X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Любовь — дар Божий и большой труд» (ч. 1)

Сестра милосердия Ирина Молостова впервые приехала в наш монастырь в 2003 году, а спустя три года пришла трудиться в обитель. Послушание в церковной лавке давалось нелегко — слишком много боли было в людях, искавших утешения у сестер в белом облачении. Но настоящую проверку на прочность Ирине пришлось пройти в роли старшей сестры. Сегодня она смотрит на свой путь так: «Послушание в монастыре — это серьезная работа над собой. Господь не случайно приводит человека в обитель, и если ты вышел на эту дорогу, то в чем-то должен измениться…»

«Куда Вы всё время ходите, бабушка?»

— Мои родители остались сиротами в раннем возрасте. Мамина мама была певчей в храме в Острошицком Городке. Папин отец строил Беломорканал и там пропал. Папа рассказывал, что его деда «забрали», когда тот ходил по деревням на Витебщине и убеждал людей выступать против разрушения церквей. Видимо, из-за раннего сиротства воцерковлены мои родители не были.

прихожане

— Бабушка была надомницей и плела бахрому. Помню, учит меня плести, улыбается и что-то шепчет. «Бабушка, что Вы там всё шепчете?» — «Узелки считаю». Сейчас уже понимаю, что тогда шла молитва…

«После Крещения прошли годы, прежде чем я осознанно пришла в церковь»

— Крестилась я в 33 года. Это было начало 90-х. Приходит моя подруга и говорит: «Дети болеют, надо крестить. Хочу, чтобы ты стала крестной». Я не возражала, но сама была некрещеная. Крестили пятерых — двоих детей подруги, моего старшего сына и нас, крестных родителей.

Подруга жила в Логойске, там и состоялось таинство. Людей в те годы в церковь ходило мало. Храм с красивыми росписями и фресками не отапливался. Помню, как нам сказали разуться и стать на влажные коврики. Я тогда подумала: «Поболеем все!» Но никто не заболел. Таинство совершал недавно упокоившийся отец Владимир Зимницкий.

проповедь батюшки

— Храмы всегда вызывали во мне интерес. Сама не знаю, что там искала, просто хотелось зайти. Но после Крещения прошли годы, прежде чем я осознанно пришла в церковь.

«В Чаше Тело и Кровь Христа»

— Господь любит и ведет человека, исправляет и направляет. Не всегда нам это нравится, иногда это болезненно, но, наверное, так надо. В мою жизнь пришли испытания.

В то время в Серебрянке со скарбонкой стояла сестра Ирина Альховик (сейчас игуменья Дария, настоятельница Свято-Благовещенского монастыря в Слониме). Вскоре на автовокзале «Восточный» открылась монастырская лавочка, сестра Ирина начала нести послушание там. Я часто приходила к ней, хотелось какого-то слова.

Когда человек чем-то делится, немножко и про себя рассказывает, не делая из себя икону, это помогает. Игуменья Дария много мне дала, а когда ушла в монастырь, в лавочке стоял ее сын — отец Родион Альховик, потом родная сестра Фотиния Федченко.

игуменья женского монастыря

После Крещения мы с подругой неоднократно возвращались к этой теме. Она чаще ходила в храм в Логойске, мой же начальный путь воцерковления проходил в Свято-Духовом кафедральном соборе.

Помню, как мне сложно было понять, что такое Причастие. К тому времени я уже много читала, но до конца осознать этот момент не могла. И вот как показал Господь…

таинство причащения

— Вскоре заболел мой близкий человек. Сестра Ирина советовала съездить в монастырь и поговорить с отцом Андреем Лемешонком, но мы долго не решались. Впервые я оказалась в обители уже после исповеди у батюшки в соборе Святых апостолов Петра и Павла. Отец Андрей сказал всего пару фраз, и всё стало на свои места.

«Родные думают, что ты заблудился»

— Связь с монастырем становилась теснее: церковная лавочка возле дома, исповеди в храме святителя Николая Чудотворца, знакомства с сестрами… А у близких появлялись вопросы: «Что ты всё молишься? Зачем опять идешь? Ты уже была!» Все мы поначалу через это проходим…

Может быть, родные замечают изменения и испытывают чувство потери. Ты стал другим, уже не живешь по их законам. Они хотят вернуть тебя такого, каким ты был раньше, понятного и привычного. Искренне думают, что ты заблудился. Потом они, наверное, примут. Может быть, следом не пойдут, но примут...

Мы с мужем венчались в обители в 2003 году. Сейчас супруг тоже работает в монастыре.

«Не надо бояться того, что ты христианка»

— Я ходила в церковную лавочку, ездила в монастырь, а сестры говорили: «Нам нужна помощь!» В 2007 году я пришла трудиться в лавку на автовокзале «Восточный».

Некоторые сестры не хотят стоять в лавочках рядом с домом. И у меня был момент смущения, но я чувствовала: «Или борьба с собой, или назло себе». Первое время соседи ходили на меня смотреть. Честно скажу, иногда злилась, иногда выходила и говорила: «Здравствуйте!» — показывая, что понимаю, почему они пришли. Были моменты, когда хотелось отвернуться. Но прошло время, соседи стали приходить в церковную лавочку и подавать записки…

Игуменья Дария рассказывала, что когда она в облачении сестры милосердия стала со скарбонкой, соседи говорили: «Она тронулась умом».

сестры милосердия

— Мне кажется, сегодня немножко другие времена: люди не идут в храм, но уже просят молитв и подают записочки. Наверное, потихоньку поворачиваются к Богу. Это для меня надежда.

«Человека можно обмануть, Бога — не обманешь»

— В то время на автовокзале было много людей без определенного места жительства, промышляла группа воришек, приходили болящие. Автовокзал — это свой мир, своя жизнь. Государство в государстве и никакой охраны. Сейчас уже всё по-другому, а тогда было непросто.

Испытанием для нас стал болящий Алексей. Свернется калачиком напротив монастырской лавочки, а как только подходит к сестре человек, тут же становится рядом, слушает и комментирует. Но вот что мы заметили! Как причастимся, Алексей ближе трех метров не приближался…

церковные лавки

Была у нас интересная ситуация. Группа иностранцев выбирала иконочки. Сестра достала дорогой складень в эмали, показала его, отвлеклась, и складень исчез. В то время на автовокзале промышлял Юра — настоящий фокусник. Стоит рядом, отходит, а у тебя уже чего-то не хватает. Когда складень пропал, Юра тоже крутился возле сестры.

Прихожу на автовокзал, нахожу Юру и говорю: «Верни, что ты взял». — «Я ничего не брал!» — «Юра, человека можно обмануть, но Бога не обманешь…» — «Я не брал!»

Прошло два дня. В зале ожидания движение. У мужчины, с которым разговаривала группа воришек, пропал сотовый телефон.

складень

— И вдруг мужчина, у которого пропал телефон, белеет, краснеет и говорит: «Простите меня!» Оказывается, он положил телефон во внутренний карман куртки, сняв ее, проверил наружные карманы и подумал, что телефон украли. Так нашелся наш складень.

Господь бережет лучше всяких замков. Если где-то ты должен потерять, потеряешь. Если должно к тебе что-то прийти, потому что ты когда-то с кем-то поделился, — придет…

сестричество

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова

13.04.2021

Просмотров: 862
Рейтинг: 5
Голосов: 17
Оценка:
Комментировать