X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Родная душа: послушница Антонина Галиаскарова

Родная душа: послушница Антонина Галиаскарова

Монастырь с его мастерскими и подворьями, палитрой творческих решений и разнообразием служения людям — это мозаика красивых лиц, уникальных судеб, невероятных историй, которыми мы хотим делиться с вами в новой рубрике «Родная душа». Первый рассказ будет о насельнице нашего монастыря послушнице Антонине, которая два года назад приехала в Беларусь из далекого Казахстана. Что из этого вышло и как сложилась ее судьба, читайте в нашем материале.

 

Билет в одну сторону

— Я родилась в Казахстане, в небольшой деревне возле города Кустанай, — рассказывает сестра Антонина. — Когда мне было лет пять, мы с мамой поехали в Беларусь и прожили там года три. Это было замечательное время! Тишина, речка, просторы долго сохранялись в моей памяти. А еще хорошо помню, как в домах у бабушек в углах висели иконы. Ребенком я как завороженная стояла перед этими образами… После Беларуси два года мы жили в России, а потом снова вернулись в Казахстан.

В сорок лет я начала заниматься семейным архивом, изучать свой род: кто мы, откуда, какая наша родословная. Спрашивала маму о родственниках в Беларуси. Поиски привели меня в маленькую деревушку Новые Громыки Гомельской области. Мама назвала фамилии родственников, и я стала искать… Первым однофамильцем оказался Громыко Андрей Андреевич (в 1957‒1985 гг. — министр иностранных дел СССР. — Ред.). Нашла его воспоминания о родной деревне. Они оказались мне очень близки, было ощущение, будто я там побывала. Оказывается, в этой деревне все жили под одной фамилией.

Мне было непросто с моими родителями. Я чувствовала себя как будто неродным ребенком, что также подвигло искать информацию о предках. И вот именно в небольшом интервью с Андреем Андреевичем я нашла то, что созвучно было моему внутреннему состоянию. Его задачей как дипломата было мирное разрешение вопросов между сторонами. И еще мне понравилось, что он знал Евангелие.

Я долго размышляла… В какой-то момент в моей жизни случился перелом, и я решилась ехать в Минск. Я стала искать работу по специальности, отправила резюме на все кондитерские фабрики. «Почему не вернулась в свою деревню?» — спросите вы. К сожалению, после чернобыльской катастрофы произошло расселение, и деревни как таковой не стало.

Когда я спустилась с трапа самолета, то произнесла: «Мир дому вашему». В тот момент по-человечески я еще не осознавала, какие изменения происходят в моей жизни, но очень сильно чувствовала помощь Божию. Я была уверена, что все сложится хорошо, и я обязательно найду работу по специальности.

 

Быть или не быть?

Еще в Казахстане, перед вылетом, я думала «Как же я буду совмещать работу и молитву?» То есть было внутреннее ощущение, что в миру я уже находиться не могу, хотя до конца я этого не осознавала. В первый месяц на белорусской земле пришлось пройти через определенные испытания, было тяжело, но Господь дал силы их пережить.

Мне почему-то совсем не хотелось звонить по трудоустройству на мирскую работу, хотя я понимала, что мне нужна работа, я привыкла трудиться, но что-то меня держало. Ходила на службы и внутри боролась с сомнениями: остаться здесь или уехать в Россию… Однако воспоминания детства заставили меня остаться в Беларуси.

Время шло, у меня заканчивались средства, а определенности все не было. И вот как-то я ехала в автобусе и попросила водителя: «Остановите здесь, пожалуйста». А он ответил: «А Вам разве не возле Дома милосердия?» Я очень удивилась и подумала: «Наверное, мне надо и туда съездить, раз водитель так убедительно сказал». Так я оказалась в Доме милосердия. Все рождественские службы я пробыла там. Помню, что как ребенок молилась и ждала чуда. У меня была надежда, что я могу пригодиться тут…

Рождественское чудо

 

Когда я вернулась в гостиницу, то меня не пустили. Я взяла чемодан и пошла. На дворе была ночь. Дошла до Дома милосердия, села на чемодан и так и просидела, пока ко мне не подошли люди и не предложили помощь. Один мужчина со словами «Вам нужно туда» дал мне записку с названием монастыря.

