X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Пасека — самое благодатное место»

брат валерий с подворья лысая гора

Восковая моль — вредитель любой пасеки, но в нашем монастыре из нее делают уникальный продукт, который используют в медицине, например в терапии при туберкулезе. Кто и как несет необычное послушание, читайте в нашем материале.

«Собирать личинки как вязать»

Вы не боитесь моли? спрашивает меня матушка Иоанна (Орлова) — старшая на пасеке. Нет? Отлично, прекрасно! Я тоже люблю их всех! А то многие брезгуют…

На монастырской пасеке удалось «приручить» опасного вредителя. В молярии — инкубаторе с определенной температурой — личинки восковой моли выращивает брат Валерий с подворья Лысая Гора.

Брат Валерий, седой мужчина в кепке и джинсах, открывает инкубатор. В маленьком помещении — полки до потолка, на них стоят контейнеры с личинками. Повсюду летает моль. Брат Валерий называет контейнеры семьей. Он снимает один с полки и поднимает изъеденную молью тряпку — ей в семье поддерживается необходимая температура и влажность.

Вот личиночки, которые ползают, показывает он на своих питомцев и перебирает землю в контейнере пальцами. — Их море! Десятки тысяч личинок. Каждая моль откладывает 50 яиц. Недавно их собрал, поэтому тут только маленькие, больших нет.

послушание в монастыре

Брату Валерию 71. На подворье он 16 лет. На пасеке — два года.

У меня были разные послушания: и библиотека, и теплица, и свечная мастерская. Здесь плюс природа. По-другому воспринимаешь послушание. Всё красиво. Ощущение внутреннего спокойствия, гармонии. Как у любого человека, который приходит в лес, поле. Но не многие согласились бы здесь работать. Сама моль, личинки нагревают воздух. В молярии всегда температура выше, чем на улице. Когда начинается сбор моли, температура достигает 30–32 градусов.

Когда вам сказали, что вы идете заниматься восковой молью, как вы отреагировали?

Положительно.

Почему? Какая-то странная, не очень приятная личинка, с которой нужно возиться…

Я смотрел на конечную цель. Знал, что из этой личинки делают лекарство. Восковая моль является очень мощным природным иммуномодулятором, используется при лечении всех болезней, связанных с органами дыхания, особенно полезна при туберкулезе. И вообще очень эффективное лекарство.

Я сдаю в монастырь личинки, залитые спиртом или водкой, а из них делают мази, бальзамы и эликсиры. Работы много, но, если всё грамотно распланировать, даже один человек справляется. Активный рабочий день начинается примерно с 6 утра. И до 4–5 вечера. Больше просто не выдерживаю. У меня уже работа как конвейер. Сам для себя выстраиваю цепочку работ, стараюсь войти в недельный цикл. Мне так удобнее. Три-четыря дня сбор личинок, дальше кормление. Кормлю отработанными сотами, пергой.

лечение восковой молью

Собирать нужно самые крупные личинки, маленькие оставлять через неделю эти личинки дойдут до кондиции. Каждую банку надо перебирать 20–30 минут. Банок летом было 90, сейчас — 60. Перебираю без перчаток, на ощупь, чтобы лучше чувствовать личинки. Нужна скорость пальцев, чтобы ловить их они же тоже «бегают» быстро. Это вопрос опыта и тренировки. Нужна концентрация, сосредоточенность, в процессе уже ничего не замечаешь. Нет лишних мыслей.

Все личинки никогда не соберешь. Они вокруг себя склеивают комочки, и, чтобы к ним добраться, надо всё мелко перетереть, но тогда повреждаются маленькие личинки. Оставшиеся личинки превращаются в куколки, а из них рождается новая моль. Это уже упущенная личинка.

— Для вас это успокаивающее занятие?

Примерно как вязание, я так думаю (смеется).

«Раньше занимался роботами, а теперь личинками»

Тебе два-два? спрашивает матушка Иоанна у брата Валерия.

Он кивает, и она насыпает в его чашку две чайные ложки чая и две сахара.

В небольшом домике, где мы пьем чай, есть кровати, стол, чайник, печь-буржуйка. Все, кто трудятся на пасеке, здесь обедают. В будке у входа в домик живет пес Барбос. Большой, с черной нависающей на глаза челкой, он громко лает и прыгает на хозяина. Брат Валерий говорит, что пес добрый, общительный и любопытный.

