X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О благодати

сестры о благодати

Что такое благодать? Как грешному человеку сохранить благодатное состояние, что для этого нужно сделать? На одном из сестрических собраний наши матушки поделились своим опытом.

 

Инокиня Кира*: Помню, на мои первые именины в монастыре одна старшая сестра подарила мне открытку, где было только два слова: «Высокого полета». Я недавно увидела ее и думаю: «Я сейчас ползу, а не летаю».

Отец Андрей Лемешонок: Даже курицы взлетают, когда мать Валентина их гонит на водопой, понимаешь? Хотя они маленько не приспособлены к орлиным полетам. Так что, если тебя немножко подогнать, взлетишь!

Инокиня Кира: День за днем каждый раз какое-нибудь новое обстоятельство показывает тебе, что ты не можешь смиряться, ты одержима гордостью. Иногда думаешь: «А если не будет монастыря, не будет сестер?» И тогда каждая сестра становится близкой, и жизнь начинаешь видеть совершенно по-другому.

Отец Андрей Лемешонок: Надо каждому разобраться: «Какое мое состояние и что я могу в своем состоянии хотеть, какой должна быть моя устремленность в этом мире?» Мы говорим: «Господи, Ты Сам во мне люби эту сестру». А по-человечески, конечно же, мы видим в других много недостатков. Вот ты хочешь полюбить сестру, которую тебе трудно принять, да? Хочешь?

Инокиня Кира: Да.

Отец Андрей Лемешонок: И ты просишь у Бога любви?

Инокиня Кира: Да.

***

Инокиня Татьяна: Я прочту из романа Достоевского «Подросток» о благодати, мне очень понравились эти слова: «Напрасно, друг, не молишься; хорошо оно, сердцу весело, и пред сном, и восстав от сна, и пробудясь в ночи. Это я тебе скажу. Летом же, в июле месяце, поспешали мы в Богородский монастырь к празднику. Чем ближе подходили к месту, тем пуще приставал народ, и сошлось наконец нас чуть не два ста человек, всё спешивших лобызать святые и целокупные мощи великих обоих чудотворцев Аникия и Григория. Заночевали, брате, мы в поле, и проснулся я заутра рано, еще все спали, и даже солнышко из-за леса не выглянуло. Восклонился я, милый, главой, обвел кругом взор и вздохнул: красота везде неизреченная! Тихо всё, воздух легкий; травка растет — расти, травка Божия, птичка поет — пой, птичка Божия, ребеночек у женщины на руках пискнул — Господь с тобой, маленький человечек, расти на счастье, младенчик! И вот точно я в первый раз тогда, с самой жизни моей, всё сие в себе заключил... Склонился я опять, заснул таково легко. Хорошо на свете, милый! Я вот, кабы полегчало, опять бы по весне пошел. А что тайна, то оно тем даже и лучше; страшно оно сердцу и дивно; и страх сей к веселию сердца: "Всё в Тебе, Господи, и я сам в Тебе и приими меня!" Не ропщи, вьюнош: тем еще прекрасней оно, что тайна, — прибавил он умиленно» (слова Макара Ивановича Долгорукого, одного из персонажей романа «Подросток».Прим. ред.).

Отец Андрей Лемешонок: Он испытывал это чувство.

Инокиня Татьяна: Да, нам читали на трапезе старца Силуана Афонского, эти слова очень перекликаются с тем, что он говорит о благодати, о любви к ближнему. Но я хотела сказать о другом, о том, что наблюдаешь за собой внутри: вот проходят периоды разные, и кажется, что чем дальше, тем сильнее деградирую. Конечно, у меня нет особых иллюзий, что год назад я была ближе к Богу, но все-таки тогда было не то, что творится сейчас. Раньше я старалась хоть иногда слушать службы. Мне нравились каноны, я находила в них новое, интересное, а сейчас стою на службе, и у меня мысли все только про пироги и булки. Я с ужасом за этим наблюдаю. Жизнь моя переходит в какой-то бытовой план, но он такой скучный... Как-то мне Господь открыл, что хорошо бы для Бога хоть какое-то усилие сделать. Например, если я устала и мне тяжело стоять, хочется присесть, то, наоборот, сказать себе: «Нет, я буду стоять».

Отец Андрей Лемешонок: Нудить себя.

Инокиня Татьяна: А я сейчас раз — и села, хотя сильной усталости и нет, можно было бы себя и понудить. Но даже когда Господь дает на какое-то время немного себя понудить в чем-то малом, ты всё равно начинаешь гордиться, и это неизбежно.

Недавно ночью мы делали с девочкой из воскресной школы рулеты. Потом я попросила, чтобы вторая девочка пришла утром их допекла. Мне надо было доделать всё самой до утренней службы. Но в последний момент я себя пожалела, пошла спать, и из-за этого моего нерадения рулеты остались невыпеченными. Ведь та девочка не знала, как правильно их выпекать.

Единственное понуждение в моем состоянии сегодня — это в каждом таком случае (а их бывает по нескольку на день) признать свою вину. А это настолько больно, что гораздо легче принуждать себя к чему-то физически. Но, наверное, если бы физически было больше усилия над собой, то и духовно Господь бы укреплял. Этот фон расслабленности, конечно, печален, еще так пожить несколько лет, и к чему можно прийти? Вообще буду засыпать на литургии. А может, каждый период для чего-то нужен.

Отец Андрей Лемешонок: Я думаю, что проснешься.

Сестра Тамара: Я сегодня читала книгу, тоже про благодать. Очень интересно. Сказано: «Не все в монастыре спасутся, и не все в миру погибнут (изречение прп. Лаврентия Черниговского.Прим. ред.). Спасает не место или одежда — спасает Господь. Но бывает и так: приходят женщины в монастырь, поживут, поработают, а потом жалуются, что нет молитвы, нет того умиления и чувства близости Бога, которые были у них, когда они жили в миру. Жалуются, что чувствуют как бы опустошение. Иногда посещает не только духовная пустота, но и телесные болезни. Причина всему этому в том, что там, в миру, с ними все-таки была призывательная благодать Святаго Духа, которая дается всякому грешному человеку втуне, незаслуженно, за крестные страдания Господа Иисуса Христа. Писание говорит о жизни в миру: где умножается грех — преизобилует благодать (ср.: Рим. 5: 20). Благодать окружает, подобно свету, воздуху, защищает, умудряет, просвещает ум, освящает сердце и умиляет его. Когда Бог загонит Свою овечку в стадо, закроет за ней двери, то сокроется от нее. И теперь она должна зарабатывать благодать своим трудом. Терпением, смирением, безропотным послушанием. Это уже трудовая благодать, которая уйдет с душой в вечность. Теперь Господь только наблюдает за ней, но уже не ведет, как в миру, за руку. Оттого и тоскует по Бозе душа наша»**.

Отец Андрей Лемешонок: Да, но этот труд надо нести. Спаси Господи. Хорошие слова.


* Имена монашествующих сестер изменены.

** Автор процитированного фрагмента — иеродиакон Никон (Муртазов).

 

07.09.2021

Просмотров: 146
Рейтинг: 4.8
Голосов: 12
Оценка:
Комментировать