Пока добиралась до обители, кто-то мне показывал дорогу, кто-то подносил чемодан… Когда я подходила к монастырю, и перед глазами вырос целый храмовый комплекс, то остановилась и попросила: «Подождите, подождите! Я переведу дыхание. Сколько тут храмов!» Это было настоящее рождественское чудо!

 

Фифа с чемоданом

В монастыре ко мне подходили люди, задавали вопросы, куда-то отводили. Я даже сразу на исповедь к отцу Андрею попала! Зашла в храм и увидела батюшку в белом! «А он такой красивый, добрый, как Дед Мороз!» — подумала я. (Смеется.) На исповеди от растерянности не знала, что и сказать. Но я почувствовала очень большую отцовскую любовь от батюшки, она меня потрясла.

Меня отвели в Дом паломника, где я уснула крепким сном, полным благодати. На следующий день меня благословили ехать на женское подворье. Но только на минуту представьте картину: я на каблуках, в норковой шубе, с чемоданом — и деревня! Такая городская фифа! Хоть я и любила деревню, но на тот момент мне было трудно себя там представить. Впрочем, меня успокоили: «Все необходимое Вам выдадут. А сейчас посидите, Вас позовут».

Сижу, жду. Подходит сестра и говорит: «Вас позвали на акафист». Иду. После акафиста выхожу и думаю: «Наверное, сейчас на подворье поедем». А мне говорят: «Нет, уже все уехали». На ночлег меня не оставили, и я решила на заправку сходить погреться, а потом снова вернуться к монастырю.

Возле Державного храма стояла елочка. И вот я под этой елочкой ходила и читала: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешную». Охранник несколько раз поил чаем, спрашивал: «Странно, Вы вроде и одеты нормально, что ж Вы ночью-то тут делаете?» А я говорю: «Я больше никуда не пойду. Лучше здесь замерзну, возле елки, а от монастыря и шагу не ступлю». Охранник на мою твердость ответил: «Тогда потерпите, скоро полунощница».

Благо полунощница была в четыре утра. Помню, стою я на службе и ног не чувствую, еле до конца службы достояла. Как говорится, Господь терпел и нам велел. В то же утро (это было 11 января 2016 года) я оказалась на женском подворье.

На одной из исповедей батюшка меня спросил: «А Вы монахиней не хотите стать?» Я ответила: «Если Господь меня сюда привел, значит, хочет видеть меня в монастыре». Внутри была твердость, поэтому я ответила: «Да! Хочу». Когда я это произнесла, то удивилась самой себе. Значит, пришло время. Знаете, я ведь ничего не знала ни о монастырях, ни о монашестве! Именно здесь я впервые увидела матушек. Я даже представить не могла, что окажусь рядом с ними!

Сейчас я тружусь в керамической мастерской, за что очень благодарна!

 

Блиц-опрос

Что посоветуете тем, кто сейчас выбирает свой жизненный путь?

Уповать на волю Господа. У всех такие разные пути, настолько все индивидуально! Поэтому однозначного совета не может быть.

Вам легко в монастыре?

С Богом везде легко. Понятно, что есть немощи человеческие, но все же случаются удивительные моменты в жизни. Например, по-человечески все болит, но за терпение Господь дает такое состояние, что не чувствуешь боли. Господь Сам тебя несет. Но это происходит тогда, когда полностью доверяешь Богу.

Есть ли что-то из прошлой жизни, что мешает Вам сейчас?

Нет. Конечно, у всех все происходит по-разному, но меня Господь как-то резко вырвал из мира, и ничего меня не держало. Я даже подшучивала: «А чего я там, в этом миру, не видела?» Это трудно объяснить. Так управил Господь.

О чем Вы мечтаете?

О Царствии Небесном.

А что бы Вам хотелось в себе изменить?

Чем больше осознаешь свои немощи, тем больше молишься, чтобы Господь не оставил. Потому что изменить человека может только Господь.

 

Текст подготовили инокиня Иоанна (Панкова) и Татьяна Хоменкова

26.12.2017

Написать комментарий...

Цитата

Подпишитесь на
нашу рассылку

Аудиослушать больше >>

14.10.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
14.10.2018
12.10.2018
08.10.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
07.10.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок
07.10.2018

| Протоиерей Андрей Лемешонок

Хоры
монастыря

страничка хоров >>
Комментировать