На улице дождь. Время от времени скрипит входная дверь. «Певучая», — замечает матушка. Брат Валерий делает глоток крепкого чая. Говорит неспешно, с паузами, как будто каждое слово взвешивает на весах. Ничего лишнего.

Я приехал в Минск из маленького городка Кореличи учиться. Окончил радиотехнический институт. Работал «на роботах» разработчиком систем управления в лаборатории при заводе. Потом был ведущим конструктором, в перестроечное время зам. главного конструктора, зам. главного инженера, титулов хватало.

Значит, раньше у вас в подчинении были люди, а сейчас… личинки? Вы не сожалеете?

— Сейчас кажется, что это было не со мной. Или что вообще этого не было. Совсем другая жизнь. Сожаления нет абсолютно. У меня была очень ответственная работа, но в той жизни не было спокойствия. В какой-то момент мне стало неинтересно жить. Смысла не чувствовал. Было ощущение неправильности, пустоты, хотелось чего-то другого. Все эти высокотехнологичные производства в 90-е годы стали разрушаться, люди шли на улицу, кто занимался бизнесом, кто торговал. А мне это было неинтересно. С женой мы развелись. Дочки уехали жить в Прагу — они обе программистки. У одной своя компьютерная фирма, а младшая — заместитель отдела тестирования в Google. То есть проблем у них нет. Я бываю у них в гостях. Моя младшая дочь сама ходит в храм, поэтому поддержала меня в моем решении.

«Здесь есть ощущение внутренней свободы»

О подворье я знал еще в 2000-х годах, — продолжает брат Валерий. — Один знакомый рассказал, что здесь хорошо. Я уже тогда ходил в церковь. И практически каждое воскресенье был в храме.

Собирался года два, а потом взял и поехал. Другого выхода не видел. Ехал конкретно на подворье. Мне было интересно. Я сказал, что побуду месяц, если понравится, то останусь.

подворья лысая гора

Первое, что делал работал в трапезной: занимался заготовкой продуктов, коптил рыбу, творог делал. После тех лет, что бегал как белка в колесе, почувствовал себя свободным человеком. Здесь есть ощущение внутренней свободы.

Трудно понять, если сам не испытал. Для других — это закрытое место, где, наоборот, свободы нет.

Это кажется. Внутренняя свобода не связана с местом. Если человек, попадает на подворье как в часть монастыря, то полностью отвязывается от быта. Это немаловажно. И ты сосредотачиваешься на работе.

Человек перед Богом

Пасека и домик окружены лесом, как забором. Вокруг луг. Брат Валерий выходит из домика. Все его движения неспешные, без суеты. Ощущение, что он хозяин и этого луга, и леса — настолько он гармоничен в этом месте…

пасеки монастырей

Здесь, на природе, радость и полнота жизни другая. Вы это чувствуете?

Конечно. Тут всё по-другому. Тут природа, Господь. На душе спокойно. Пришел, поработал. Даже работается тут легче, чем в городе. Намного. Тут как такового понятия работы нет. Есть послушание.

Как служение?

Конечно.

Чем для вас отличается служение от работы?

Разное внутреннее отношение. На работе человек старается хорошо выполнить свое дело для начальства, ну или для совести. А тут есть ощущение, что ты перед Богом. Даже если никто не заметит твоего труда, ты стараешься его сделать хорошо. Очень сложно сохранить это чувство каждый день. Наверное, у отшельников есть такой опыт. Не всегда, конечно, но у меня бывает.

Подворье тоже ведь на природе…

Это другое. Там много людей, объекты. Похоже на агропоселок. А тут пасека самое благодатное место: тихо, спокойно, пчелки жужжат, птички поют.

Вы стали счастливее здесь?

Спокойнее. Раз ближе к природе — значит, ближе к Богу. Минимум людей, меньше суеты. Раньше выезжал в город каждый месяц — пенсию получить, что-то купить. А сейчас не хочется.

Брат Валерий замолкает. В это время на пасеке слышен только шум леса и дождя.

Чувствую, что это очередной этап в жизни. Так просто, случайно, на подворье не попадают, — говорит брат Валерий.

Пес Барбос мирно садится у его ног.

личинки восковой моли

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии Ольги Сеньковой и Евгения Прокофьева

08.09.2021

Просмотров: 143
Рейтинг: 5
Голосов: 16
Оценка:
Комментировать