X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Великий Четверг

<<Вся Страстная седмица

Великий Четверг

В богослужении этого дня воспоминаются четыре важнейших события из жизни Христа Спасителя: Тайная Вечеря, на которой Господь установил новозаветное таинство Св. Евхаристии; омовение ног ученикам в знак глубокого смирения и любви к ним; молитва в саду Гефсиманском и предательство Иисуса Христа Иудою на страдания и смерть.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Тайная Вечеря Христова так таинственна, так глубока, так бесконечно важна, что сердца наши исполняются трепетом. Ибо в эту святую Вечерю Господь Иисус Христос омыл ноги ученикам Своим, установил таинство Святого Причащения и впервые совершил это таинство, впервые причастил учеников Своих.

Явил Господь делом Свое величайшее смирение, омыв пыльные ноги учеников. В недоумении они все молчали и, молча, с трепетом повиновались Господу Иисусу Христу. Один только пламенный Петр не стерпел. А Господь ответил: «То, что Я делаю, ты не понимаешь теперь, а после поймешь». «Нет, Господи, вовек не умоешь моих ног». — «Если не омою ног твоих, части не будешь иметь со Мной». И окончив это дивное таинственное и великое деяние Свое, Господь Иисус Христос сказал: «Вот Я, Господь и Учитель ваш, подал вам пример того, как и вам надлежит поступать. Если Я, Господь ваш, омыл ноги ваши, то и вы должны друг другу делать то же» (См.: Ин. 13: 4‒15).

В этот день Господь Иисус Христос установил величайшее из таинств христианских — таинство Причащения. Он совершил необычайно таинственное и святое дело: Он взял хлеб, благословил его, воззрел на небо, воздал хвалу Богу, преломил хлеб и дал его ученикам Своим с удивительными, совершенно необыкновенными словами, которые слышите вы на каждой святой литургии: Приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое во оставление грехов (Ср.: 1 Кор. 11: 24). Потом Господь Иисус Христос благословил чашу с вином и, подавая ученикам, сказал: Пейте из нее все, сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сие творите в Мое воспоминание (Мф. 26: 27, 28; Лк. 22: 19). Мы творим это в Его воспоминание каждый день на святой литургии в таинстве Евхаристии.

Протянем же наши грязные руки и ноги Всемилостивейшему Господу Иисусу Христу и будем умолять Его о том, чтобы Он омыл скверны наши. И когда омоет Он их в таинстве Покаяния, тогда приступим к великому таинству Причащения со страхом и трепетом, с глубокой верой в то, что под видом хлеба и вина мы причащаемся Тела и Крови Христовых, что исполняются на нас слова Христовы: Ядущий Мою Плоть и поющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6: 56). Аминь.

Святитель Лука Крымский

В четверг Страстной седмицы вечером совершается последование утрени Великой Пятницы с чтением Двенадцати Страстных Евангелий. Эта служба содержит глубочайшие по своему смыслу и назидательности чтения и песнопения, внимательное рассмотрение которых принесет величайшую пользу. Сопровождая на Голгофу своего Жениха, Церковь предоставляет повествование евангелистам, а сама в промежутках между чтениями воспевает и толкует читаемое. Последование Страстей совершается в ночь с четверга на пятницу. Ночь эта — Гефсиманская ночь Спасителя, еще не распятого, но уже преданного и душой погрузившегося в смертельную скорбь и тоску. Евангельские чтения выбраны так, чтобы осветить страдания Спасителя с разных сторон, представить их последовательные этапы.

Прежде чем показать Христа окровавленного, нагого, распятого и погребаемого, Святая Церковь являет нам образ Богочеловека во всем Его величии и красоте. Верующие должны знать, Кто приносится в жертву, Кто будет терпеть оплевания, и биения, и заушения, и крест, и смерть.

Уже первое Евангелие начинается словами Спасителя о Его прославлении: Ныне прославился Сын Человеческий, и Бог прославился в Нем (Ин. 13: 31). Эта слава, как некое световидное облако, окутывает ныне стоящий пред нами возвышенный крест.

