X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Лилия

Из цикла рассказов «Милосердные сестры»

Лиле было тринадцать лет, когда она вместе с родителями приехала погостить в небольшой город средней полосы черноземной России, в Богом хранимую глубинку, где впервые увидела жизнь, небывалую с точки зрения столичной девочки, родившейся и выросшей в районе Сокола. Ее взору представились маленькие, окруженные садами домики, улицы с грунтовыми дорогами, уходящими то на край высокого берега с видами тихой реки и бескрайних просторов, то в дубовую рощу с таинственным озером посередине, то в клубничное поле, окруженное смородиновыми кустами, то в яблоневый сад, убегающий по длинным аллеям в густые пшеничные поля. Посреди всего этого царства высился Никольский храм, куда Лиля пришла впервые с мальчиком Васей, сыном маминых и папиных друзей. В этом храме Вася служил алтарником. Когда мальчик облачился в золотистый парчовый стихарик и вышел с горящей свечой из алтаря вместе со священником, он представился Лиле сказочным царевичем из древнерусской сказки. В храме тогда было не много людей, солнечный свет стоял в нем столпами, горели взволнованные свечи, душистый ладан плавал в воздухе тонкими облаками вместе с высокими нотами песнопений и священнических молитв. После службы Вася вынес из алтаря маленькую иконку Матери Божией «Умиление» и подарил Лиле. «Девочке такой, как ты, вот на Кого надо стараться быть похожей», — сказал он и покраснел.

Через месяц отец Иоанн крестил в этом храме маму, папу и Лилию, которой при Крещении дал имя Лия. А потом Вася и Лия бегали по зеленому дворику, а над их головами на плечиках вешалки летал, как ангел, золотистый стихарь, сохнущий на ветру после стирки…

Всё это отчетливо всплыло в памяти Лии через двадцать с лишним лет и заставило плакать слезами светлой грусти. Вокруг цвели деревья и кустарники, за которыми мелькали развевающиеся на весеннем ветру, как крылья ангелов, белые полуапостольники крестовых сестричек. И она, сама в белоснежной форме сестры милосердия, стояла за алтарем храма, на крутом берегу Москвы-реки, глядя в распахнутые сине-зеленые дали и переживая, как когда-то в детстве, свое таинственное преображение.

…Крещение совершенно изменило жизнь Лилиной семьи. У них появился духовник — иеромонах Арсений из Елецкого монастыря, без благословения которого теперь ничего не предпринималось. Мама, которая всегда была домохозяйкой, пошла на работу в храм. А отец, успешный предприниматель и бизнесмен, отошел от своих привычных дел, отрастил бороду и стал ходить на все богослужения. Он начал регулярно ездить по монастырям, откуда возвращался обычно с какими-то подвижниками веры, с которыми ночами сидел на кухне, пил чай и беседовал о божественном. Потом папа вообще решил строить монастырь: заручился благословением и купил участок земли рядом с родником. Все семейные сбережения он потратил на стройматериалы, строителей и на строительные работы. Мама молча терпела. В результате возникли реальные очертания будущей обители, окруженной высокими, толстыми стенами из красного кирпича. Осталось только храм возвести, для чего приступили к рытью котлована под фундамент сооружения.

За этими хлопотами и делами незаметно пролетали скоротечные годы. Лия за это время окончила школу, потом институт, вышла замуж за однокурсника, родила сына.

А потом погиб отец. Страшно, нелепо, внезапно. Осматривал под будущее производство православных аудио- и видеозаписей помещение на семнадцатом этаже еще не вполне достроенного дома, наступил на щит, прикрывающий дыру в полу, провалился в нее и полетел вниз, на торчащие штыри строительных лесов…

Мама вынуждена была продать все возведенные сооружения вместе с землей, а вырученные миллионы положила на банковский счет Лии.

Со временем мамино здоровье стало заметно убывать, она слегла, потребовался постоянный уход. Лия передала сына на воспитание свекрови, а сама посвятила себя тяжелобольной матери. Не хватало знаний, навыков, и Вася посоветовал ей поступить на курсы сестер милосердия при Сестричестве. Сам он окончил уже духовную семинарию и последний год доучивался в духовной академии. Когда через некоторое время Лия позвонила ему домой, ответили: «Василия больше нет. Умер…» Она ахнула, а голос в трубке пояснил: «…умер для мира, постригли его в монахи с новым именем — Агапит. Он уехал в Сербию, восстанавливать пострадавший от бомбежек монастырь…»

Маму удалось выходить, она постепенно возвращалась к своей привычной жизни, вернулась на работу в храм, всё больше посвящая себя молитве. А Лия стала работать сестрой милосердия в больнице, в перевязочной хирургического отделения. По возможности обходила палаты, утешала, отвечала на вопросы, молилась вместе с больными, желающими причаститься.

Старые знакомые удивлялись, глядя на Лию, старались «вразумить» ее, советовали: «Ты же миллионерша! Красавица и умница, что тебе мешает наслаждаться жизнью, жить в свое удовольствие — путешествовать, приятно проводить время в окружении успешных, состоятельных и беззаботных людей? Купила бы себе дом где-нибудь на Адриатическом берегу, хорошенькую яхту и радовалась бы благам мира! Зачем тебе эта больница, переполненная болью и слезами? Глупая!..»

Лия подумала-подумала и решила: действительно, что деньгам зря пропадать? Надо начинать раздавать милостыню. Наверное, именно для этого Господь послал ей наследство!

Тайное ее благотворение долгое время оставалось незамеченным. Но однажды накануне праздника Жен-мироносиц к ней в больницу приехали два подростка — мальчик и девочка, которым Лия помогала восстанавливаться после страшных травм, оплачивая пребывание в реабилитационном центре. Они привезли охапку белоснежных лилий и подарили своей благодетельнице благоуханный букет — как прообраз райского сада…

22.01.2021

Просмотров: 61
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать