилась — хотелось закончить учебу и не иметь никаких отношений с противоположным полом. Съездила в Канаду и вернулась. Тогда Карл второй раз предложил мне выйти замуж. Я ответила, что мы еще не очень хорошо знаем друг друга.

Потом я поехала в Прагу, потому что была большой поклонницей Вацлава Гавела, и стала работать в оппозиционной организации, которую он возглавлял (президентом Чехословакии он стал позже, после перестройки). А поскольку Гавел был еще и литератором, то я читала его пьесы, мне это нравилось.

Мой жених поехал в Италию, но сказал, что через год все равно ко мне приедет, потому что хочет быть со мной. Мы решили объявить о помолвке и направились в Софию — столицу Болгарии. Там нашу помолвку благословил православный священник.

Как это случилось?

Мы случайно зашли в церковь. Встретили там старого священника и сказали, что собираемся пожениться. Он спросил нас: «Вы православные?» Мы ответили, что нет. А он, несмотря на это, благословил нас. Позже мы с мужем приняли Православие.

 

Как вы к этому пришли?

После войны в Югославии я писала диссертацию в Белграде, провела там шесть месяцев…

На какую тему была диссертация?

На тему возможной интеграции Югославии в Европейский Союз. Мой научный руководитель был духовным сыном преподобного Иустина Поповича. Он сказал, что мне лучше поехать в Белград и на месте все изучить.

Ты же изучала физику, откуда возникла политическая тема?

Сначала я изучала физику, потом переключилась на изучение гуманитарных аспектов внутри медицины, и так как меня интересовали политика и то, что происходило в бывшей Югославии, приехала в Сербию. Там как раз шла война, которая то утихала, то разгоралась. В то время был убит премьер-министр Югославии Джинджич, и мой руководитель стал беспокоиться, что с его аспиранткой может что-то случиться, поэтому попросил каких-то людей, чтобы помогли нам с мужем эвакуироваться в Косово. Так мы приехали в монастырь Дечаны.

Нас поселили на складе, в помещении, где хранился хлеб. А в четыре утра разбудили и предложили пойти на литургию. Я подумала: «Почему нет?» И мы пошли. Там пришло ощущение, что для меня открывается новый мир. 

Монах, которого звали Андрей, сказал мне, что я слишком подвержена эмоциям. Я была изумлена, ведь он видел меня первый раз в жизни, только в течение литургии, и сразу рассмотрел во мне это.

В то же время мой научный руководитель посоветовал мне прочитать книгу Владимира Лосского. Она произвела в моем сознании революцию, я поняла: мое внутреннее ощущение самой себя и то, что я делала до этого, были неправильными.

Ты говоришь о способе мышления?

Что конкретно было неправильно, не скажу, но я чувствовала, что этот способ не работает. На тот момент мы с мужем еще не были православными. Но я сообщила родителям, что, видимо, мы примем Православие. Тот же человек, который отвез нас в Косово, доставил нас из монастыря Дечаны в Черногорию. Там мы встретили епископа Иоанникия (Мичовича). Игуменья женского монастыря Шудиково, куда мы приехали, говорила по-немецки, поэтому мы могли общаться.

После бесед с игуменьей я подумала, что родителям будет тяжело, если я приму Православие, они могут быть не готовы это принять. Но когда была в Белграде, почувствовала, что это тот самый момент, когда пора. Я поделилась этим с мужем, и он сказал, что если я приму Православие, то и он. Мы созвонились с игуменьей, она сообщила епископу, и он сказал: «Приезжайте в монастырь, попоститесь одну неделю, и мы обсудим это». Мы приехали, постились, каждый день беседовали с епископом. Однажды он нас спросил: «Вы готовы, уверены?» Мы ответили: «Да». И нас крестили…

В этом монастыре мы познакомились с мать Елисаветой (Шукович). А тут приехала группа из Свято-Елисаветинского монастыря. Паломники привезли с собой брошюрку о минской обители. И мать Елисавета сказала: «Сандра, я, пожалуй, попробую поехать в тот монастырь». Она написала игуменье, и та благословила ее приезд.

Какой это был год?

2008-й. Потом мать Елисавета писала мне, что монастырь ей очень понравился, и приглашала меня приехать на Пасху. До праздника оставалась всего неделя, а нужно было успеть сделать визу и преодолеть прочие трудности! Но я решила так: если визу дадут, значит, поеду. А когда пошла в консульство, забыла взять фотографию, и тогда подумалось: «Значит, не судьба». Сотрудница консульства увидела, насколько я разочарована, и спросила: «А что Вы собираетесь делать в Минске?» Я сказала, что хочу поехать на Пасху. И тогда она поставила визу без фотографии, но попросила принести фото по возвращении. Вот так я приехала в Минск.

Для меня это был очень волнующий момент. По приезде я пришла в Елисаветинский храм, услышала отца Андрея (Лемешонка), хотя не знала, кто это. Он молился. Я вдруг ощутила, что его молитва очень похожа на молитву моей бабушки. Меня это тронуло…

До этого я читала книгу старца Силуана, там была глава о духовнике. Подумалось, что в наше-то время таких духовников больше нет (не знаю, почему, но было такое чувство). И вдруг встречаю отца Андрея. Возможно ли, чтобы он стал моим духовником? Все-таки живу за три тысячи километров от него, это же будет очень сложно и прочее… Но в конце концов подумала, что у меня вся жизнь состоит из одних сложностей, и решила еще раз сюда приехать.

А вообще, отец Андрей дал мне ответ на вопрос, почему я такая бунтарка.

И какой ответ?

Просто мне надо стать смиренной, то есть перестать спорить. И это для меня самая большая сложность. Как мне видится, всем окружающим очень легко подчиняться. Если кому-то дают поручение — он не возражает. А когда мне дают какое-то поручение, я никак не могу с этим согласиться, у меня сразу начинаются возражения: а может быть, это не от Бога, может, нехорошо и так далее. У меня до сих пор с этим большая проблема. Когда иду на исповедь, боюсь, что услышу какое-то поручение и не смогу его исполнить. Не знаю, почему так...

То есть пока не получается перешагнуть через это?

Да, не могу преодолеть. Это длится уже десять лет. А может, всю жизнь. Но вашими молитвами надеюсь на хороший исход.

 

Сандра, когда ты приезжаешь в монастырь, что-то новое открываешь в себе? Какие-то изменения происходят?

Да. Каждый раз открывается какая-то новая сторона. Но, тем не менее, вопрос подчинения для меня очень трудный. Иногда появляется ощущение, что, наконец, произошло улучшение, а потом раз — и откат назад. Нужно приезжать еще и еще…

В этот раз какая у тебя внутренняя задача?

Первое: мой муж решил стать дьяконом. У меня это опять вызвало бурный протест. Но отец Андрей благословил, вопрос только — в какой Церкви. Одно предложение у нас есть от Русской Церкви Московского патриархата, а другое — от Константинопольской. Может быть, отказаться от обоих предложений? (Смеется.) А отец Андрей говорит, что надо смириться и принять. Он советует начать с Русской Церкви, учить язык, а если уж не получится, тогда служить в Константинопольской.

Вторая причина: я собралась поехать в паломническую поездку в Сан-Франциско, к месту погребения Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Отец Андрей благословил.

Восемь лет назад, когда мы познакомились, сразу после твоего перехода в Православие, ты мне рассказывала о своих ощущениях, о свободе, объясняла, что приобрела, когда стала православной. Ты нашла свободу?

Да, это дар, который я получила от Бога, и теперь надо думать о том, как бы его не потерять. Потому что моя натура — это одно, а моя духовная жизнь — другое. И часто они входят в противоречие друг с другом.

 

<< Часть первая

Беседовала инокиня Иоанна (Панкова)

23.11.2017

Просмотров: 105
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:
Комментировать