Сущность Бога есть любовь, поэтому она прославляется даже в страданиях Спасителя. Слава любви есть ее жертвенность. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15: 13). Христос кладет Свою душу за друзей Своих и именует их: Вы друзья Мои (Ин. 15: 14). Господь принес людям полноту знания. Обитающая в Нем телесно полнота Божества через единение любящих в Нем раскрывает знание о самом важном и ценном — о Боге.

Но приближается чтение второго Страстного Евангелия, повествующего о взятии под стражу Спасителя воинами первосвященника под предводительством Иуды-предателя, об отречении Петра, о заушении Иисуса во дворе Каиафы, о заключении Его в претории Понтия Пилата (См.: Ин. 18: 1‒28).

Третье Страстное Евангелие повествуют о том, как Спаситель во дворе первосвященника Каиафы Сам свидетельствует о Себе как о Сыне Божием и принимает за это свидетельство заушение и оплевание. Здесь же изображены отречение апостола Петра и его раскаяние (См.: Мф. 26: 57‒75).

В четвертом Страстном Евангелии описываются диалог Спасителя и Пилата, бичевание Господа, облачение Его в терновый венец и багряницу, безумные крики толпы: Распни, распни Его! и предание Его на распятие. Он еще раз, уже у порога смерти, свидетельствует о Себе как об Истине, на что неверующий скептицизм в лице Пилата отвечает: Что есть истина? — и он предает Христа истязаниям и надругательствам (См.: Ин. 18: 28 ‒ 19: 16).

Пятое Страстное Евангелие повествует о гибели предателя Иуды, о допросе Господа в претории Пилата и об осуждении Его на смерть (См.: Мф. 27: 3‒32).

В шестом Страстном Евангелии говорится о самом распятии (См.: Мк. 15: 6‒32). В песнопениях, следующих за этим Евангелием и непосредственно предшествующих ему, раскрывается спасительный смысл страданий Богочеловека: «Крест Твой, Господи, жизнь и заступление людям Твоим есть, и нань надеющеся, Тебе распятого Бога нашего поем, помилуй нас» (Антифон 15 на утрене Великого Пятка).

Господь искупил нас, сделал все для нашего спасения, но спасение это можно обрести только в Христовой Церкви. Поэтому сразу же после чтения евангельского повествования о распятии слышим мы утешительные слова о Церкви, напояющей Божественной благодатью весь мир: «Живоносная Твоя ребра, яко из Едема источник источающая, Церковь Твоя, Христе, яко из Едема источник источающая, Церковь Твоя, Христе, яко словесный напаяет рай, отсюда разделялся яко в начала, в четыри Евангелиа, мир напаяя, тварь веселя, и языки верно научая покланятися Царствию Твоему» (Тропари на блаженных на утрене Великого Пятка).

Седьмое и восьмое Страстные Евангелия повторяют события распятия Спасителя, дополняя их некоторыми подробностями (См.: Мф. 27: 33‒54; Лк. 23: 32‒49).

Затем читается девятое Страстное Евангелие, в котором говорится о предсмертных заботах Спасителя о Его Матери и о Его смерти. Господь, вися на Кресте, усыновляет Своему любимому ученику Матерь Свою (См.: Ин. 19: 25‒37). Это был ответ на Ее беспредельную скорбь, зрелище которой являлось одним из острейших терний мученического венца Спасителя.

В десятом и одиннадцатом Страстных Евангелиях повествуется о погребении Спасителя. Тайные ученики Христовы — Иосиф Аримафейский, «благообразный советник», и Никодим, уже не скрываясь, отдают своему Учителю последние почести (См.: Мк. 15: 43‒47; Ин. 19: 38‒42).

Двенадцатое Страстное Евангелие заканчивает повествование о спасительных Страстях Христовых. В нем говорится о том, как иудеи, боясь обмана со стороны учеников Господних, опечатали Гроб и поставили у него стражу (См.: Мф. 27: 62‒66). Аминь.

Иерей Геннадий Орлов

Написать комментарий...

Цитата
Комментировать